Копирайт — это абсолютное зло

Известный экономист Микеле Болдрин уверен, что авторское право душит инновации, а президент Обама надувает на рынке новый «пузырь». О том, что надо сделать российскому правительству для выхода из кризиса, Болдрин рассказал в интервью для сайта «Сноб»

Иллюстрация: Alamy/Photas
Иллюстрация: Alamy/Photas
+T -
Поделиться:

Микеле Болдрин — скандально известный американский экономист итальянского происхождения, один из авторов манифеста, критикующего антикризисную программу Обамы. Известен как непримиримый противник всех форм копирайта. Выступая по радио или по телевидению, Болдрин не церемонится в выражениях и оправдывает «пиратов» тем, что нынешние законы об авторском праве — это «чистое безумие». При этом он отнюдь не «левак», а наоборот, убежденный защитник свободного рынка и один из самых правых экономистов в США. Болдрин — декан экономического факультета университета в Сент-Луисе и автор книги Against Intellectual Monopoly («Против интеллектуальной монополии»). Основная идея книги: авторское право в нынешней форме ограничивает свободу рыночной конкуренции и мотивирует художника сидеть сложа руки. На вопрос о том, как  художники и музыканты будут зарабатывать на жизнь без копирайта, Болдрин обычно отвечает: «Так же, как Моцарт и Бетховен, — концерты давать!» Алексей Гостев взял интервью у Микеле Болдрина для кризис-блога проекта «Сноб».

Авторское право против нового Гутенберга

А. Г.: Копирайт, с вашей точки зрения, это абсолютное зло?

М. Б.: Именно. Копирайт не дал экономике ничего хорошего. Копирайт наносит вред производству всего нового — новых книг, фильмов, музыки. Копирайт не стимулирует авторов, чтобы они творили снова. Большинство книг, большинство произведений искусства приносят своим авторам прибыль первые шесть месяцев, год или два. Этого достаточно, чтобы он был доволен. Все остальное время уже не идет на пользу, всем остальным уже пользуются издательства для того, чтобы заработать на волне старого успеха. Давайте посмотрим на последний случай — ситуацию вокруг сервисов GoogleBooks и GooglePrint.

У компании Google 6-7 лет назад появилась прекрасная идея— они сказали: мы можем сделать доступными для поиска все книги в крупных мировых библиотеках, от старых манускриптов до современных книг. «Как мы это сделаем?» — спросили они себя? И ответили: «Мы их оцифруем, но самое важное, что в них можно будет осуществлять полнотекстовый поиск. Еще мы сделаем эту опцию бесплатной и доступной для всех он-лайн». GoogleBooks проработал 6-8 месяцев, а затем его стали атаковать издатели.

Их технология может сравниться с изобретением Гутенберга. Большинство людей не знает, как получить информацию из книг. Если вы не специалист, если вы не знаете, кто изучал русскую историю, как вы узнаете о том, что произошло в XVII столетии? А Google позволяет начать свой поиск и найти 2-3 книги, которые будут мне полезны, даже если я плохо образован.

Но затем из-за очень сильно растянутого срока действия авторских прав, издатели и авторская гильдия подали на Google в суд и заблокировали GoogleBooks. Такой запрет не приносит никому выгоды — эти книги были написаны и опубликованы 5-30 лет назад. Издатели не знают, как использовать эти книги. Эти книги закупили библиотеки, и они совершенно легально доступны там. Google с помощью новых технологий увеличил ценность этих книг. Но теперь эта ценность опять исчезла, потому что издатели и гильдия авторов противятся этому.

И это только один пример. Поэтому я думаю, что авторское право должно распространяться максимум на три года.

А. Г.: А как вы относитесь к пиратству?

М. Б.: Поскольку вся система копирайта совершенно безумна, люди все равно будут обмениваться файлами, которые они легально приобрели. И я не вижу в этом проблемы — даже если кто-то создает большую файлообменную систему, такую, как Pirate bay. Единственный способ борьбы с этим — это легализация обмена контентом. А пока «пиратство» — это ответ людей на безумную систему авторского права.

Патент как тормоз конкуренции

А. Г.: В обычных отраслях экономики право интеллектуальной собственности тоже сдерживает развитие?

М. Б.: Да, только это в большей степени относится к патентному, а не к авторскому праву. Копирайт защищает выражение определенной идеи в литературной и музыкальной форме. Даже если все это выглядит как большой бизнес, он в конечном итоге связан с развлечением, а значит, этот бизнес не такой уж и крупный. Патенты защищают идеи во всей экономике и сильнейшим образом тормозят экономический прогресс.

Экономический прогресс всегда проистекал из двух вещей — способности изобретателя заработать деньги своим изобретением (сделать продукт, который можно продать, и обогатиться на нем) или дать возможность своему бизнесу быть конкурентоспособным. Именно поэтому мы думаем, что хорошо прописанные права на собственность — защита от государственного вмешательства, от воров, от организованной преступности — все это очень важно для создания здоровой экономической атмосферы. Но вместе с тем вы хотите, чтобы люди могли конкурировать. Вы хотите, чтобы люди могли посмотреть на то, что сделали другие, и сказать: «Это хорошая идея, давай я попробую ее улучшить».

Прогресс всегда опирается на прошлые достижения. А что делают патенты, особенно когда они начинают охватывать все сферы промышленности? Они делают соревнование невозможным. Если все защищено патентом, мне нужно пойти и заплатить 20 или 30 правообладателям.

А если вы убиваете конкуренцию, то монополии остаются монополиями и не создают инноваций. Монополии могут зарабатывать и без инноваций. Только конкурентам нужны инновации. 

А. Г.: И патенты никогда не играли положительной роли?

М. Б.: Патенты почти никогда не приводили к экономическому прогрессу, они, наоборот, его тормозили. Где химическая и фармацевтическая промышленность была сильнее всего развита в конце XIX — начале XX веков? В Германии! Вспомните компании BASF, Bayer и т. д. Но знаете ли вы, что в Германии не было патентов на химические и фармацевтические товары? Патенты распространялись только на производственные процессы, но не на продукты. В Германии не было даже патента на аспирин! Так что крупные немецкие химические и фармацевтические компании конкурировали друг с другом за продукты изо всех сил. Они копировали товары своих конкурентов и из-за этого были очень эффективными и креативными — они создавали огромное количество товаров.

