Александр Бакланов, Юлия Дудкина

В Румынии арестовали активы «Лукойла» на два миллиарда евро

Суд румынского города Плоешти по иску местной прокуратуры арестовал счета и имущество компании Lukoil Europe Holdings Bvatrium Olanda, сообщает агентство Mediafax. Общая стоимость арестованных активов составила два миллиарда евро

+T -
Поделиться:

Арест на активы «Лукойла» в Румынии наложили в качестве обеспечительной меры в рамках уголовного дела об уклонении от уплаты налогов и отмывании денег, которое возбудили в 2014 году.

Среди прочего суд арестовал счета Lukoil Europe Holdings Bvatrium Olanda в Великобритании и Нидерландах, а также счета SC Petrotel-Lukoil SA Ploiesti — нефтеперерабатывающего завода «Лукойла» в городе Плоешти.

В уклонении от уплаты налогов и отмывании денег, сообщили в румынской прокуратуре, подозревают пять сотрудников Lukoil Europe Holdings Bvatrium Olanda, в том числе двух россиян.

В компании «Лукойл» неофициально сообщили, что НПЗ в Плоешти продолжает работать, а имущество компании пока не арестовано, пишет МИА «Россия сегодня». «Все нормально, мы работаем, все по плану», — рассказал анонимный источник агентства в руководстве Petrotel Lukoil (румынская «дочка» «Лукойла»).

Осенью 2014 года из-за ареста имущества НПЗ в Плоешти предприятие на время прекратило работу. Тогда румынский президент Траян Бэсеску говорил, что, если завод не начнет работать, то его национализируют. Против этого выступило румынское правительство. В итоге завод возобновил переработку нефти.

Нефтеперерабатывающий завод в Плоешти считается третьим по размеру НПЗ Румынии.

Михаил Субботин, экономист, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН:

История с «Лукойлом» — нормальная борьба между компанией-гостьей и принимающим государством. Когда российская компания приходит за границу, она должна выполнять местные законы, это универсальные правила, в которые мы либо вписываемся, либо не вписываемся. И если что-то можно нарушать у нас в стране, это не значит, что в международном суде к тому же самому будут относиться снисходительно.

Бессмысленно наказывать страны, которые арестовывают российское имущество. Это как если к вам придет судебный пристав и арестует ваше имущество сначала в одном районе, потом в другом. А вы будете выяснять отношения не с приставами, а с теми районами, в которых это произошло. И тут не надо искать политику и агрессию со стороны стран, где арестовывают российское имущество, это вполне строгие и объективные процедуры. Тем более, что решения суда по «Лукойлу» пока не было.

Вот с ЮКОСом все понятнее: прошел суд, мы принимали в нем участие на всех стадиях и проиграли, а теперь отказываемся выполнять решение суда. При этом все время обсуждается вопрос, можем ли мы платить или нет, большие у нас активы за рубежом, или нет, а дело ведь не в этом. Дело в том, что жизнь сегодня не заканчивается, и если Россия попадет в ситуацию, при которой она не сможет высунуться за границу и заработать валюту, встанет вопрос о внутреннем развитии страны.

Когда мы говорим, что решения судов можно не признавать, — это страусиная политика. Можно попасть в ситуацию, когда к нам совсем не будут приходить инвесторы, потому что они будут знать, что в случае чего не смогут обратиться в международный суд, потому что мы их не признаем. И это абсолютно ненормальная экономическая ситуация. Как можно полноценно торговать, работать, когда ты не можешь контактировать с миром?