Катерина Мурашова /

Что общего у детей и павианов

Почему в вопросах воспитания детей очень актуальны биологические аналогии

Иллюстрация: Bridgemanart/Fotodom
Иллюстрация: Bridgemanart/Fotodom
+T -
Поделиться:

Мой старый и в общем-то легкий и веселый текст про павианов и песни пути вызвал на «Снобе» неожиданно развернутую (под полтыщи комментов) и серьезную дискуссию. Самая интересная, на мой взгляд, веточка этой дискуссии свернула к детству и детям. Стало быть, тема важная, решила я и сейчас предлагаю поговорить об этом более подробно.

Что, кроме моего собственного биологического образования, заставляет меня считать актуальными биолого-этологические вопросы в деле взращивания и воспитания детей?

Рассказываю по порядку.

Сначала смешное. Сегодняшние родители, начитавшиеся разных справочников и сайтов в инете, не всегда видят в родившемся у них ребенке биологический объект, иногда им кажется, что это что-то вроде пылесоса, к которому где-то должна быть инструкция по применению. Важно только из многих выбрать верную и наиболее подробную. Я почти ничего не понимаю в неонатологии (все-таки младенцев ко мне приносят не так часто), но иногда в качестве «инструкции» выбирают и меня. Вот один из случаев:

Совсем крошечный младенец, даже не помню, с чего они ко мне забрели (может, дело в том, что мой кабинет рядом с неонатологом?).

— Да, вы не врач, мы знаем, но мы уже запутались — столько разных мнений, а хочется ведь ребенку не повредить. Вот скажите, пожалуйста, когда ей можно давать твердую пищу — ну вот там печенинку, сухарик? Одни говорят: с трех месяцев, другие — с пяти, третьи — до одиннадцати месяцев нельзя, может подавиться…

А я знаю? Но люди-то спрашивают! Пытаюсь вспомнить, когда начали есть печенье мои собственные дети. Ничего не вспоминается. Обращаюсь к спасительной биологии (единственный мой ресурс, когда речь идет о младенцах).

— Когда появятся зубы, — уверенно говорю родителям. — Они ведь для того и появляются, чтобы жевать твердое. Как появятся, так и давайте.

— О! — согласно и радостно восклицают молодые родители. — Действительно! Зубы, чтобы жевать. А мы и не подумали!

Дальше. Где-то с полутора лет начинают валом идти «не слушающиеся» и даже «издевающиеся надо мной, родителем» малыши.

— Я уж ему и объясняла, и просила, и в угол ставила, и конфет не давала, и даже говорила про свои чувства, как написано в книжках Гиппенрейтер, а он все равно…

Отличное взаимодействие с чисто биологической программой «установления границ»! Поставить в угол и поговорить о чувствах. Конечно поможет, ждите!

На примерах из этологии объясняю родителям, что эта же программа работает у всех детенышей высших млекопитающих — у щенков, котят, маленьких медведей. До тех, кто сам воспитывал собаку, иногда доходит прямо на этом этапе.

Ребенок приходит в мир, не зная, как он устроен и куда, собственно, он попал. Для полноценной адаптации и движения дальше ему обязательно нужно знать, что здесь можно и что нельзя. Но исследовать границы в его возрасте и с его интеллектом можно только одним способом  — нарушая их. И вот где-то с полутора-двух лет начинает работать БИОЛОГИЧЕСКАЯ исследовательская программа: «Докуда я могу вас сделать?» Задача родителей — дать как можно более четкий ответ на этот вопрос, объяснить ребенку правила окружающего его ближнего мира. Частый вопрос: а почему он в садике слушается, а дома — нет? Ответ: да потому что в садике границы четкие, а у вас — размытые! Возмущение «гуманистически-ориентированных» родителей: что же мы ребенка должны воспитывать на рефлексах, как собаку?! Ответ: а он сейчас во многом и есть маленькая зверюшка. Постепенно проклюнется и подрастет собственно человеческое. Тогда многое придется менять.

Про совместные игры детей. Совсем маленькие дети играют как стайка рыбок: один побежал — и все побежали. Чуть позже — имитационное поведение: один копает — и другой сел рядом копать (у выводка щенков это тоже сплошь и рядом бывает). Еще чуть позже начинаются игры с руководителем. Здесь важно, чтобы родитель не шел за ребенком (не будет развития), а побуждал его следовать за собой, имитировать и встраиваться в процесс — предлагал сложные, интересные ролевые игры. Ребенок, детеныш биологически, физиологически и интеллектуально приспособлен СЛЕДОВАТЬ ЗА матерью, а не наоборот. Ресурсов, чтобы вести мать за собой, у него нет. Если его к этому вынуждают — здравствуй, невроз. Еще несколько позже в жизни ребенка возникают отлично развивающие все на свете игры с правилами для группы детей — это уже собственно человеческое. Но вот что важно: если ребенок не прошел предыдущие этапы («плавающих вместе рыбок», «копающих вместе щеночков», имитации и подчинения старшему и умному), ему очень трудно (если не невозможно) принять в них полноценное участие. Такой ребенок либо все время «тянет одеяло на себя» и требует, чтобы все играли только как хочет он, либо, наоборот, слепо и трусовато подчиняется, не проявляя никакой инициативы.