То же самое было и в Швейцарии. В конце XIX века Франция ввела химические патенты. Это было сделано в интересах нескольких крупных фирм (La Fuschine). И что тогда произошло? Все другие производители сбежали из Франции в Швейцарию. Так и появилась швейцарская химическая промышленность — ее создали люди, бежавшие от патентов во Франции. Зато уже через 20 лет во Франции не было никакой серьезной химической промышленности. Уж не говоря об Англии или США, где патентная защита была очень строгой. А в Швейцарии патенты были запрещены Конституцией вплоть до 1978 года.

А. Г.: Ваши взгляды идут вразрез с современной неолиберальной экономикой...

М. Б.: Наоборот, я слишком либерален. Либералы всегда выступали против торговых барьеров. Патенты можно представить себе в виде торговых барьеров. В медицинском бизнесе весь набор патентов контролируют 10-12 компаний, они могут производить лекарства и для этого покупают патенты друг у друга. Даже если вы можете производить эти лекарства дешевле — патенты не дадут вам выйти на рынок.

Патент как тормоз мысли

А. Г.: Компании оправдывают патенты тем, что они тратят громадные средства на исследования. Как без патентов вернуть инвестиции?

М. Б.: Без особых проблем. Большинство денег изобретатель получает не из-за патента, а из-за того, что он создает товар первым.

Скажем, теперь программное обеспечение можно запатентовать, это произошло в 1990-е. А прорыв в разработке программного обеспечения и самих компьютеров начался в конце 60-х и шел более 30 лет, и все это происходило без патентов. И производители программ тогда зарабатывали достаточно. Билл Гейтс сам публично признал: если бы в 70-х и 80-х существовали нынешние законы об интеллектуальной собственности, ни Microsoft, ни компьютерной индустрии бы не было. И технология, которая лежит в основе Skype, изначально не была запатентована, и электронная начинка в компьютерной мышке тоже. Все, кто занимался изучением компьютерной индустрии, признали, что появление патентов затормозило развитие отрасли и ее инновационность.

А. Г.: А фармацевтика?

М. Б.: Фармацевтические компании всегда говорят: мы не такие, как все, чтобы разработать хорошее лекарство, нужно потратить миллиарды долларов, бла-бла-бла. Но факт в том, что уже больше десятилетия прогресс в этой области остановился. Это подтверждают все врачи: с тех самых пор, как в фармацевтике появились патенты, число новых препаратов значительно снизилось. Все изобретения теперь приходят не от крупных компаний, а от маленьких лабораторий, затем крупные компании покупают у них патент и занимаются дистрибуцией и юридическим оформлением изобретения.

Патент как катализатор лени

А. Г.: А что насчет музыкантов и артистов, как им зарабатывать деньги на творчество?

М. Б.: Давать концерты.

А. Г.: Как Моцарт и Бетховен?

М. Б.: Именно. Есть прекрасная история про Верди: после появления авторского права он перестал писать оперы, а все свое время посвящал тому, чтобы судиться за авторские отчисления.

Какую достойную зарплату должны получать, например, поп- и рок-звезды? При достойной зарплате вы с радостью продолжаете заниматься тем, чем занимаетесь, а не ищете другую работу. Моцарт зарабатывал примерно 40 тысяч долларов в год в нынешних ценах, а Мадонна — сотни миллионов. Как вы думаете, если бы Мадонне в начале ее карьеры сказали: «У нас нет авторского права, тебе придется давать живые концерты и на протяжении всей карьеры зарабатывать 5-6 миллионов в год. Зарабатывать сотни миллионов не получится». Вы думаете, Мадонна сказала бы: «Нет, ребята, уж лучше я останусь официанткой в баре в Нью-Джерси»? Конечно, чем больше денег вы получаете, тем вам лучше. Но вам не нужны все деньги на свете, чтобы делать то, что вы делаете.

Новый закон о копирайте как антикризисная мера

А. Г.: Если российское правительство воспользуется кризисом и отменит патенты, у нас начнется взрывной экономический рост?

М. Б.: Мне кажется, что российское правительство должно потратить государственные деньги на то, чтобы выкупить патенты у компаний и сделать их доступными любой российской компании, которая захочет ими воспользоваться. Это было бы хорошей мерой.

А. Г.: Изменение законов о копирайте было бы отличной антикризисной мерой. Почему же на самом деле правительства сейчас принимают совсем другие меры?

М. Б.: Люди, которые создают правила для бизнеса в США, социально и культурно запрограммированы действовать в интересах крупных компаний. Заметьте, я говорю не о коррупции, хотя в моей родной стране, в Италии, как и в России, это большая проблема.

В США мы допустили сразу три ошибки.

Первая, Федеральная резервная система не занималась своей работой — он не проверял банки. Может быть, их не касаются Goldman Sachs и Lehman Brothers (ФРС не регулируют инвестбанки. — ред.). Но этого нельзя было сказать про CityBank, Bank of America, Wachovia, Washington Mutual. За этими коммерческими банками они наблюдали. Регулирующий орган просто несвободен — он психологически, культурно, политически зависит и занимает слабую позицию по отношению к крупным банкам. И с приходом к власти Обамы ничего не изменилось.

Вторая ошибка — бессмысленная трата государственных денег. Все говорят о безработице и о дефляции, но в медицинской сфере цены выросли на 5-8%. Почему? Потому что туда уходит много государственных денег, но число людей, которые производят медицинские услуги, не растет, растут только цены на эти услуги. Тем временем люди, занимавшиеся строительством зданий, по-прежнему сидят без работы. Чтобы помочь этим людям, их нужно научить другим профессиям, но государственными деньгами этому не помочь.

