На обломках нэповского сада

Участники проекта «Сноб» посмотрели выпускной спектакль Театрального института им. Б. В. Щукина «Двенадцатый час» на фестивале студенческих спектаклей «Твой шанс»

+T -
Поделиться:
Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

— Меня мучает один человек. Его зовут Владимир Владимирович.

На сцене — вечер, полумрак, напряженное ожидание. Одна эпоха готовится сменить другую, что впереди — непонятно. Предприниматели лишаются своих предприятий и от безысходности плетут интриги и сочиняют стихи. Ничего частного скоро не останется. Новое поколение бьется в приступе патриотизма и рвется строить счастливое будущее. Можно подумать, что речь о сегодняшнем дне, но действие происходит в 1928 году — в эпоху сворачивания НЭПа.

— Меня мучает один человек. Его зовут Владимир Владимирович. Маяковский.

«Двенадцатый час» — это почти «Вишневый сад» советских времен. Семья нэпманов из последних сил хватается за прошлую жизнь, тешит себя иллюзиями, что их тихий, устроенный быт останется прежним. Но советским буржуа уже нет места — новое поколение бежит строить заводы. Люди из этих двух миров, прямо как у Чехова, никак не могут друг с другом ужиться.

— Когда я выбирал, какую пьесу ставить, я прочитал Арбузова и удивился, — рассказывает режиссер Михаил Малиновский. — Ведь сегодня кругом все то же самое: те же разговоры, и никто не знает, что будет завтра. Мы все — как герои этой пьесы, а нэпманы — это тот же частный бизнес, у которого сейчас столько проблем. После фразы о Владимире Владимировиче зал всегда смеется, а ведь мы ничего не меняли, ставили все ровно так, как написано у Арбузова.

— Ни у автора пьесы, ни у самого режиссера нет однозначного отношения ни к нэпманам, ни к пролетарской молодежи, — считает участница проекта «Сноб» Валерия Аршинова. — С одной стороны, буржуазия выглядит испорченной и подлой, с другой — тут ведь и ирония над советской политикой. И, конечно, сюжет не стареет, у нас ведь и сейчас идет негласная борьба с развивающейся частной собственностью и индивидуальным предпринимательством. Тогда, в начале XX века, успешных людей ликвидировали и пытались всех уравнять. Что-то такое есть и в сегодняшнем дне. А еще, когда я смотрела спектакль, я вспомнила «Собачье сердце» Булгакова. Ведь профессор Преображенский — это тоже человек, которому уже нет места в новом мире, а на смену ему вот-вот придут Шариковы.

Фото предоставлено пресс-службой
Фото предоставлено пресс-службой

Спектакль — работа выпускного курса Театрального института им. Б. В. Щукина. Уже через несколько месяцев актеры разбредутся по разным театрам. «Они еще с горячим носом, горящими глазами — это подкупает, а то, что они чего-то могут не уметь, у них вся жизнь впереди», — говорит про них режиссер. Он специально выбирал пьесу, в которой нет незаметных персонажей, чтобы показать весь курс, дать каждому студенту раскрыться.

— Очень интересно было посмотреть на выпускников театрального вуза, — рассказывает участница проекта «Сноб» Елена Агалакова. — Они ведь скоро станут взрослыми актерами, задатки, которые есть сейчас, разовьются. Хотя они и сейчас уже не кажутся несозревшими, все такие разные, как и их герои. Здесь ведь нет условной главной женской и главной мужской роли, можно подробно рассмотреть весь курс.

После спектакля актеры, уже не похожие на героев нэповских времен, выходят пообщаться со зрителями.

— Я и сам как мой герой, — говорит Владислав Юдин, исполнитель одной из главных ролей. — Наивный, легко подхватываю все новые идеи. Того и гляди, пойду завод какой-нибудь строить или лес рубить.

Но пока он все-таки надеется, что после окончания Щукинского училища его возьмут играть в театр. Но ни он, ни зрители не знают, что ждет впереди. Как и герои пьесы.