Александр Бакланов, Екатерина Ненашева

Что наука потеряла в ИНИОНе

В Москве 30 января произошел пожар в библиотеке Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН), который продолжался более суток. Пока что ущерб не установлен, по предварительной информации, пострадало около 1,5 миллиона редких книг. Российские историки и ученые рассказали «Снобу», что потеряла научная общественность в разрушительном пожаре

+T -
Поделиться:

Андрей Зубов, историк, профессор МГИМО:

Коллекции ИНИОНа были уникальными: после 1917 года множество конфискованных изданий замечательных русских мыслителей и исследователей были переданы Академии наук. Я помню, как работал там с книгами, которые Михаил Гершензон дарил Сергею Николаевичу Булгакову.

Фонды ИНИОНа — бесценное собрание, которое включало в себя часть редких книг из Германии XVI-XVII веков. Вся работа, обе диссертации, кандидатская и докторская, в том числе и мой курс по истории религий — все это я писал именно в ИНИОНе.

В советское время только в этой библиотеке люди могли впервые познакомиться с трудами французских историков и немецких философов. В ИНИОНе печатали те статьи, которые отказывались печатать в других местах из-за политической конъюнктуры, там, например, мы напечатали два сборника по ранним и поздним славянофилам. Это была очень важна площадка для общения и поиска знаний. ИНИОН — это целая эпоха русской интеллектуальной жизни, это наша Александрийская библиотека.

Конечно, в последние годы ИНИОН плохо финансировали, не закупали журналы, не очень хорошо были обеспечены компьютерные программы, все приходило в ветхость... Несмотря на это, я и мои коллеги продолжали работать там ежедневно.

Пожар в ИНИОНе — это намного больше, чем утрата ценного собрания книг, это утрата важнейшего культурного центра, с которым связаны имена современных исследователей. Для всех нас это большая человеческая и гуманитарная трагедия.

Михаил Краснов, завкафедрой конституционного и административного права ВШЭ:

ИНИОН — исключительное место, там все было очень удобно и доступно, никогда не было очередей. Общая атмосфера самого чтения была исключительной. В библиотеке всегда можно было найти прекрасный набор литературы, можно было часами читать, писать, копировать. Я уже набрал список книг, чтобы в очередной раз съездить в ИНИОН, и вот, происходит такая катастрофа. Для меня это конкретный удар, теперь я не знаю, где искать все необходимые мне издания, их просто нигде нет.

В последние годы в библиотеке особенно часто проводили коллоквиумы, круглые столы, обсуждения — это была великолепная площадка для интеллектуальных дискуссий. Сам [директор ИНИОНа] Юрий Пивоваров — человек увлекающийся, во многом, благодаря ему в ИНИОНе многое сохранилось. Пока альтернативе ИНИОНа в Москве просто не существует.

Комментировать Всего 1 комментарий

Фндрей Зубов:  "Конечно, в последние годы ИНИОН плохо финансировали, не закупали журналы, не очень хорошо были обеспечены компьютерные программы, все приходило в ветхость... Несмотря на это, я и мои коллеги продолжали работать там ежедневно."

Интересно, что у одного из богатейших государств и не было денег на поддержание российской науки.  На зрелища-однодневки  "коллизейского размаха"  деньги есть, а на "долгоиграющие", вековые интеллектуальные проекты - нет.  Значится  и не надо!