Nature: Путинская Россия разделила и поссорила ученых

В журнале Nature опубликована статья Квирина Ширмайера о прошедшей 5-6 декабря в Санкт-Петербурге Конференции научной диаспоры «Точки роста российской науки». Предлагаем читателям перевод фрагментов из этой статьи

Участники дискуссии: Иосиф Раскин, Alexei Tsvelik
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Атмосфера на конференции начала сгущаться задолго до того, как на экране появился слайд с портретом Иосифа Сталина. Но когда Андрей Старинец, физик-теоретик из Оксфорда, использовал образ бывшего диктатора для подкрепления своего призыва вернуть России ведущую роль в мировой науке — а также сплотить ряды ученых-эмигрантов в «эти турбулентные политические времена» — произошел взрыв. «Я не собираюсь больше это терпеть!» — кричал Алексей Кондрашов, генетик, работающий в Университете Мичигана. Кипя от ярости, он протолкался к выходу их зала и захлопнул за собой дверь.

На фоне российской аннексии Крыма в начале этого года и оголтелого сепаратизма, угрожающего разорвать Украину, апелляция Андрея Старинца к Сталину действительно выглядела как провокация. Но горячие споры нередко вспыхивали на встрече в Европейском Университете Санкт-Петербурга и по другим поводам. Конференция, собравшая около сотни русских ученых-экспатов и их российских коллег, выявила глубокие противоречия. (...)

«Любая дискуссия о будущем российской науки в значительной мере бессмысленна, когда страна быкует», — заявил Кондрашов после ухода с конференции. — Я люблю Россию, но перспективы здешней науки безрадостны, и меня очень беспокоит, в каком направлении движется страна».

Одной из задач встречи было обсуждения путей восстановления российской науки. Советский Союз был научным гигантом, но российская наука доныне пытается оправиться после ее практического разрушения в 1990-х. По эффективности она все больше отстает от таких конкурентов, как Китай. Хотя Россия сохранила потенциал в математике и некоторых областях физики, она уже не может догнать остальные страны-лидеры в биологических науках. (...)

Другая цель конференции — предложить способы остановить катастрофическую «утечку мозгов» из России. «Студенты и интеллектуалы бегут из страны», — заявил Михаил Гельфанд, замдиректора Института проблем передачи информации РАН. (...) Потеря научных кадров — не новая проблема для страны: согласно оценкам, за последние четверть века 30 000 ученых эмигрировали на Запад и только несколько сотен вернулись. Но многие полагают, что нынешняя позиция правительства усугубляет ситуацию. Хотя эта миграция имела и позитивные последствия для России — главным образом укрепление связей между российскими и зарубежными лабораториями — по некоторым признакам эти связи оказываются сейчас под угрозой. «Большинство из нас росли, учились и начинали свои научные карьеры в России, а затем воспользовались поддержкой и политической стабильностью на Западе, — сказал Валерий Якубович, социолог и участник бизнес-школы ESSEC в Сержи-Понтуаз, Франция. — В эти турбулентные времена сохранять связи становится все труднее, но это еще более важно».

(...) В 2010 году российское правительство запустило программу «мегагрантов» объемом 12 млрд рублей (в то время $428 млн) чтобы привлечь ученых из-за рубежа к исследованиям в российских научных центрах. Но «Зачем кому-то, кто имеет достойную жизнь за рубежом, взбредет в голову заниматься наукой в России в тот момент, когда все в этой стране пропитано ложью и запугиванием?» — спрашивает Максим Франк-Каменецкий, биоинженер из Бостонского Университета. Он опасается, что Россия вновь, как в советские времена, скатывается в научную изоляцию.

Некоторые считают, что единственный способ остановить утечку мозгов — это изменить ситуацию изнутри. Михаил Гельфанд ранее участвовал в протестных акциях молодых ученых Академии Наук. Он призвал коллег иметь «моральное мужество» самим создать политическую среду, в которой может существовать наука. «При нашей более твердой гражданской позиции многие скверные вещи в стране просто не произошли бы», — сказал он участникам конференции. (...)

И как минимум один эмигрант рассматривает политическую ситуацию в России как причину вернуться. Артем Оганов, химик и разработчик материалов, бывший сотрудник Университета Штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук, в этом месяце переехал в Москву. Он пришел на постоянную должность в Сколковском Институте Науки и Технологий, основанном в 2011 году совместно с Массачусетским Институтом Технологий (MIT) в Кембридже. Оганов надеется помочь России восстановить ее научный потенциал. «Я не изгнанник, никто меня не обижал и я живу в мире с моей страной, — сказал он. — Меня действительно беспокоят санкции и растущие экономические проблемы в стране, но я никогда не смогу себя простить, если понадоблюсь России, а меня не окажется рядом».

Редакция проекта «Сноб» приносит свои извинения всем ученым, упомянутым в тексте, за неизбежное при двойном переводе искажение их реплик.

Читайте также

Комментировать Всего 2 комментария

Ааааа ... Оганов ... перманентный кандидат на Нобелевскую премию ...

Интересно то, что после показа портрета зал покинул лишь один человек... 

Эту реплику поддерживают: Lucy Williams

 

Новости наших партнеров