Виктория Владимирова /

Психически нездоровой женщине дали 5 лет тюрьмы за продажу двух упаковок лекарства

Судья Тимирязевского районного суда Москвы Сергей Галкин 15 мая приговорил женщину с психиатрическим диагнозом Ларису Галкину к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима за продажу лекарств, сообщается на сайте движения «Права человека в России»

+T -
Поделиться:

Галкиной инкриминированы часть 3 статьи 30 (покушение на преступление), части 1 статьи 228.1 (незаконные производства, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов) и часть 3 статьи 234 (незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта) Уголовного кодекса. При этом Галкину попросила продать ей лекарства сотрудница Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН).

«Галкина поддалась неоднократным настойчивым просьбам по телефону девушки Вики и согласилась продать ей две упаковки лекарства "Золомакс", содержащего психотропное вещество, которое она купила себе в аптеке по рецепту лечащего врача из психоневрологического диспансера номер четыре Ирины Лепесевич. О том, что "Золомакс" запрещен на правительственном уровне к свободному обороту, а „Вика“ в действительности — сотрудница ФСКН Карина Карцева, Галкина узнала уже после своего задержания оперативниками», — говорится в сообщении движения.

На суде Галкина объяснила согласие на продажу лекарства тем, что ей «стало жалко» девушку. Несмотря на то, что она признала себя виновной, ее адвокат Игорь Гречишкин полагает, что она невиновна, поскольку ее спровоцировали сотрудники ФСКН.

Кроме того, защита сомневается в подлинности протокола очной ставки между Карцевой и Галкиной. Сама подсудимая заявила, что очной ставки не было, хотя она о ней просила. Протокол составлен старшим следователем по ОВД третьего отдела следственной службы УФСКН России по Москве Вячеславом Сатиговым и датируется 16 ноября 2014 года. Однако из учетных записей следственного изолятора, в котором содержится Галкина, следует, что подсудимая в этот день его не покидала. Позже этот протокол исчез из дела, а вместо него появился другой — с датой 16 сентября. По словам Галкиной, на этом протоколе она также не ставила подпись. Аналогичная ситуация была с протоколом опознания подсудимой по фотографии, которое осуществляла Карцева: в деле были две версии протокола.

Гречишкин и юрист Центра содействия международной защите Игорь Зубер сфотографировали все версии протоколов, однако суд отказался исключать эти доказательства из дела. По мнению судьи, подлинность фотокопий не установлена. Суд также отклонил ходатайства защиты о проведении фототехнической экспертизы протокола опознания по фотографии и проведении почерковедческой экспертизы подписей на протоколах.