Третья, самая серьезная причина: многие банки разорены, а мы пытаемся сохранить их и делаем плохие инвестиции — переводим на их счет государственные деньги. То есть берутся деньги из моего и вашего кармана и отдаются банкам, чтобы помочь им выжить. Но эти банки еле-еле дышат — они плохо инвестировали деньги. А происходит это потому, что они получают небольшие государственные субсидии и говорят: «Мне нужно подождать, пока в меня вольют новую кровь, и когда я выздоровею, я снова начну нормально работать. А пока я ничего делать не буду».

Именно так жили японские банки в начале 90-х, и у них ушло более 12 лет на то, чтобы опять начать нормально работать. Это сейчас происходит в США: крупные американские банки сейчас больны. Они совершенно не хотят рисковать. Но если никто не дает денег на рискованные предприятия, то экономическая активность снижается. Если бы мы дали банкам разориться до конца, то у нас осталось бы несколько хороших «чистых» банков, которые могли бы сейчас брать на себя риски.

А. Г.: Почему этого не делают?

М. Б.: Это происходит потому, что руководство американских банков имеет очень сильное лобби в правительстве. Их нельзя трогать. По сути, мы перераспределяем деньги от обычных людей к руководству финансового сектора. И это очень плохо, потому что это откладывает рост на очень далекое будущее. В ближайшие годы рост будет очень медленным.

Забавно, что я, экономист, которого считают очень правым, пришел к тем же выводам, что и очень левый экономист Джозеф Стиглиц. Мы ставим разный диагноз: я думаю, что мы должны создать конкуренцию, а он считает, что нужно национализировать банки. Но мы соглашаемся, говоря о том, что произошло.

А. Г.: Ваш прогноз: кризис продолжится, и в следующие несколько лет рост будет идти очень медленно?

М. Б.: Да. Этот кризис гораздо сложнее, чем просто финансовый кризис. Он связан с перераспределением экономической активности между западными странами и голодными развивающимися странами, такими, как Китай и Индия.

Проблема перераспределения экономической активности очень серьезна. Это проблема для США, Европы и частично для России, для тех, кто занимался производством разных товаров, — теперь все эти товары будут производиться в Китае, Индии и Бразилии.

Комментировать Всего 68 комментариев
Статья на +100

Лучшая для меня статья на снобе, так как именно на использование copyleft-ных технологий сделан акцент в работе нашей компании.

Замечательные профессиональные ответы современного либерального экономиста Микеле Болдрина. Действительно глобальный кризис экономического и общественного развития можно преодолеть снятием copyright-ных барьеров на пути креативности, конкуренции и свободы деятельности.

Лучший copyright - это copyleft!

Модернизация экономики России возможна при ставке на Creative Commons и Copyleft во всем. Это сегодня передовая линия прогресса в таких областях как образование и информационные технологии. Это то, что наконец-то позволит при глобальной кооперации создавать и производить в России автомобили и самолеты следующего поколения.

Интересно узнать согласен ли А.Г. с мнением М.Б.?

И еще раз спасибо за статью :)

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

"Горбушка" спасла Россию!

Я не знаю ни одной компании, которая не пользовалась бы в свое время спизженным софтом. И не потому, что мы такие жуликоватые, просто не на что было купить

Не в деньгах счастье...

... проблема фундаментальней чем вопрос есть или нет денег.

Вульгарное должно быть общедоступно

Андрей, наша эпоха - эпоха спизженных ценностей.  Какое значение имеет, например, литературный плагиат, если одна книга неотличима от другой?  Ибо, сегодня, книги похожи на школьные сочинения советского периода, и совершенно не важно, списал ли Вася у Нюры мысль о лишнем человеке. Где они, кстати, те сочинения?  Их же были миллионы! Неужели все пошли на самокрутки?

Какое значение имеет копирайт в т. н. современной музыке, когда он защищает одного шумного богохульника и пошляка от другого, абсолютно такого же, под биркой интеллектуальной собственности?  Важно ли, в самом деле, кто первым пропел ай лав ю бэби?  Должна ли эта общедоступная - "общелягушечья", как сказал Пастернак, - пошлость защищаться законом?

Вне вопросов культуры, ответа не знаю.  Должен ли аспирин быть дешевым?  Не знаю. Нужны ли людям компьютерные программы, чтобы они могли лучше и дольше играть в морской бой?  Не знаю.  Думаю, хорошо бы если бы стали подешевле молоко, папиросы, пиво и детские велосипеды, хотя и не огорчусь, если подешевеют трюфеля, шампанское и желтый стилтон.  А вот аспирин и software, черт его знает!     

Как говорится, ОФФ!

Мы тут с Наврозовым слегка перебросились ненормативным... Не взыщите, люди добрые, но порой это наиболее уместная лексика, а иногда даже неизбежная.

Я имею в виду,  матерные слова, которые не имеют цензурных синонимов, и которые следовало бы просто узаконить, ввести в общеупотребимый лексикон. Таково, например,  слово "уёбище", означающее нечто мрачное, тупое и агрессивное одновременно...

Может, кто еще вспомнит?

В список

Пиздец

П.С. Можно отдельный топик создать

Защита Гороховского

Андрей,

абзац - просто пристойно звучащая замена слову пиздец и самостоятельного значения не имеет. Точно так же можно употреблять вместо слова пиздец - возврат каретки :)

конец - не канает. "Колонка Шмарова - полный пиздец" звучит и звучит более, чем положительно, а "Колонка Шмарова - полный конец"  звучит странно :)

Амба заменяет пиздец только в его узком значении. Берем тот же пример: "Колонка Шмарова - полная амба" может отбить охоту эту колонку читать :)

Так что я настаиваю на том, что колонка Шмарова - полный пиздец, но ни в коем случае не конец, и не амба :)

Дежурный слововед Stepan 

Степан!

В каждом контексте у термина "пиздец" есть синоним. У "уёбища" его нет никогда, вот в чем разница!

