Путешествие в будущее. Век гуманизма в моде

Модель и продюсер Александра Всесвятская рассказывает о мифах, окружающих профессию модели. Это третий текст в рамках совместного спецпроекта «Швейцарских авиалиний» и «Сноба» (первый читайте здесь, второй — здесь), в котором три представителя разных профессий, чья жизнь тесно связана с перелетами, рассказывают о том, в чем заключается суть их работы, и о «местах будущего» — тех городах и странах, в которых, на их взгляд, есть идеальные условия для профессионального роста

Участники дискуссии: Дмитрий Волченко
+T -
Поделиться:
Фото: Дарья Рындина
Фото: Дарья Рындина

В советское и постсоветское время слово «модель» было синонимом «девочки по вызову». К счастью, жизнь напоказ и активная социальная позиция таких топ-моделей, как Наталья Водянова, Жизель Бундхен, Кристи Тарлингтон, изменили отношение россиян к нашей профессии. Но тем не менее до сих пор нашу работу окружает ореол мифов и легенд, в том числе профессионального толка, и растет непонимание, как строится съемочный процесс, как устроен кастинг, почему выбирают тот или иной типаж, какие должны быть условия на съемке и вообще что это такое — работать моделью.

Самая расхожая фраза, которую я слышу постоянно, звучит примерно как «понабирали страхолюдин». Работая в индустрии моды, ты чаще других думаешь о том, что же все-таки нравится людям, и понимаешь, как от страны к стране меняются представления о прекрасном. Наверняка многие видели фотопроект журналистки Эстер Хониг. Она отправила собственную фотографию фоторедакторам по всему миру, а в ответ получила отфотошопленные работы, на которых запечатлена девушка в разных нарядах, с разными прическами, разным настроением и даже разным взглядом. Подобных арт-проектов сейчас много: людям интересно исследовать, как в разных культурах понимают красоту.

Фото: designboom.com
Фото: designboom.com

Конечно, существует еще и мода на ту или иную внешность. Вчера в фаворе у глянцевых фотографов были блондинки с крутыми бедрами, им на смену пришли коротко стриженные девочки-подростки, сегодня все тащатся от брюнеток с пухлыми губами, завтра, наверное, будут рыжие и веснушчатые, послезавтра станут приглашать высоких русых девушек и так далее. С другой стороны, XXI век — это век гуманизма, что для модной индустрии означает «моду на естественность». Мы все чаще видим снимки полных женщин, женщин в возрасте, моделей-андрогинов, носатых, маленьких — разных. И это здорово, потому что женщинам не нравится, когда их пытаются впихнуть в кем-то выдуманные рамки. На протяжении жизни женское тело постоянно меняется: пубертат, беременность, кормление грудью, менструация, менопауза. Мы все время разные, и здорово, что наконец с этим стали считаться.  

Фото: instagram.com/tessholliday
Фото: instagram.com/tessholliday

Разумеется, основная часть нашей профессии — помогать большим и маленьким брендам продавать вещи, продукты, косметику. Но есть и другая сторона: мы участвуем в развитии индустрии моды, неотъемлемая часть которой — искусство.

В этом смысле я — везунчик. Высоченных девушек с бесцветными бровями и ресницами, широкими плечами и большими ногами редко приглашают сниматься для масс-маркет-каталогов. Зато часто — в художественные проекты. Я, например, очень горжусь своим участием в видеоинсталляции самых известных российских современных художников — AES+F. Причем работа Inverso Mundus была показана этой весной на Венецианской биеннале, тизер ее можно было увидеть в Еврейском музее, а официальное открытие проекта состоится в сентябре. Для моделей такие проекты не работа, а мечта, прыжок в вечность.

Фото: AES+F
Фото: AES+F

Следующий миф такой: профессия модели — не бей лежачего, вечные путешествия, красивые шмотки, дорогая жизнь.

Люди постоянно находятся во власти иллюзии, что всё про всех знают — мы как будто бы в курсе, что происходит в жизни наших коллег, друзей и бывших одноклассников. «Я читаю тебя на facebook» — так принято встречать друг друга на вечеринках. На самом же деле эта открытость напускная; благодаря ей можно очень здорово спрятаться: выложил три фотки себя улыбающегося, и все думают, что у тебя все в порядке. Именно поэтому многим кажется, что я живу в сказке: вот чекин в аэропорту Лондона, вот селфи из самолета, а вот фотографии с показов, где ты накрашенная, одетая в великолепные одежды, на каблуках, в которых в обычной жизни не ступишь и шагу. Это, конечно же, неправда. Как и все вокруг, я просто не выкладываю фотографии повседневной суеты и не делаю чекины у молочной кухни, куда я прибегаю за едой для своей маленькой дочери, непричесанная и в тренировочных штанах.

