Оливер Сакс /

Чем мы видим мир

Когда человек слепнет, сознание начинает само создавать картинки — как правило, причудливые и замысловатые. Галлюцинации такого типа — это проекция души, крик устройства, которое осталось без внешней подпитки. Для ученых в этом явлении скрыт шанс узнать, как работает зрительное восприятие

+T -
Чем мы видим мир
От редакции
Поделиться:

Необычные галлюцинации

Порой мы видим галлюцинации. Они совершенно не похожи на картины, что мы рисуем с помощью воображения. Галлюцинации нам не подчиняются. Они словно входят в нас из внешнего мира, притворяясь, будто это то, что мы видим.

Видения Розали

У одной ослепшей пожилой дамы появились видения. Осмотрев Розали, я понял, что с рассудком у нее все в порядке. Розали так описала то, что видела: «Люди в восточной одежде ходят по лестницам. Один из них улыбается мне, на правой стороне зубы у него обычные, а слева — гигантские. Как-то мне привиделись кошки и собаки, они шли ко мне и вдруг остановились. Потом картина резко меняется — я вижу детей, они ходят по лестницам вверх и вниз. Они тоже одеты в яркую восточную одежду».

Розали сравнивает это со скучным немым кино, которое повторяется снова и снова.

Ее галлюцинации не имеют никакого отношения к тому, что она думает или делает. Картинки появляются и пропадают сами собой, люди на них ей не знакомы.

Дело не в таблетках

Старушка была в здравом уме, она не принимала лекарств, которые могли бы вызывать такой побочный эффект. Но она была совершенно слепа. Я сказал ей: «У вас особая форма зрительных галлюцинаций, такое бывают у тех, кто теряет зрение. Этот синдром описан еще в XVIII веке Шарлем Бонне».

Для меня это рутинный эпизод. Я работаю в домах престарелых. Примерно у десяти процентов тех, кто страдает нарушениями слуха, бывают звуковые галлюцинации! Они слышат музыку, которой нет. А у десяти процентов тех, кто страдает нарушениями зрения, бывают галлюцинации зрительные.

Шарль Бонне и его дед

Сам Шарль Бонне от галлюцинаций не страдал. Они были у его деда, судьи Шарля Люллена. Видел он очень плохо, у него была катаракта. Он рассказывал внуку, что видит. Например, носовой платок, висящий в воздухе. Люллен сразу понял, что это именно галлюцинация — ведь платки не могут просто так висеть в воздухе.

А иногда судья Люллен не мог понять, галлюцинации у него или нет — когда видения вписывалась в контекст его жизни. Однажды его пришли навестить внучки, и он спросил их: «Вас привели ко мне некие изящно одетые молодые люди. Кто они?» Внучки ответили: «Дедушка, с нами нет никаких молодых людей». И молодые люди немедленно растворились в воздухе.

Это очень типично для данного типа галлюцинаций — они внезапно появляются и так же исчезают. Лишь однажды Люллен узнал увиденного им человека — это был он сам, в купальном халате с зажженной трубкой в зубах.

Хаотичная работа нейронов

В случаях Розали и Люллена происходит, видимо, вот что: когда человек теряет зрение, зрительные отделы мозга перестают получать сигналы органов чувств. Они становятся легко возбудимы, нейроны начинают спонтанно испускать электрические импульсы. И начинаются видения — порой самые неожиданные.

Одна моя пациентка, которая еще немного видела, однажды увидела человека в ресторане, одетого в полосатый костюм, который вдруг разделился на шесть одинаковых фигур, все в полосатых костюмах, и они дружно зашагали ей навстречу. А потом вдруг все шесть фигур склеились обратно в одну. В другой раз она ехала с мужем в машине, и дорога неожиданно разделилась на четыре. И она сама, тоже разделенная на четыре части, едет по четырем дорогам сразу.

Психотические и другие галлюцинации

Галлюцинации бывают у десяти процентов людей с нарушениями зрения, но признается в них врачам лишь один из ста! Старики боятся, что их примут за сумасшедших. Люди думают, что если тебе видится всякое, значит, ты сходишь с ума.