Давайте похерим тему, а то нам абзац :)

Андрей, в анекдоте про заезжего священника, который совершил три ошибки (принял 500 грамм вместо 50-ти, в середине проповеди обратился не к той матери и в конце своей проповеди вместо Аминь! сказал Пиздец!), Вы не сможете заменить the темин ничем, не испортив смысл анекдота :)

Еще раз, эвфемизм "абзац" можно употребить практически везде, но для этого эвфемизмы и существуют. То же верно и для эвфемизма "хер". Как все хорошо знают, слово "хер" является названием буквы старославянского алфавита , и от него пошло слово похерить (страницу), в смысле, перечеркнуть (страницу).

Степан, великолепная защита!

Степан, мне очень нравится, как Вы выражаете свои мысли :-)

Издеваетесь?!

Я стараюсь "не налегать" на табуированную лексику, но, с другой стороны, с почтением и любовью отношусь к возможностям языка. :)

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Отнюдь. Мое замечание абсолютно искреннее.

еще

слово из 6 букв, 2-я - "и", означающее неуспех, полную неудачу...

Пизанские напевы

Андрей, лично я себя успокаиваю старым анекдотом про русских этимологов, спросивших у итальянских коллег, которые выводили слово "подтибрить" из эпизода с пропавшими баржами на р. Тибр, не случилось ли чего-нибудь подобного в г. Пизе.  Кто знает, может, действительно пизанцы во время оно украли у Флоренции какую-нибудь якобы осадную катапульту конструкции Леонардо, этого завирального фантазера, конечно же никогда не работавшую и даже теоретически не способную прихлопнуть сдуру залетевшего с болот Мареммы малярийного комара.  А мы дураки теперь говорим и думаем, что сквернословим!

Видимо, вы - очень здоровый человек. Иначе тема аспирина вас бы больше волновала. Сейчас месячный "паек" некоторых лекарств благодаря патентному праву стоит десятки тысяч долларов в месяц. Например, есть такая тема, безусловно, бесконечно от нас далекая, как СПИД в Южной Африке. В этой замечательной стране СПИДом заражен каждый второй, а набор лекарств для поддержания больного СПИДом "на плаву" стоит больше двух тысяч долларов. Так что у южноафриканцев, которые в среднем не богаче россиян, есть два варианта: либо подыхать, либо есть "нелицензионные" дженерики. Для этой страны копирайт из теоретической проблемы превратился в вопрос выживания. Пока юаровское правительство - на стороне своих граждан, и на нарушение копирайта закрывает глаза. А про копирайт на вульгарность - по-моему, очень правильно. Было бы прикольно, если бы кто-то запатентовал фразу "Ай лав ю" - по-моему, современные законы это вполне позволяют.

Скрижаль аспирина

Алексей, правду сказать, я думал конкретно об аспирине, а не о лекарствах вообще.  А об аспирине я задумался потому что в английской публицистике 30-х гг аспирин, очевидно тогда лишь с недавнего времени общедоступный, служил символом массовости, приблизительно как сегодня Макдональдс.  Многие, в том числе Оруелл, писали о "нашей аспиринной цивилизации" - это было первой ласточкой современных дискуссий о консьюмеризме, безличии, серийности и т.д.  Сегодня нам это трудно понять.  Помню, когда я читал их эссе, мне сначала казалось, что это - опечатка, что мишенью желчного сарказма столь умных людей безобидный аспирин быть просто не может.  Но потом до меня постепенно дошел смысл их отношения к этой пандемической панацее - ведь take two aspirin вошло в обиход как мирская молитва - со всеми щекотливыми ассоциациями, от всемогущества рациональной науки до светлого будущего коммунизма.  И вытекающий из них общий вопрос, который, по моему, перед нами все еще стоит: в аспирине ли счастье?  В здоровье ли тела вообще?  В большем ли здоровье большего количества тел?  В большем ли здоровье, например, большего количества тел, которым по капризу истории суждено стать пушечным мясом или здоровыми умереть от голода?  Так что, как видите, аспирин - не только таблетка, но и скрижаль.

Да, так что аспирин - это предшественник "сомы" из "Дивного нового мира" Хаксли, и современных антидепрессантов. В "Дивном новом мире" была такая мантра: "Сому ам - и нету драм!"

Совершенно верно.

Кстати, пользуюсь случаем добавить, что тема Ирины Михайловской - о немецких магазинах, закрытых по воскресеньям - странным образом перекликается с репликами в настоящей дискуссии.  Вообще тема почти без конца и края, ибо и разрешать, и ограничивать можно до бесконечности. 

(Андрей... извините... а что такое "желтый стилтон?)

Андрей, Вы же знаете белый - этакий английский рокфор?  Так вот есть еще и желтый.  Честно говоря мне больше нравится обычный белый, но динамика фразы, подобно пустому желудку, урчала и требовала еще два слога.

+1 ... наша эпоха - эпоха спизженных ценностей ...

... а может это и есть настоящий прогресс?

Почему копирование - это плохо? Почему надо быть одним в своем роде? Почему надо защищать талант? Может достаточно знать имя Автора?

Вот у меня есть мысля что мы наблютаем 2ой закон термодинамики в обществе. И наблюдаемы мы не снижение порядка (культуры, нравов), а увеличение свободы. И плагиаторам стало проще жить.

Но море банальности не помешает же талантливым? может даже поспособствует еще ярче проявить себя и свой стиль?

Как Вам сказать?..

Сергей, я думаю, талант необходимо защищать, а плагиат осуждать, и вот почему.  Европа правила миром постольку, поскольку "море банальности" не мешало "талантливым", которые, в частности, изобретали новое оружие. Ибо даже когда все силы огромной страны идут на создание нового оружия, "море банальности" мешает "талантливым", так что атомная бомба изобретается в совсем другой части света.  Свобода - это не свобода списывать у товарища, а свобода писать и делать то, что другим неприятно в установленных законом пределах, например свобода Галилея разглагольствовать о вселенной или свобода Эзры Паунда хвалить Муссолини.  Но Галилея содержали в роскоши под домашним арестом, а Паунда посадили в обычную, советского типа психушку, и из одного этого следует, что эпоха свободы, сделавшая Европу - Европой, увы, на исходе.  "Может, это и есть настоящий прогресс?"  Может, но лично я предпочитал бы умереть в газовой камере, чем увидеть его свирепую тень на стене нашей с Вами коммунальной пещеры будущего.