Дальше. Дети, как и все маленькие зверюшки, хотят не только играть, но и лазать, прыгать, бегать, вопить, ползать, висеть, собирать всякое и складывать это «в запасы». Кроме того, они хотят конкурировать во всем этом с другими детьми, чтобы оценить, как у них все это получается и достаточно ли они уже всему этому научились. А еще они периодически хотят ничего не делать или делать что-то механическое («пинать балду») — это период синтеза. Наглядно-действенное познание мира. Это этап. Он должен быть. Если вытеснить его чисто человеческим — чтением книг, рисованием, собиранием конструктора, играми на планшете, хождением в обучалки-развивалки, просмотром мультиков, то… то, если честно, я точно не знаю, что именно будет, но почему-то мне кажется, что ничего хорошего. Потому что вытесненная биология ВСЕГДА мстит тем, кто с ней нехорошо обошелся. Кстати, здесь месть часто оборачивается странными и всегда не очень здоровыми отношениями со своим собственным телом.

Что еще? Очень важно понять родителям, когда все это прекращается. То есть, конечно, оно-то (следование человека биологическим законам, функционирование инстинктов и рефлексов и т .д.) не прекращается никогда, пока человек жив, но вот серьезно опираться на них в воспитании ребенка… Здесь есть некий предел. Вот у родителя все с самого начала получалось: все биологические программы обслужены, границы поставлены, все в рамках, ребенок социализирован среди сверстников, слушается старших и договороспособен. Однако в какой-то момент требуется пересмотр параметров договора: человеческая личность подросла и требует заключения нового контракта, уже не ребенок — родитель, а взрослый — взрослый. Причем родитель прекрасно понимает, что никаких ресурсов для равноправия у этого «требователя» еще нет: ничего он толком не знает, не умеет и денег не зарабатывает. А это ведь опять она, биология — несовпадение современно-социального и биологического созревания: ведь именно в 12-13 лет в архаических обществах дети проходили обряд инициации и «назначались» взрослыми со всеми вытекающими из этого звания правами и обязанностями. Вот и у нас резвятся «самоназначенцы»… И сегодня умный родитель не пошлет подальше подростка, а спокойно выразит свое согласие приступить к процессу постепенного пересмотра договора...

Вот где-то так. Мы — люди, но наша биологическая основа никуда не делась. Причем речь идет не только о нашем теле, его потребностях, болезнях и т. д., но и о нашей социальности. Не учитывать этого во всех проявлениях человеческой жизни (не только в воспитании детей) — значит лишить себя одного из каналов познания, понимания этого сложного, но несомненно прекрасного мира. Так я думаю, и, пожалуй, ничто уже меня не убедит в обратном.

Комментировать Всего 5 комментариев
одного из каналов познания, понимания этого сложного, но несомненно прекрасного мира.

Катерина, значит, дачи - это восстановление такого канала познания для городских жителей? Мне всегда казалось, что дачи компенсируют собственнические инстинкты, особенно в советское время. А тут такое философско-познавательный аспект. Особенно  для подрастающего поколения. А для угасающего поколения - успокаивающая цикличность... Задумалась о собственной даче))

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Конечно! Костры по вечерам, походы на речку, шалаши, лазание по деревьям, ворованные яблоки, копание пещерок в обрывах, ловля головастиков - и все это в разновозрастной компании сверстников - даже и не знаю, чем это вообще можно заменить в современных реалиях. Ну уж не секцией большого тенниса и не лекторием для школьников в Эрмитаже - точно ;)

Эту реплику поддерживают: Ольга Юрковская, Ксения Букша

А для пенсионеров - гармонизация, конечно, ну и не без собственнических инстинктов, но что ж в них плохого-то, если не через край? Ведь земля несколько тысячелетий была ГЛАВНОЙ собственностью...

Катерина, нужен совет с моим домашним павианом. Ему 8,5 лет и в последнее время на него нашла блажь "ставить эксперименты". Морозилка  и горизонтальные поверхности стола заполняются баночками к какой-то чушью. В огонь газовой плиты суется все, что попало. Сегодня в микроволновуху был поставлен сухой овес - до сих под дом пахнет дымом. Павиан становится недоговороспособен - просьбы и приказы прекратить превращать дом в лабораторию не помогают. Это нормально, или все же нет?

Алекс, надо вводить в рамки. Иначе - беда (у меня в старой квартире до сих пор не хватает двух кирпичей в стене между кухней и комнатой - в девять лет я получала кислород, пользуясь отрывочными сведениями от старших товарищей). Для начала сообщить товарищу, что настоящие эксперименты - дело серьезное и потому опасное, а тот, кто относится к этому важному делу несерьезно, никакой к чертям не экспериментатор, а полный салабон и дурак. Второе - нормальные эскпериментаторы не суют что попало куда попало, а ПЛАНИРУЮТ свои эксперименты, выдвигая предварительно РАБОЧИЕ ГИПОТЕЗЫ, например: если я помещу картошку в банку с водой, она скорее всего сгниет (проверить). А если я помещу картошку в банку с очень соленой водой? Если среди рабочих гипотез попадаются опасные (если я засуну пластилиновую форму (для выплавления свинцовых фигурок) в духовку, в доме может быть станет невозможно жить), следует тщательнее продумать эксперимент или посоветоваться со старшими товарищами.  Кроме того, нехило было бы фиксировать результаты (записи, съемка и т.д.)

Так вообще-то интереснее. Он поймет.

А в Америке продаются наборы типа "Юный физик", "юный химик" и т.д.? Они часто облагораживают эту распространенную ситуацию... 

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт