«Маленькие трагедии» в большом городе

В новом спектакле Джулиана Лоуэнфелда, премьерные показы которого будут идти до 13 ноября, происходят обычные для пушкинских «Маленьких трагедий» события: Дон Жуан соблазняет, Сальери отравляет, Лаура поет, но только на английском языке

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Понадобилось почти двести лет, чтобы пушкинский Моцарт произнес со сцены на чистейшем английском:

If only everyone so felt the power

Of harmony! But no! For then indeed

The world could not exist.

«Маленькие трагедии» существуют в нескольких английских переводах, но все четыре пьесы до сих пор не появлялись на американской сцене вместе. На этой неделе в Центре искусств Михаила Барышникова в Нью-Йорке этот пробел был восполнен. Здесь прошла премьера «Трагедий» в любопытной версии члена клуба «Сноб» Джулиана Генри Лоуэнфелда. Лоуэнфелд  — настоящий человек Возрождения: он не только перевел «Трагедии» на английский язык, но еще и сам поставил спектакль (с помощью Натальи Колотовой, режиссера-ассистента Малого драматического театра Санкт-Петербурга), написал к нему музыку (включая поп-шлягер в стиле мюзикла Hair) и — заменив в последний момент одного из актеров — сыграл Сальери. Все это он сделал, не бросая своего основного занятия — юриспруденции. Отвечая на наш вопрос, каким удивительным образом он все это сочетает, Лоуэнфелд запел.

Быстрота и легкость — основные ингредиенты пушкинского стиха. Андрей Синявский в «Прогулках с Пушкиным» пишет, как тот заботился «не о совершенстве своих "летучих посланий", но единственно о том, чтобы писать их по воздуху — бездумно и быстро, не прилагая стараний». Актеры, задействованные в спектакле, стараний приложили немало, и временами напряжение на сцене было очевидно; быстрота, впрочем, осталась поистине пушкинская. «Трагедии» были поставлены за удивительно короткий срок — четыре недели.

Барышниковский центр — место, которое отлично подходит для американизированных «Маленьких трагедий». «Трагедии», в свою очередь, отличная отправная точка для новичков. Пушкин, как известно, из русских классиков переводится хуже всех — легкость стиха теряется начисто, и задачу эту не смог решить даже Владимир Набоков (попробуйте объяснить англоязычному читателю, почему I remember a wonderful moment — гениальная поэзия). А тут и драма, и сюжет, и знакомые европейские персонажи. Молодой американский актер Брэндон Ракдэшл, сыгравший сына Скупого рыцаря и Лепорелло, слугу Дон Жуана, признался, что до этого понятия не имел, кто такой Пушкин.

Похоже, новые возможности открылись перед многими участниками спектакля. Для Ники Леони, молодой оперной певицы, сыгравшей возлюбленную Дон Жуана, Лауру, это был дебют в драматическом театре.

Актуальность «Маленьких трагедий» ничуть не растерялась со временем. Мы попросили режиссера прокомментировать, почему  в программке спектакля местом действия «Пира во время чумы» оказалась современная Америка.

Трудно сказать, удалось ли даже при помощи таких приемов возбудить у американской публики интерес ко «второй религии образованного россиянина» — так назван в пресс-релизе Александр Сергеевич. По словам создателей спектакля, больше 70 процентов билетов были распроданы до премьеры. Впрочем, на первых спектаклях большинству зрителей английский перевод не требовался. Тем не менее появление «Трагедий» на американской сцене — уже веха, и блестящий перевод Лоуэнфелда отныне сможет жить дальше — в новых постановках.