музыка

Как композитор я МНОГО имею дела с авторскими правами, отчислениями и т.д. Вот основные проблемы/аспекты:

1. Пусть авторы получают при жизни авторские отчисления. Давание концертов "как Моцарт или Бетховен" – бред: они оба были "звездами' и виртуозами. А вот Шниттке играл только на аккордеоне. А что плохого в отчислениях? конкуренции это не мешает. Наоборот, все рок–бэнды пишут СВОЮ музыку, чтобы не платить за ЧУЖУЮ. Тоже самое – в театре. В Нью Йорке появляется много НОВЫХ пьес и мюзиклов на оригинальный сюжет, потому что, например, лицензия на Винни Пуха стоит сотни тысяч, если не миллион $. И не дадут наследники/издатели!

2. А вот контроль наследниками... есть ужасный пример. Я написал песню на стихи погибшей в Аушвице поэтессы – неотправленное письмо сыну. Спектакль объездил всю Германию и Австрию, получил потрясяющую прессу, и об этой женщине узнали широкие круги. Потом он игрался в США. Близится премьера в Париже (о презентации СНОБ уже рапортовал). Вдруг выясняется, что сын этот жив, он наследник, песня моя ему не понравилась, и он запретил ее.

3. Надо, чтобы все могли пользоваться всей интеллектуальной собственностью. Вот например, хочет Н. исполнить песни Мадонны. Пожалуйста! отчисления идут со сборов или с продаж диска. Нет сборов – и платить не надо.

4. Дигитальную технологию не остановишь. Скачивают и скачивать будут. Другое дело, что МНЕ легче купить в магазине. Там диск – его можно на видео посмотреть на нормальном экране, там картинки есть, экстры всякие...

Надо сказать, что авторское право душит не только экономические инновации. Примеров в культуре множество: почему-то родственники авторов произведений не только получают отчисления за использование этих самых произведений, но и могут накладывать вето - или диктовать условия - в случае, если ставится пьеса их великого предка или по его роману снимается фильм. Чтобы начать снимать мюзикл по роману Юрия Коваля "Суер-выер" моим знакомым приходится годами договариваться с разветвленной семьей. И нельзя сократить "Трехгрошовую оперу" - ее можно поставить только в полном объеме. Дальше можно продолжать очень долго. При этом сын Набокова печатает роман, который отец не дописал. Но никто не сказал, что родственникам передается по наследству талант и способность широко мыслить. Это, конечно, частность по сравнению с GoogleBooks - но это совершенно точно про инновации, про возможности культуры жить дальше, двигаться вперед - не только создавая новое, но и заново и по-другому проговаривая уже нажитое.  

В целом, я согласен с автором. У меня нет сомнений, что радикальная реформа в области интеллектуальной собственности более, чем назрела. 

Я не согласен в мелочах: неправильно проводить параллель, скажем, с Моцартом или Леонардо да Винчи. В их времена не было современных средств копирования. Если вы хотели послушать, как Моцарт дирижирует, то вам надо было тащится на концерт. Леонардо мог не переживать, показывая друзьям Джоконду, так как трудно было ожидать, что на следующий день идеальные копии будут продавать на кажом углу, каждого города Европы. 

Но в главном автор прав. Я считаю, что начинать надо с резкого снижения сроков давности, причем, они могут быть разными для фармацевтики, музыки, литературы, софа, патентов и так далее. При этом, возможно, эти сроки прийдется несколько раз корректировать.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Идеальные копии

Степан, у Гусова есть замечательный снимок на эту тему, который мы когда-то использовали в моей Итальянской карусели, я его попрошу сюда поставить.

В случае с авторским правом и смежными правами происходит полный идиотизм - я понимаю еще пожизненную охрану авторских прав (ну должен же композитор на что-то жить), но их охрана в течение 70 лет со смерти автора!!! То есть автор оплачивает безбедную жизнь своих внуков, а между тем его наследники могут не выполнять его авторскую волю (как в случае с "Лаурой" Набокова). При этом руководствуясь такими законами и многоие государственные архивы закрывают личные фонды на 70 лет со дня смерти автора. А самое печальное, что в результате некоторые произведения искусства просто гибнут.

Например массовая  гибель записей великих российских музыкантов - из-за невозможности достигнуть договоренности между ГДРЗ, "Мелодией" и наследниками музыкантов....

Но у нас, увы еще и законы непойми как выполняются - возникают какие то мифические родственники, подложные документы и прочее. Из-за деятельности В. Глоцера в течение 15 лет в России не публиковали работ Александра Введенского, а под конец жизни он еще и все права на Хармса пытался под себя подмять....

Ну и конечно разница в сроках охраны - во Франции до сих пор права Жоржа Бизе охраняются, а в некоторых странах можно все что угодно на следующий день публиковать....

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Прав абсолютно. В изобразительном искусстве и архитектуре патентов не существует, а эпигоны есть, но бороться с ними копирайтовскими способами себе дороже. Наследование авторского права в первую очередь тормозит пропаганду имени и произведений автора. Наследники никогда не бывают конгениальны.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Присоединяюсь ко всем предшествующим ораторам.

