Ученые опровергли заявление коллег о запрете печататься за рубежом

Российские ученые опровергли «Снобу» сообщения своих коллег об отказе зарубежных журналов в публикации их статей. Ранее пятеро ведущих ученых Российской академии наук и издатели российских физических и химических журналов рассказали газете «Известия», что они не могут опубликовать свои статьи за границей и получить гранты из-за антироссийских санкций

+T -
Поделиться:

Михаил Гельфанд, доктор биологических наук, заместитель директора Института проблем передачи информации РАН, член Европейской Академии:

Это бред. Объяснение голословные и гнусные.

Виктор Грязнов, доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией Института проблем химической физики РАН:

Я сам не сталкивался с отказами в рецензировании и публикации и не слышал, чтобы что-то подобное случилось с теми коллегами, с которыми я работаю.

Александр Бронштейн, доктор медицинских наук, руководитель отдела современных методов лечения ИМПиТМ им. Е.И. Марциновского Первого МГМУ им. И.М. Сеченова:

Я не в курсе, чтобы кто-то из моих коллег столкнулся с этой проблемой. Гранты и раньше мог получить далеко не каждый желающий. И являются ли последние отказы объективными или нет, мы с вами определить не можем.

По сообщению «Известий», наиболее пострадали от нового негласного правила сотрудники Института проблем химической физики РАН. Заведующий кафедрой фармакологии фармацевтического факультета Московского государственного медицинского университета имени Сеченова Вадим Тарасов добавил, что запретом на публикации проблемы не ограничиваются: его коллегам заморозили международные научные гранты после начала конфликта с Украиной.

«Общая ситуация такая. Статью должны направить рецензентам, на основе их рецензий принимается решение. Сейчас же — кстати, то же самое было в 2008 году, когда разразилась война в Южной Осетии, — основные издательства не отправляют статьи рецензентам, а отправляют нам отказ. В отказе пишут, что к ним приходит много статей и отбор, дескать, очень жесткий. Но у меня было больше сотни публикаций с 2009 по 2013 год — и ни одного письма, а сейчас за три последних месяца уже шесть-семь писем с отказами, последнее пришло две недели назад. При этом часть статей написаны совместно с зарубежными учеными», — рассказал ведущий научный сотрудник ИПХФ РАН Павел Трошин.

По словам главного научного сотрудника ИПХФ Сергея Чапышева, его материалы отклонялись из-за того, что они якобы неинтересны журналу, хотя многие его предыдущие статьи в нем публиковались. Немецкий Beilstein Journal of Organic Chemistry ответили, что роста числа отказов не наблюдают.

Заведующая редакцией научного журнала Mendeleev Communications, выпускающегося совместно с Королевским химическим обществом Великобритании на английском языке, Ирина Махова сказала, что зарубежные авторы и раньше не любили ссылаться на российских ученых. Ответственный секретарь журнала «Успехи физических наук» Физического института имени Лебедева РАН Мария Аксентьева подтвердила, что российские статьи долго рассматривались, получали обтекаемые отказы, а вместо них писались зарубежные статьи на ту же тему еще до санкций.

Министерство образования и науки считает, что антироссийские санкции не повлияли на ученых. По мнению пресс-службы ведомства, ученые начали отправлять больше статей в предотчетный период, и потому западные журналы начали им отказывать.

В апреле российские ученые, сотрудничающие с Брукхейвенской национальной лабораторией США, получили письмо, в котором говорилось, что «посещение гражданами России объектов Министерства энергетики, включая и Брукхейвенскую национальную лабораторию, отложено на неопределенный срок». Документ также запретил американским ученым, работающим на Министерство энергетики, выезжать в Россию. Исключение сделано для поездок по вопросам ядерной безопасности, оружия массового поражения или «соответствующим национальным интересам на самом высоком уровне». 

В том же месяце NASA решила прекратить сотрудничество с российскими учеными из-за украинского конфликта. Запрет включал в себя «поездки сотрудников NASA в Россию и поездки представителей российского правительства на объекты NASA, двусторонние встречи, электронную переписку и телеконференции».