А уж если совсем честно, то профессия модели предполагает довольно аскетичный образ жизни: для нас нехарактерно летать бизнес-классом, есть в дорогих ресторанах, жить в пятизвездочных отелях — все очень экономно.

Тем не менее некоторые контракты бывают очень лакомыми с точки зрения комфорта: большой коммерческий клиент заказывает съемку, вы летите приятной компанией в другую страну, заказаны дорогие билеты, есть возможность на пересадке завалиться в бизнес-лаунж и спокойно там отдохнуть, поесть и даже поспать. Такие истории очень запоминаются, тем более если ты летишь крутой авиакомпанией вроде SWISS, а пересадка у тебя в аэропорту Цюриха, бизнес-лаунж в котором — ни с чем не сравнимый восторг, торжество дизайна и удобства. Залы ожидания выполнены в цветовой гамме, которая напоминает природу Швейцарии: прозрачная вода, горы, заснеженные вершины, много света и натуральных материалов вроде дерева и кожи. При этом именно в Цюрихе и именно в лаунжах SWISS находится самая длинная барная стойка среди всех аэропортов. Еще в аэропорту Цюриха есть зал для прилетающих ранними рейсами (с 6.00 до 13.00), он называется SWISS Arrival Lounge и расположен на выходе из аэропорта. Тут можно позавтракать, зарядить телефон, поработать, освежиться в душе, погладить платье и поспать на настоящей кровати в настоящей спальне (хотя если вы летите бизнес-классом или первым, это вам не пригодится: в самолете кресла раскладываются в полноценную кровать).

Фото: Swiss Image
Фото: Swiss Image
Swiss business lounge

Еще один миф — даже не миф, а, скорее, вопрос, который мне задают чаще остальных: чем вы так краситесь, что выглядите всегда хорошо?

Внешность — наша профессия. У каждой из нас в загашнике есть история про ненакрашенную модель, которая пришла на съемку, а ее не узнали. Чтобы подобных казусов не случалось, надо быть очень пристрастным к своему образу жизни — даже если тебе предстоит долгий перелет, спуститься на землю ты должен как первосортный помидор: без тени усталости, без отеков, без синяков под глазами. Универсальных советов в этом смысле нет: кожа у всех разная и тело по-разному реагирует на перелет, но есть общие правила. Первое: в самолет надо взять термальную воду — как бы ни увлажняли воздух на борту, кожа сильно сохнет, и под софитами этого не скрыть никакими тональными кремами и пудрой. Второе: на ногах должны быть компрессионные чулки, чтобы ни одна «звездочка» не вылезла. Третье: надо взять с собой очищающие салфетки.  

Фото: Дарья Рындина
Фото: Дарья Рындина

Что касается повседневной косметички, то она зависит от типа внешности. Кому-то надо подводить глаза и ресницы — значит будет арсенал карандашей и туши; для кого-то важны губы — значит будет как минимум три цвета помады. Общий список у всех такой: тональный крем, хайлайтер — это такая жидкая пудра с мерцающими частицами, которую нужно накладывать на лоб, скулы и кончик носа; и бесцветный бальзам для губ. Я всегда держу при себе крем из папайи Papaw Ointment, который специально заказываю у друзей-серферов, — это суперзащита для тела  от солнца и соленой воды, плюс этот крем помогает быстро заживлять мелкие ранки.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Но главный профессиональный миф, который тиражируется от издания к изданию и от модели к модели, такой: в России моделью работать нельзя, главное — найти контракт за границей. На самом же деле все равно, где работать, лишь бы с профессионалами. Это когда у съемки есть референс, когда стилист слушается фотографа, визажист — стилиста, когда никто не поджимает губы и не обижается, если делают замечания или просят что-то поправить, когда продюсер не уходит со съемки покурить, позвонить или бог знает куда. К сожалению, таких съемок в России бывает мало. Наша главная проблема, на мой взгляд, — амбиции участников. У нас все главные, никто не признает ошибку и, соответственно, не берет на себя ответственность сказать: «У нас не получилось. Эту съемку надо выбрасывать». Отсюда — низкая планка работы и много посредственных фотографий, которые видят читатели в российских журналах и каталогах. Можно, правда, относиться к этому более снисходительно и воображать, что это своего рода эксперимент или лабораторная работа, но, по-моему, это чистое соглашательство, неприемлемое в нашей работе. Именно поэтому я считаю, что все, кто только начинает свой путь в модельном бизнесе, должны поработать за границей — чтобы понять, что такое стандарт качества.

Алексей Соболев. Путешествие в будущее. Как должны быть устроены горнолыжные курорты

Анна Масловская. Путешествие в будущее. Как устроен идеальный гастрономический город

Комментировать Всего 1 комментарий

Самое яркое впечатление от аэропорта в Цюрихе - мышка, которая бегала ночью по бутербродам на самой длинной и крутой стойке в мире.