Непрерывное, на протяжении последних 30 лет, разрушение баланса интересов между правообладателями и обществом, вовсе не привело (и не могло привести) к подъёму творчества у создателей всё жёстче охраняемых произведений. Все эти дополнительные деньги, которые выжимаются из слушателей, зрителей и читателей, оседают в карманах абсолютно не креативных посредников. Почитайте хотя бы отчёт РАО за прошлый год. По уставу, эта организация должна брать себе комиссию в 15% из собранных денег, а остальное распределять по авторам. Но по факту собрали 2 млрд, а распределили 600 млн. Остальное тупо прилипло к рукам. И если они соберут в нынешнем году 4 млрд, то доля денег, дошедших до истинных правообладателей, окажется ещё ниже. Эта система плодит недобросовестных посредников, и ими же лоббируется.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Ира Януччи Комментарий удален

Успела поспорить на эту тему с одним американским юристом.  Он, кстати, будучи несогласным с автором, очень разволновался, доказывая свою правоту, из чего я сделала вывод, что «copyright это здешнее – ВСЕ»

Если исходить из того, что одна из примет современности - тотальное отсутствие Идей, то появление нового взгляда, или другими словами, новой Идеи – приятно волнуют грудь. Тем более так логично аргументированной. В целом несогласные с М. Болдрин (как, впрочем, и согласные, судя по комментариям) сходятся на сугубо технических нестыковках нарушающих общую стройную  концепцию справедливости – как много платить, как долго платить, кому платить, зачем и так далее. Но светлость предложеной идеи как раз в том, чтобы поставить мир перед выбором – или мы заботимся об обогащении отдельных групп и людей, или о развитии цивилизации в целом. Почти по Достоевскому – счастье всего человечества или слеза ребенка (подчеркиваю – почти). В данном случае слезой ребенка будет потеря привычных ориентиров и представлений о той же справделивости. Но награда – прорыв на всех уровнях творчества.

Кстати, чем менее благополучно в материальном плане общество, тем с большим энтузиазмом такая идея поддерживается. Так что, возможно, в этом плане будущее за нашей страной.

Правда, далекое..

Нет только ответа, на что жить писателю, а так-то все шоколадно.

Да, на подаяние

А что же, конечно, на подаяние!  Ведь последовательный марксист любому объяснит, что книги, музыка и т. д. - это буржуазные излишества, необходимости в которых на самом деле нет, как есть она в хлебе едином.  (Кстати, Платон в Республике более чем отчасти поддержал бы эту точку зрения, так что не следует презрительно кривиться при упоминании еще недавно всем бесконечно близкого Маркса.)  Следовательно, продающий их писатель, композитор и т. д. лишь делает вид, что ими торгует, как булочник по-настоящему торгует, например, калачами. В действительности же, он - социальный паразит, живущий подачками мини-меценатов и мини-самодуров, называемых читателями, слушателями и т. д.  Я всё это к тому, что идея отменить копирайт пахнет - воняет, сказал бы К. Леонтьев - рационализацией, упрощением, streamlining.  Книжная культура Англии погибла, когда Тэтчерские лизоблюды отменили якобы "социалистическое по духу" Net Book Agreement, соглашение, восходившее в началу ХХ в. между издателями и книгопродавцами, запрещающее последним продавать книгу дешевле, чем за цену, указанную на обложке ее издателем.  В результате английская книготорговля потеряла культурную автономность и Англия превратилась в американский рынок сбыта, со всеми ужасами дискаунтинга и дампинга, внесенными завоевателем. Так что иногда лучше все оставить, как есть.  А иногда еще лучше вернуть, что было.  

На подаяние, то есть, на меценатскую поддержку, кстати, жили Гомер и Вергилий - не самые плохие писатели. А если серьезно, то Болдрин не предлагает сразу совсем отменить копирайт. Достаточно ограничить копирайт 3-мя годами: тогда и писатели были бы сыты, и сервисы типа google books - целы.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

-ольшинство книг, большинство произведений искусства приносят своим авторам прибыль первые шесть месяцев, год или два. Этого достаточно, чтобы он был доволен.

А у нас всё наоборот. Первые пять лет - известность и прибыль на чуть-чуть. Начиная с пятого года картика становится известной, но денег приносит также совсем немного.  После 10 -15  лет - картина становится культовой, и приносящей настоящую славу и деньги.

Интересно, а как быть с книгами? В литературе есть много примеров, когда репутация автора, написавшего одну гениальную книгу, от появления других книг, не столь гениальных,  только страдала. Был бы Патрик Зюскинд автором того самого "Парфюмера", если бы, гонясь за заработком, строчил бы "Парфюмер-два-три-четыре"? Сочиненный убийца кормит немецкого автора уже 25 лет, сам автор помалкивает, и, наверное, слава богу. Скорей всего, ему нечего сказать.

А коли нечего сказать уже 25 лет

то зачем его кормить? Пусть работать идет для разнообразия

Ну, "Сноба" ж на немецком нет, куда ему идти, бедному?

Да хер его знает. Ценность -- Парфюмер, а он -- отработанный пар
И Парфюмер - не ценность, а давно отработанный европейской литературой пар.

Судить могу только о писателях-беллетристах. Формально: существование копирайта (и авторского гонорара за переиздания вообще!) тормозит процесс творчества, ибо поощряет лень. Фактически: оно же поощряет к халтуре, ибо писать, когда не пишется, но долги заели, означает (в 90% случаев) гнать халтуру по принципу "пипл схавает, издатель не обидит". (Правда, мой любимый у Достоевского роман "Игрок" Федор Михайлович настрогал в две, кажется, недели, чтобы срочно расплатиться за карточные долги, но это событие в литературе скорее редкое.) Я мог бы привести гораздо больше случаев, когда погоня за баблом (оправданная или не очень) уродует автора, превращая его в халтурщика. Так что эта палка, как ей и полагается, о двух концах. Впрочем, мои симпатии и сочувствие мое, естественно, на стороне автора. Работа у него сволочная, как правило - безрадостная, гонорары - жалкие (в сравнении с тем, что хотелось бы получать для обеспечения хотя бы среднего уровня жизни), доход от переизданий - смешон... Нет уж, пусть все остается попрежнему. В конце концов, есть факторы, тормозящие литературный процесс гораздо сильнее, чем наличие копирайта, - цензура, например, не будь к ночи помянута . 

Борис Натанович... было дело, даже я, скромный ученый, хлебнул Главлита

Но, честное слово, после 1991 г., как говорится, бог миловал! Что бы мы ни писали...

Борис Натанович,согласен с вами - писатель получает недостаточное вознаграждение. Так продолжается уже много лет. Еще Иван Ефремов говорил что "писательство в нашей стране — дело, выгодное лишь для халтурщиков или заказников." Но в том-то и беда, что обычному писателю копирайт ничего не дает, а обогащает массу не имеющих отношения к литературе посредников. И, если ничего не менять, книгоиздание, или, говоря по-современному, производство литературного контента, превратится в такую же закрытую отрасль, как программирование или фармацевтика. Например, захочет человек написать фентези про мальчиков и девочек, любящих летать на метле: а, глядь, эта форма уже запатентована Джоан Роулинг. Захочет написать про приключения звездолетчиков с коммунистической планеты - то же самое, и тут - свой "правообладатель". Это не преувеличение - сегодня запатентовать можно все, что угодно. Так, один американец, который объявляет начало боксерских поединков, запатентовал свою коронную фразу "Let's get ready to ru-u-u-u-umble!", и теперь стоит кому-то произнести rumble с раскатистым r, можно нарваться на авторские отчисления.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Борис Натанович, "гонорары жалкие" -- это, увы, российские издатели и их безумная гонорарная политика. В какой-нибудь Америке Вы с Вашими тиражами бы сейчас спонсировали российскую космическую программу. :-)

Второй день просматриваю эту тему и удивляюсь. Интеллектуальная собственность - это такая же собственность, как недвижимость или движимость. Странно, что после жизни автора ее хотят отобрать.

 А почему никого не возмущает, что наследники прекрасного здания решили его переделать полностью внешне и сделать там офисы? Это их право, пусть даже это кому-то неудобно и не нравится. Тогда и великолепную картину, доставшуюся  наследнику, давайте заберем и повесим в музее на радость миллионов. В целях общественной пользы. Ведь гениальное произведение принесет радость в души многих, внесет духовную струю в умы и, возможно, сократит число самоубийств и повысит духовность общественности.

Неужели труд писателя или композитора менее ценен, чем труд, скажем, плотника?

<i> А почему никого не возмущает, что наследники прекрасного здания решили его переделать полностью внешне и сделать там офисы?</i>

Ладно бы только возмущало. Помимо этого субъективного обстоятельства есть закон, который запрещает распоряжаться памятниками архитектуры как взбредет в голову. И какое-нибудь Москомнаследие, по идее, существует только для того, чтобы спасать памятники от "наследников" (хотя на практике, как я понимаю, чаще с ними договаривается).

Интересы собственника, когда речь идет о культурных ценностях - последнее дело, особенно если собственник не ударил пальца о палец, чтобы произведение искусства появилось на свет. Собственник - это завхоз.

Даже если речь идет про автора - я не уверен, что и он вправе распоряжаться произведением, как вздумается. Давайте, что ли, приведу провокационный пример: мало кому придет в голову считать родителей собственниками детей, так? Принцип "я тебя породил - я тебя и убью" со времен Тараса Бульбы вроде как не котируется.

""Помимо этого субъективного обстоятельства есть закон, который запрещает распоряжаться памятниками архитектуры как взбредет в голову"

Признаю, что со зданием пример не безупречный. Давайте его заменем любой другой собственностью. Скульптура.

Конечно же, я имела ввиду автора с принадлежащим ему авторским правом, т.е. автора-собственника. И я не согласна, что "Интересы собственника, когда речь идет о культурных ценностях - последнее дело". Вы противник частной собственности?

"Давайте, что ли, приведу провокационный пример: мало кому придет в голову считать родителей собственниками детей, так? "

Пример слишком провокационный. Какое отношение имеют дети к объектам собственности? У нас же не рабовладельческий строй.

<i>Вы противник частной собственности?</i>

Я просто не считаю, что собственностью все начинается и заканчивается. Вот представьте, тонет "Титаник" - кому какое дело, чей был стол в каюте, если на нем может выплыть живой человек?

А вся культура - это, простите за пафос, и есть кораблекрушение. По числу плавающих в этом бульоне трупов, нервов и костей. Если про Галича узнали благодаря самиздату и несанкционированным перепевам, то я не вижу у наследников права изымать его тексты из свободного доступа. Это, между прочим, только самый громкий из копирайтных скандалов, но и самый типичный.

Главные копирайтные страсти в русском интернете разгораются вокруг наследия давно покойных знаменитых антисоветчиков - ну там Зиновьев, Веничка Ерофеев. Шварц и Пастернак, в конце концов. Покойники потеряли лет 10-20 жизни в борьбе за то, чтобы с их текстами мог ознакомиться каждый, в обход каких бы то ни было законов.  И в гробу видели все вопросы собственности и наследования.

А  если говорить абстрактно - частная собственность хорошая штука, кто бы спорил.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

"Вот представьте, тонет "Титаник" - кому какое дело, чей был стол в каюте, если на нем может выплыть живой человек?"

А как закон об авторском праве ограничивает возможность плавания на столе? :-) 

Можно свободно плавать на плоту из ящиков с фильмами "Титаник". Нельзя брать с аборигенов на обитаемом острове деньги за просмотр.

P.S. Авторские права не распространяются на идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования.

Здесь уже может прорезаться ностальгия по Советской власти, долгое время не признававшей никаких копирайтов. Помнится, как мой папа, переводивший в конце 70-ых фантастические рассказы для журналов "Техника - молодёжи" и "Знание - сила", подбирал их специально так, чтобы они были опубликованы до определенного ( кажется, 73-го ) года, так как государство не собиралось платить за копирайт ни копейки. А когда папа собрался переводить книгу Дональда Вестлэйка "Hot Rock", он написал слёзное письмо автору, описав ему горькую участь советского переводчика, и тот дал ему официальное разрешение на бесплатную публикацию, не преминув при этом обматюгать оплот мира и социализма. Если же конкретней, то стоит помнить, что Обама очень близок к шайке так называемых "trial lawyers", и будет делать всё, чтобы продвигать их интересы.

