Марина Попова /

Увековечить отсутствие. Мемориал 9/11

Что происходит на месте разрушенных башен-близнецов и как американцы работают с памятью о теракте, унесшем 3000 жизней

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Через три года после событий 11 сентября я впервые пошла туда, где раньше стояли башни-близнецы. За забором в огромном котловане, добела освещенном сотнями прожекторов, днем и ночью рабочие разбирали завалы. Я попыталась осознать эту трагическую пустоту, созданную отсутствием небоскребов, которые почти 30 лет были неотъемлемой частью манхэттенского пейзажа.

Привело меня в эту часть Манхэттена желание посмотреть проекты финалистов конкурса на лучший дизайн мемориала Всемирного торгового центра.

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News

***

В августе нынешнего года, через 11 лет, я снова пришла на Ground 0. На месте Северной и Южной башен — два гигантских бассейна-близнеца, уходящие почти на 15 метров в глубину. По всему их периметру вдоль стен нескончаемо течет вода и устремляется к центру, чтобы исчезнуть в огромном квадрате черной дыры. Этот провал напоминает Каабу — черный куб на площади в Мекке, вокруг которого паломники мусульманского хаджа присоединяются к нескончаемому круговороту. Только Кааба — куб на поверхности земли, а черная дыра — провал в Ничто. Вокруг бассейнов в стальной поверхности парапета прорезаны имена погибших, сквозь которые просвечивает вода. Название мемориала — «Отражение отсутствия».

После катастрофы 9/11 у меня появилась необходимость восстановить поминутно тот день. Кажется, отыграй все назад, и этот ужас обернется сном, сбоем в компьютерной программе. В тот день я была в Венеции…

Мы сидели на ступеньках Santa Maria della Salute в ожидании конца сиесты, когда самолеты таранили хрупкую субстанцию американской демократии. К вечеру, не заметив ничего необычного в поведении толпы туристов, мы вернулись в отель за чемоданами. В холле стайка английских школьниц смотрела по ТВ какой-то голливудский боевик, где по всем законам жанра взрывались самолеты и валились небоскребы… Одна из них спросила меня: «Вы понимаете по-итальянски? Там что-то происходит!» Но мы спешили на ночной поезд… Странно, но в век моментального распространения информации мы почти сутки не знали, что это было не кино.

Фото: Corbis/All Over Press
Фото: Corbis/All Over Press

Много лет было потрачено на споры, ведь речь шла о проекте огромного масштаба. Любое строительство должно было стать мемориалом погибшим. Одновременно требовались коммерческие помещения взамен утраченных.           

Судебные тяжбы по вопросам недвижимости тормозили процесс. Кроме того, ни один проект никого по-настоящему не устраивал. Казалось, что мемориал трем тысячам человеческих жизней исчезнувших в одночасье, никогда не будет создан.

И тут губернатор штата положил конец спорам, единолично назначив архитектора Даниеля Либескинда разработчиком генерального плана. После многих лет противостояния все вдруг приняли и полюбили его идеи. Он угодил всем!

Американский архитектор, подростком прибывший на корабле в Нью-Йорк, сын польского еврея, пережившего холокост, дизайнер Еврейского музея в Берлине, кому, как не ему, было говорить о свободе, надежде, войне и трагедии…

Он разработал план в своем уникальном стиле. Его архитектура наполнена символами и метафорами — иногда так густо, что требуются разъяснительные тексты. Либескинд часто строит мемориалы вокруг так называемых «пустот», где доминирует идея исчезновения. Он как бы подчеркивает равноправное существование негативного и позитивного пространства. Так, в Еврейском музее в Берлине он предусмотрел пять пустых помещений, которые проходят сквозь все этажи музея. Символизируют они еврейский Берлин, от которого ничего не осталось.

Для разработки концепции Либескинд спустился в котлован — в этот босховский мир обломков и завалов, где продолжалась круглосуточная работа. Там на глубине 30 метров на него снизошло откровение: «Я понял, что независимо от любой строительной активности, происходящей над уровнем земли, эта пропасть, эта часть пространства должна быть сохранена в честь погибших. Мемориал должен отстраиваться не вверх, а вниз!»

Фото: Марина Попова
Фото: Марина Попова

Он решил возвести единый комплекс с объектами разной важности и назначения. Кроме Мемориала и музея, что ниже уровня земли, над землей он запланировал шесть небоскребов для офисов и других коммерческих нужд, транспортный узел (PATH station) и сад. Над каждым объектом продолжают работать разные архитекторы. Проект Мемориала выиграл молодой архитектор Арад, два небоскреба строит Фостер, станцию — испанский архитектор Калатрава. Главная знаковая башня Свободы (архитектор Чайлд) 1776 футов высоты, включая антенну, по замыслу Либескинда символизирует год подписания Декларации независимости США.

Душа проекта — мемориал «Отражение отсутствия» на сегодняшний день закончен. Кроме двух бассейнов и музея, Либескинд включил сюда уцелевшую бетонную стену, встроенную в скалу — инженерное чудо для удерживания вод Гудзона. Эта стена было первое, что он увидел, спустившись в котлован: «…Она единственная выдержала, утверждая долговечность демократии и ценность человеческой жизни».

Либескинд верен себе — «ни дня без символов». Некоторая наивность и прямолинейность этих высказываний не мешает качеству его архитектуры.  

Масштаб Мемориала особенно чувствуется, если перевести взгляд на маленькие фигурки людей, столпившихся вокруг бассейнов. Кто-то гладит рукой знакомое имя. Иногда в прорезь букв, в их пустоту вставлены цветы. Возле меня парень держит в объятиях плачущую девушку – может быть родственницу кого-то из погибших. Пространство между бассейнами, засаженное молодыми деревьями, — место для медитации.

Когда напоследок я фотографировала башню Свободы, в кадр все время попадали пролетавшие мимо самолеты.

Комментировать Всего 2 комментария

когда гибнут люди - это всегда ужасно...

Нью-Йорк, я скорблю  сегодня вместе с тобой..

положил конец спорам, единолично назначив архитектора Даниеля Либескинда разработчиком генерального плана. После многих лет противостояния все вдруг приняли и полюбили его идеи. Он угодил всем!

МДАА,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,, как говорится. пиши, что хочешь. Оказывается, существующий мемориал всем обязан Либескинду! Во как! А я была уверена, что Либескинда там давно затели. Для справки, цитата из одного из самых уважаемых голосов одного из самых уважаемых Нью Йоркских журналов:

Adam Gopnik for the New Yorker magazine:"The 9/11 Memorial Museum itself, designed by the Manhattan firm Davis Brody Bond and the Norwegian firm Snøhetta, is the one remaining building on the site that retains the arresting “deconstructivist” spirit of Daniel Libeskind’s competition-winning 2003 design for the entire Ground Zero space, o t h e r w i s e   e n t i r e l y   d i s c a r d e d.  (Nothing is as much like losing an architectural competition in New York as winning one.)" Ссылка