Но психотические расстройства такого рода совсем не похожи на те, про которые я говорю. Психотические галлюцинации, как зрительные, так и слуховые, «говорят» с вами, они вас «обвиняют», «соблазняют», «унижают». Галлюцинации Бонне совсем другие. Это как в кино — вы сидите и смотрите абстрактный фильм.

Есть еще один тип видений. При эпилепсии височных долей больным часто кажется, что их перенесли в прошлое. Например, сейчас 1982 год, вы стоите на перекрестке, пахнет жареными каштанами, рядом шумят машины, а вы с нетерпением ждете возлюбленную. Такие галлюцинации полиэмоциональны, работают все органы чувств, вам все знакомо, все, что вы видите, логично и последовательно.

Природа галлюцинаций

Сейчас можно делать МРТ-сканирование в реальном времени, то есть наблюдать за мозгом пациентов непосредственно в момент галлюцинации! Выясняется, что при этом активируются разные отделы мозга. Если пациенту видятся геометрические фигуры, то активен так называемый первичный зрительный отдел коры. Когда же пациент видит людей, картины и события, активируется расположенная более высоко часть зрительного отдела, находящаяся в височной доле. А центр активности расположен в области веретенообразной извилины, при повреждениях которой человек теряет способность узнавать лица. И наоборот, если в этой области наблюдается повышенная активность, то человек начинает видеть лица, которых нет!

Где прописан в мозгу «Астон Мартин»

В 1970-х обнаружили, что дело не столько даже в отделах мозга, а в отдельных клетках! Доходит до того, что в мозгу обнаруживаются не только «автомобильные клетки», но даже клетки, отвечающие за отдельные марки машин!

В нижневисочном отделе коры хранятся лишь сами изображения или их кусочки. Картинка соединяется с чувствами на более высоких уровнях, там появляется связь с памятью и эмоциями. В случае синдрома Бонне выхода на более высокие уровни не происходит. Процессы протекают в нижних областях зрительного отдела коры, где хранятся сотни тысяч и миллионы образов, закодированные нейронами.

В обычной ситуации все это часть непрерывного процесса восприятия окружающей действительности, нормальной работы воображения мы просто не замечаем. Только для тех, у кого плохо со зрением, этот процесс оказывается нарушен, и мы получаем беспорядочные импульсы от клеток нижневисочной части зрительного отдела.

И тогда мы внезапно видим то лицо человека, то машину, то фигуру мальчика. Сознание пытается навести хоть какой-то порядок в этом хаосе, но без особого успеха. Когда эти галлюцинации были впервые описаны, ученые подумали, что их можно интерпретировать как сны. Но больные не узнают эти «лица», у них нет с ними никаких ассоциаций. Попытки интерпретации этих видений как снов обречены на неудачу.

Не скрывать свои переживания 

Описанные мной случаи самые обыкновенные. В мире сотни тысяч слепых, у которых такие же галлюцинации, просто они боятся в этом признаваться. О природе этих галлюцинаций нужно рассказывать и пациентам, и врачам, и просто общественности.

Вопросы

Крис Андерсон: Вы говорите с такой любовью к вашим пациентам. Не потому ли это, что их опыт не вполне чужой и для вас самого?

Оливер Сакс: Я ожидал, что вы зададите этот вопрос. Да, ряд описанных синдромов наблюдается у меня самого. Я почти слеп на один глаз, да и второй видит так себе. Порой я действительно наблюдаю геометрические галлюцинации. Но ничего более увлекательного.

Крис Андерсон: И это вас не пугает потому, что вы знаете, в чем тут секрет?

Оливер Сакс: Это пугает не больше, чем звон в ушах, а на него я научился не обращать внимания. Галлюцинации мне интересны, я их зарисовываю, у меня уже есть несколько блокнотов таких зарисовок. Я сам ложился под томограф и наблюдал, как визуальный отдел коры моего мозга улетает в космос. Когда у меня мигрень, я вижу квадраты, шестиугольники и более сложные вещи и задумываюсь, не отсюда ли пошли все эти пещерные рисунки.

Комментировать Всего 2 комментария

Настоящая матрица будет 10 ноября , когда Станислав Гроф прочтет нам лекцию :)