Фразы типа "такой-то очень близок к шайке таких-то, и будет делать всё, чтобы продвигать их интересы" является универсальным и неопровергаемым обвинением. :(

Скажем, "Буш очень близок к шайке так называемых ковбоев и будет делать все, чтобы продвигать их интересы" :)

Это все из того же набора, что "за этим все стоят еврейские (или - арабские, если угодно) деньги"

Думаете, Обама обидится? Слово шайка является в данном случае вольным переводом слова gang, которое в переносном смысле употребляется в Америке для описания вполне законных гильд и клубов по интересам. А у Вас, уважаемый Степан, есть сомнения что Буш-младший выражал, среди прочих, интересы техасских и прочих нефтяных компаний, и помогал им, как мог, во время своего правления? Вполне общепринятая практика, между прочим. А насчет Обамы - он очень талантлив, но обязан очень многим доминирующим силам демократической партии, и, будучи прекрасным политиком, знает что ему надо платить по счетам. Это - обычная политическая практика, а не какая-то conspiracy theory.

Если сравнивать демократов и республиканцев, сменявшихся за время существования Интернета, то надо признать, что и те, и другие были вполне последовательны в реализации двух разных подходов. Демократы боролись с корпорациями, вбухивали огромные бюджетные деньги в backbones и пытались всё зарегулировать. Республиканцы практиковали laissez faire.

Шаббат шалом, Антон, приятно возобновить общение с Вами после прошлогоднего обеда в China Tang!

Да, правильно, и последовательная политика демократов привела к тому, что к 2000-му году многие владельцы и СЕОs high-tech компаний стали покидать свою natural constituency в лице Демократической партии, и начали поддерживать республиканцев - Билл Гэйтс был cамым ярким примером, но не единственным.

Я б даже сказал шавуа тов :)

Гейтсу сам Бог велел, они ж Microsoft при Клинтоне чуть не замордовали начисто.

Только Буш его и спас, потому что новый AG вообще закрыл всю эту судебную тему, а гроза мелкомягких David Boyes пошёл за деньги выручать Напстер, но не преуспел.

Теперь уж точно шавуа тов!

А теперь немало людей из клинтоновской бригады снова близки к рулю, включая нынешнего AG Эрика Холдера, бывшего раньше подчиненным Janet Reno. Вот он разберётся с Гуантанaмо, и тогда вполне сможет взяться за старое.

Не просто бусы снять с вождя

Позиция ученого не блещет новизной. Защита интеллектуальной собственности, как одно из проявлений сознательного нарушения принципа совершенства рынков и равнодоступности благ, равно как критика монополизма, протекционизма, двойных стандартов во внешней торговле, далеко не новы и обильно сдобрены вполне разумными аргументами. Беда лишь в том, что все эти аргументы имеют мало общего с real politik, хотя бы с real ekonom-politik - интересы конкретных стран (как правило, лидеров) и конкретных компаний (как правило, технологических лидеров в своих областях) гораздо влиятельнее в этом бренном мире, чем самые красивые книжные аргументы.

Правда, с одним аргументом уважаемого итальянского ученого я готов поспорить. Это неверно, что монополии не создают инноваций. См. в качестве примеров ядерные и космические изделия СССР и США в 20 веке. Другое дело, неконкурентная среда обнуляет стимулы удешевления инноваций, это другое дело.

С другой стороны, могу подкинуть в копилку аргументов критика копирайта еще одно, правда, тоже уже давно и широко известное дискуссантам по этой теме соображение. А именно: предоставление монопольных прав на интеллектуальную собственность - далеко не единственный способ вознаградить производителя ИС. Ему можно, к примеру, платить некие аннуитеты из специальных государственных фондов, размер которых был бы пропорционален частоте/широте актов пользования его созданием.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Совершенно верное замечание про аннуитеты, в параллельном обсуждении бесплатного контента на этом сайте только вчера перебирали те виды налога (на болванки CD, на телевизоры), из которых можно было б кормить правообладателей. Что до real Politik, реалии рынка сейчас таковы, что огромная часть денег приходит к правообладателям не из читательских и зрительских копеек, а из рекламных бюджетов, привлекаемых бесплатными распространителями. То есть платежи B2B, которые являются рыночным эквивалентом той же схемы с аннуитетами. Только распределяет эти аннуитеты не госчиновник и не общество по коллективному управлению, а конечный правопользователь: телеканал, радиостанция, сайт. Кого они закупили - тому и заплатили. В этой связи логично было б оставить понятие "копирайта" релевантным только для коммерческих форм использования.

Друзья, погодите отменять копирайт, я еще не поживился. Мой дедушка, знаменитый художник-плакатист из легендарных конструктивистов Семен Семенов подписывал свои плакаты буквой С в кружочке ( точно,как нынешний знак копирайта) Было это в 1926 году задолго до введения в обиход значка копирайта. Я не утверждаю,что он изобрел этот знак. Просто весь мир пользуется

написанием, которое первым использовал мой прославленный дед. Давайте сначала отсудим у всех право на написание в пользу моего деда и меня (наследника). А потом на фиг отменим копирайт вместе со знаком. Готов поделиться выгодой с членами клуба.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Еще как хватит! Только представьте количество товаров и брендов ( и каких брендов) которые беспардонно пользуются изобретением моего дедушки. Даже если все они заплатят мне в досудебном порядке... Даже голова кружится. И хотя свой пост я написал в виде стеба, но в каждой шутке есть... Тем более, что фактическая сторона выглядит именно так. Как это не смешно.

история по касательной - кошечка взамен Nevermore

как-то знакомый владелец реставрационного салона рассказал мне про богатенькую бабульку, принесшую картину с какой-то кошечкой в центре - слегка обновить краски. В процессе работы оказалось, что аляповатая кошечка просто намалевана  поверх чего-то другого. Обнажился черный ворон. Стали рыскать по каталогам и аукционам -  и без труда нашли.  Ахнули - картина была тогда куплена за 50 тысяч  долларов. Решили бабульку обрадовать, но та -  в истерику: "Верните мне мою кошечку! Сейчас же!!!".

Так что деньги позволяют не только "прикоснуться" к великому творению, но и слегка его покалечить.

 

Новости наших партнеров