Задержанные на Украине спецназовцы прокомментировали слухи о своем увольнении

Задержанные на Украине военнослужащие третьей отдельной бригады спецназначения Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба России Александр Александров и Евгений Ерофеев удивились новости о своем увольнении из армии, пишет «Новая газета»

+T -
Поделиться:

Об интервью супруги, в котором она заявила о его увольнении из армии, Александров узнал от посетившего его журналиста «Новой газеты». «Скажи мне, почему так? Я же только приказ, я не террорист… Был приказ! Я же присягу давал Родине! Я же поехал…», — сказал военный журналисту. «Насколько мне известно, сам я не увольнялся, рапортов никаких не писал», — пояснил позже сержант.

Капитан Ерофеев также заявил, что «еще не увольнялся». Он рассказал, что в Счастье он скрытно от украинских военных занимался наблюдением за сторонами, «которые вели конфликт»: отмечал, какая сторона открывает огонь. «Не выполнял я специальную миссию какую-то по уничтожению, захвату там. Никого не убивал, не было даже приказа стрелять», — добавил Ерофеев. Он подчеркнул, что он только докладывал о нарушениях Минских договоренностей. Его сослуживец также рассказал о разведывательной миссии.

Александров считает, что перемирие на Донбассе «в большей части» соблюдалось. Россия, по его словам, помогает юго-востоку Украины гуманитарной помощью — «сами, наверное, в новостях видели не раз».

Он признал, что на Украине есть российская армия, «просто невыгодно признаваться в этом». За поездку на Украину ему пообещали двойную зарплату, «как бы то же самое, что и на территории России». Однако «дальше обещаний — ничего». Сейчас он считает себя военнопленным. По его словам сотрудники Службы безопасности Украины обращаются с ним нормально.

Ерофеев, напротив, сказал, что на Украине нет российских войск. «Поймали нас двоих, наблюдателей, и хотят выдать за армию вторжения России на Украину. А войска — это много техники, много пехоты, артиллерии, какая-то авиация, что еще. Таких частей нет на территории ЛНР и ДНР. Там своих хватает», — объяснил капитан. Ерофееву также хотелось бы считать себя пленным, хотя «состояния войны нет, конечно». Он не знает, как отреагирует руководство, когда он вернется в Россию. «Хотелось бы сначала долечиться. Потом уйду на пенсию по состоянию здоровья», — добавил военный.

Спецназовцы огорчены тем, что к ним не приходят представители российского посольства. По словам Ерофеева, он «ни разу не видел никакого представителя нашей страны». «Печалит такая ситуация, что нас забыли, бросили, хотят нас слить, списать», — сказал капитан. «Такая ситуация, что все приходили. ООН приходила, Красный крест пришел, ОБСЕ. Все спрашивали, как я, жив ли, здоров? Получаю ли лечение. Все приходили, кроме посольства. Понимаю, что от меня отказались как от военнослужащего, хер с ним. Но я пока гражданин страны своей. И хотел бы увидеть здесь какого-то представителя», — посетовал Ерофеев. По словам Александрова, он так и не смог связаться с женой.