Игорь Кривулин /

Макао повышает тонус

Как португальская колония превратилась в административный район Китая, сохранила себя среди войн и осталась одним из самых необычных мест на земле

Фото: Corbis/All Over Press
Фото: Corbis/All Over Press
+T -
Поделиться:

Конец ХХ века можно определять по-разному. Падение Берлинской стены и Беловежская пуща — чем не финальный аккорд? Первые общие выборы в ЮАР — чем не гармоническое разрешение? А еще было событие не такое громкое, но тоже претендующее на «последнее слово» в истории столетия, по крайней мере хронологически. В конце декабря 1999 года на месте португальской колонии Макао был образован специальный административный район Китая — Макао. Мирный переход и присвоение «особого статуса на 50 лет» завершили многовековую историю экзотичной и по-хорошему симбиотичной колонизации.

Собственно, без португальцев мало кто узнал бы об этом рыбацком поселении, ставшем китайским в III веке до н. э. в самом начале правления династии Цинь.

В 1513 году португальский мореплаватель Жоржи Альвареш с двумя товарищами доплыл на джонках до этих субтропических мест, водрузил падран — традиционный каменный столб с португальскими королевскими инсигниями — и отправился восвояси. Торговать было не с кем, делать нечего, но хоть отметился. Начало было положено.

В течение нескольких десятилетий португальцы пробовали так и сяк закрепиться на этой территории и наконец в 1553-м основали торговую факторию. Уже тогда умные люди бились не за территории, а за рынки сбыта. Но для торговли нужен был форпост. Договорились, что формально Макао относится к Китаю, португальцы добросовестно вносят «арендную плату», а административно район подчинен Португальской Индии.

Неизвестно, как сложились бы отношения хозяйствующих субъектов, если бы не приход на эти земли иезуитов. Рыцари монашеского ордена, ставшего символом изощренной хитрости, были исключительно хорошо для своего времени образованными людьми, обладателями полезных, в том числе светских, знаний. Они принесли с собой медицину и прочие западные блага, стали первыми учить кантонский диалект. В общем, орудовали словом, а не мечом. Закипело строительство. Приход Богоматери Фатимской, приход Святого Антония, приход Франциска Ксаверия и далее… когда идешь по центру Макао, — а центр тут понятие растяжимое: почти все центр, что не окраины, — постоянно натыкаешься на барочную архитектуру.

Петр Вайль писал, что в Америке ему, рижанину, страшно не хватало какого-нибудь серокаменного собора с высеченными на нем A.D.1215. В Макао все строения помоложе тринадцатого века, но как же радуется глаз европейца приметам родной старинной культуры: завитушкам на колоннах, портикам и латинским буквам со слоговым V.

С конца XVI века Макао постепенно все больше отдаляется от одной метрополии и приближается к другой. В 1586 году Макао обретает права городского самоуправления. Затем португальцы явочным порядком строят крепость для защиты от голландцев, тоже заинтересовавшихся экзотическими товарами.

Нападения голландцев заставили португальские власти построить крепость, не спрашивая разрешения Китая. Между тем китайские власти признали город только в 1670-м: де-юре догнало де-факто с опозданием почти на век. А зачем торопиться? В 1685 году Макао был признан китайцами как порт для иностранной торговли, но продолжал платить империи таможенные пошлины и аренду.

При этом местное население никуда не девалось, и в Макао наблюдаешь редкое соседство католических, буддийских и даосских храмов. На улицах Макао царит корневой, не искусственный, а стихийный экуменизм.

Но не все развивалось гладко. Жителям Макао пришлось пережить волнения, взаимные ноты протеста и даже участие (по касательной) во Второй мировой.

Никто в этом мире не остров, и особенно остров. Нельзя жить среди войны и быть совсем независимым от нее. В 1943-м пришли японцы. Не так, как в соседний Гонконг, который был попросту оккупирован — все-таки англичане, обосновавшиеся там, воевали с Японией. Португалия в войну хранила нейтралитет, однако японцы настояли на внедрении своих военных советников — «а то оккупируем как следует». Сложился фактически протекторат. Когда в 1945 году американцы узнали, что нейтральный Макао собирается продавать японцам авиационное горючее, недолго думая прилетели и разбомбили склады. После войны принесли извинения и выплатили компенсацию.

И несмотря на это, нейтральный Макао посреди мировой войны оставался островом довоенной роскоши и пляжного шика. Город кишел агентами всех воюющих сторон. Они пили коктейли, любовались лотосами в пруду, обменивались ценной информацией и слали радиограммы в центр. Расклад для романа Грэма Грина. Это очередная красивая картинка, расхожий образ, но фокус в том, что, находясь в Макао, действительно чувствуешь себя в альтернативной реальности, довольно киношной притом: субтропики, экзотика, зеленое сукно и тут же средиземноморские изыски, утопающие в оливковом масле с чесноком, и вино, привезенное с далекой родины. История закончилась, остался ее каприз: симбиоз двух далеких культур на краю земли.

Самый удобный путь до Макао — самолетом до Гонконга, а потом 50 минут на пароме. Прямые рейсы из Москвы в Гонконг осуществляет авиакомпания Cathay Pacific Airways, которая была признана лучшей авиакомпанией в мире по версии Skytrax в 2014 году. Стоимость — от 24 000 рублей.

www.macau-tourism.ru

Читать также:

Макао. Место, где Восток и Запад пошли навстречу друг другу

8 мест, которые нужно увидеть, чтобы понять Макао