Эротика зовет на подвиг

Совершенно непонятно, для чего властям выбрасывать миллионы на эфирное время и печатать гигантские билборды, когда можно снять дешевое короткометражное кино. Дмитрий Ромендик уверен, что идеология с эротическим подтекстом до сих пор остается лучшим методом воздействия на массовое сознание

Кадр из фильма «Тоня»
Кадр из фильма «Тоня»
+T -
Поделиться:

Недавно я перечитывал отрывок из старого номера журнала «Корея», описывающий взаимоотношения товарища Ким Чен Ира и простой работницы завода. Очень хороший и глубокий текст:

«В 60-х годах Любимый Руководитель Дорогой Товарищ Ким Чен Ир проходил производственную практику на заводе. Ему очень нравилось наблюдать за своей соседкой, юной станочницей. Дело у нее всегда спорилось. Однажды, во время профилактики, он подошел к ней с замасленной тряпкой в руке. Ее станок блестел, как стекло. Улыбаясь, Любимый Руководитель Ким Чен Ир осматривал агрегат. Он протер тряпкой те места, до которых трудно дотянуться рукой, и неожиданно поинтересовался: "Сколько у станка точек смазки?" — "Двадцать одна", — ответила девушка. "А почему вращение рукоятки затруднено?" – не унимался Дорогой Руководитель. "У нее нет точки смазки", — парировала станочница. Товарищ Ким Чен Ир улыбнулся и стал медленно нащупывать точку смазки. Достав скребок, он счистил жирный слой грязи, и девушка, увидев новую точку смазки, возбужденно захлопала в ладоши».

В связи с этим историческим отрывком я вспомнил один замечательный фильм, уже не корейского, а советского производства. Это короткометражка, которую снял в Алма-Ате в 1942 году кинорежиссер Абрам Роом. Кино называется «Тоня», а в главной роли снялась страстная актриса Валентина Караваева.

Сюжет вкратце таков. Идет война. Тоня работает телефонисткой в провинциальном городке. Ее любимый, артиллерист Вася, уходит на фронт. Тосик (так называет ее Вася) и Васик (так называет его Тоня) прощаются в парке перед телефонной станцией. Через некоторое время город эвакуируют, но Тоня потеряла сознание от взрывной волны, а когда очнулась, в город вошли немецкие танки и расположились в парке. Тоня одна, ей страшно.

Если порнографическую историю рассказывать грамотно, в ней обязательно должна быть прелюдия. Возьмем, к примеру, классический порносюжет: женщина вызвала сантехника, он чинит кран, после чего они трахаются. Где тут очевидный драматургический провал? В неправдоподобности. Сюжет должен развиваться мягко, каждый шаг должен быть мотивирован. Например, когда женщина пристает к сантехнику, он сначала бормочет про усталость, потому что после того, как отвинчивал контргайку на поджимающей муфте, ему как минимум надо прилечь отдохнуть, да и отмыться от ила и графитовой смазки. Вместо этого в большинстве фильмов он сразу начинает действовать как отбойный молоток. Зритель перестает обращать внимание на сюжет, концентрируясь лишь на сексе, а ведь надо, чтобы от произведения искусства оставалось послевкусие.

Все это прекрасно понимал режиссер Роом. И вот прелюдия (первая половина фильма) завершена, зритель подготовлен, пора переходить к активному действию. Тоня берет трубку — на том конце провода командир.

— Товарищ, дорогой товарищ, в городе немцы! — восклицает Тоня.

Командир передает трубку тому самому Васику.

— Тоня, это ты, Тоня? — кричит в трубку Вася.

— Васик ты мой, это ты! А я боялась, я думала, я одна.

И вот она дает Васику координаты. И Васик командует солдатам:

— По скоплению танков — дальнебойной гранатой! Взрыватель осколочный. Уровень 48-90. Прицел 472. Четыре снаряда первой!

И пока он это говорит, под величественное крещендо Сергея Прокофьева возбужденно приподнимаются дула пушек.

— Огонь! — командует Васик.

Залп! В парке разрываются снаряды.

— О, вот молодец! — шепчет Тоня, и мы понимаем, что ей уже хорошо. Она улыбается и восклицает:

— Так! Еще! Еще!..

— Тонечка, Тонечка, ты что замолчала? — встревоженно говорит Васик в телефонную трубку.

— Ты молодец, Васик, бей еще. В сквер. Можешь, Вася?

Вася смог, но, как это иногда бывает, промазал. Тоня утешает его:

— Хорошо, Вася. Только ты попал в кривую аллею. Исправишь?

И снова ракурсами снизу, неумолимыми фаллосами, вздымаются пушки. Враг почти истреблен. Правда, осталась одна вражеская пушка и немецкий офицер прямо на площади, рядом с телефонной станцией.

— Ложись на пол, — командует Васик.

Тосик ложится на пол. У Васика на лице выступает пот.

— Огонь! — командует он. Палят твердые длинные дула орудий. Бьются стекла, все рушится вокруг Тони. Оргазм. Занавес.

Когда я посмотрел этот фильм впервые, то решил, что тут такая же история, как и с журналом «Корея». Мол, люди, страдая острым сексуальным голоданием, быстро накропали сценарий, сняли фильм. А потом узнал, что Абрам Роом — врач-психиатр, ученик Бехтерева, фрейдист, один из пионеров эротического подтекста в кино и вряд ли мог сделать такое случайно. Он взял и гениально соединил пропаганду с эротикой. Действует этот метод убойно — зритель, сам того не понимая, приходит в полнейший экстаз и, не отделяя идеологическое от физиологического, переносит свое вожделение на объект пропаганды. Возможно, этот фильм помог бы нашим солдатам на фронтах укрепиться в мысли, что в тылу есть девушки, готовые пожертвовать собой, раствориться в любимых, отдать себя без остатка. Но фильм запретили. Причиной запрета было «наличие оттенка женственности, который был придан героине». Так стыдливо цензоры назвали то, что творилось на экране.

Комментировать Всего 6 комментариев

Соцреализм так прекрасно глянцев. что вчитать в него можно много всего. Вот, например, любопытная интерпретация популярного детского фильма. 

В 1948 году советская кинопромышленность произвела фильм "Красный галстук". Режиссёров было двое - мальчик и девочка - Владимир Сухобоков и Мария Сауц. В фильме один кудрявый юноша лет 14-ти поселяется в доме у другого юноши с лицом уступчивого блондина из фильмов "Бель Ами". Они начинают неистово дружить, они всё время рядом, они ходят на лыжах, катаются на коньках, изготавливают табуретки на уроках труда и сидят рядышком на пионерских собраниях. Им всё время мешает какая-то девка с косами и в бантах, зовёт их собирать металлолом…. Они её гонят в дверь, а она влезает в окно. И тут случается кошмарная драма - уступчивый блондин перестаёт носить пионерский галстук, погружается в развратную лень и начинает грезить о чём-то абсолютно аморальном и запрещённом сталинской конституцией. Кудрявый красавец пытается вернуть изменщика в лоно пионерской организации, но блондин обвиняет его в измене, и они расстаются. Худосочная девка в бантах понимает, что великая любовь на грани краха и предпринимает попытку их примирения. Они встречаются, они выясняют отношения, они кричат друг на друга, но в последний момент бросаются друг другу в объятия, и радостные слёзы заливают их красивые и правильные лица. На фоне красивой русской природы они красиво купаются в красивой реке, а затем, взявшись за руки, поют песню вечной любви. Неожиданно в апофеоз вмешивается девка в бантах и говорит, что в светлое будущее они пойдут не вдвоём, как ожидалось, а втроём. Юноши недоумённо переглядываются, но, вероятно, вспомнив о цензуре и 121 статье уголового кодекса, нехотя соглашаются и допевают песню вечной любви уже втроём. Конец фильма...Если я что и преувеличила, то самую малость. Фильм "Красный галстук" - это самое гомосексуальное зрелище советской эпохи. Он может конкурировать только с "Двумя Фёдорами", да и то победит его по чистоте жанра и по двусмысленности ситуаций…». © «Бедная Лиза».

Что ж, коль нельзя просто показать, то хотя бы через артиллерию и станок :)

Через артиллерию или станок - оно поинтересней будет. Страшно себе представить, если корейским или советским товарищам, несмотря на высшее медицинское образование и интеллигентскую деликатность, дали бы возможность показать всё, как есть. Точнее, как хочется. 

Кроме того, очень любопытное замечание высказал автор статьи: "Сюжет должен развиваться мягко, каждый шаг должен быть мотивирован." И любопытно оно тем, что когда про порнографию - все всё понимают, что хорошо, а что плохо. Когда речь о других видах и подвидах кинематографической продукции, почему-то сразу взгляд иной - немотивированность возможна, неправдоподобие преподносится как художественное решение. Смешно. Пора драпать к порнографам, как последнему пристанищу профессионалов.

К сожалению, в России это невозможно - "оплот профессионализма" я имею в виду. У нас никогда не было нормальной школы порнографии, да и вряд ли будет.  

О нашей судить мне сложно - нет достаточной осведомлённости, что ли. Вот ежели сравнивать с японской, так сразу возникает чувство, что всех профессионалов рекрутировала порноиндустрия, к которой начинаешь относиться с уважением.