Софья Баскина /

Что удерживает ребенка рядом с матерью

«Если вы будете подходить к новорожденному, как только он закричал, то он быстро научится вами манипулировать». Это убеждение устарело еще 60 лет назад. Мать — такая же первичная потребность для ребенка, как пища

Иллюстрация: Leemage/Fotolink
Иллюстрация: Leemage/Fotolink
+T -
Поделиться:

«Но ведь собака — это не ребенок!» — возмущенно восклицает клиентка на зоопсихологической консультации, когда я объясняю ей, почему собака воет, оставшись одна дома. «Да, вы не чувствуете в ней ребенка. Но она-то чувствует в вас родителей!» — отвечаю я ей.

На самом деле, никогда прежде грани между зоопсихологией и детской психологией не были так расплывчаты, как в современной науке. Как понять, что чувствует собака? По ее поведению. Как понять, что чувствует ребенок, который еще не научился говорить? Правильно, по его поведению. И хотя молодых родителей часто коробит сравнение детей с животными, привязанность к матери у людей и многих видов животных «работает» по одним и тем же законам.

Американский бихевиорист Гарри Харлоу исследовал привязанность на детенышах макаки-резуса. Харлоу предполагал, что они привязаны к матери не с рождения, а учатся держаться с ней рядом просто потому, что она постоянно их поощряет — молоком, уютом, чистотой. Так же, как мы на занятиях по дрессировке поощряем собаку лакомствами или игрой в мячик.

Харлоу решил разделить стимулы, которые мать посылает детенышу (еда, тепло, уют и т. п.), и наблюдал, какие стимулы окажутся для него важнее.

Одним из самых первых и печальных результатов еще до начала этих опытов стала высокая смертность среди детенышей макак, несмотря на чистоту клеток и отличное питание (сейчас повторение и всех последующих экспериментов Харлоу запрещено из этических соображений). Если у детеныша в клетке оказывалась тряпочка-подстилка, обезьянка вцеплялась в нее и отчаянно протестовала, когда тряпочку пытались забрать. Неожиданно выяснилось, что детеныши с такими тряпочками выживали чаще. Тогда у Гарри Харлоу появилась идея постоянно растить детенышей на манекенах. Один манекен был жестким, проволочным, но на нем была закреплена бутылочка с молоком, другой манекен был обтянут ворсистой тканью, но он никогда не «кормил». Детеныши всегда предпочитали «мягкий» манекен.

Так выяснилось, что детеныш не может существовать без привязанности и что в качестве объекта привязанности он выбирает то, что больше соответствует инстинктивному (врожденному) образу матери: в данном случае это было что-то мягкое и пушистое. Если во время чистки клетки манекен, обтянутый ворсистой тканью, забирали, детеныш скручивался в клубочек и истошно визжал. Потом он садился в угол клетки и начинал раскачиваться от безысходности своего горя.

Английский психолог Джон Боулби с интересом следил за опытами Харлоу, они постоянно переписывались. Поведение обезьянки, лишенной объекта привязанности, напомнило Боулби маленьких детей, попадающих в больницу без родителей.

До начала 1950-х годов психологи судили о состоянии новорожденного по интервью с его родителями. Джон Боулби решил применить к детской психологии методы исследования, принятые в науке о поведении животных. Вместе со своим коллегой Джеймсом Робертсоном Боулби добился разрешения на непрерывную видеосъемку маленькой девочки, которую положили в больницу без матери. Сперва она громко плакала, потом села в углу кровати и начала молча раскачиваться из стороны в сторону — почти как подопытные Гарри Харлоу. Через некоторое время она примирилась со своим положением и даже родителей встречала очень спокойно, интересовалась игрушками, не расстраивалась, когда мама уходила, и казалась погруженной в себя.

Все стадии, которые переживала девочка, хорошо известны современным психологам: протест, отчаяние и отстранение.

Домой девочка вернулась по-настоящему другим человеком — изменился ее темперамент, она стала тревожной, пугливой. Видеофильм «Двухлетка попадает в госпиталь» стал сенсацией. Благодаря ему во многих больницах разных стран младенцев начали госпитализировать вместе с мамой, что раньше было редкостью. Ни «стерильность» больничных условий, ни качество ухода не перекрывает того психологического комфорта, который дает ребенку индивидуальная забота. В материнско-детских отношениях никакого «колхоза» быть не может.

Еще в 1958 году Боулби высказал предположение, что привязанность — это поведенческая система, которая сформировалась в процессе эволюции в очень далекие времена и имеет нейробиологическую основу. Млекопитающие не смогли бы кормить своих детенышей молоком, если бы какой-то механизм не удерживал мать и дитя вблизи друг друга. Теперь мы знаем, какой это механизм — привязанность. И с каждым годом становится все больше известно о том, какие гормоны и какие структуры мозга задействованы в его обеспечении.

В опытах Гарри Харлоу 80% обезьянок, став взрослыми, бросали своих собственных детенышей. Так проявлялись последствия их общения с неживыми матерями-манекенами. А переживания двухлетней девочки, попавшей в больницу, закончились ли они с ее возвращением домой? Нет, так же как и у животных, прерванные связи с матерью имеют необратимые последствия. Многочисленные исследования последних лет показали, что даже двухнедельный перерыв в общении с матерью в течение первого года жизни влияет на нейроэндокринную и нейрохимическую систему ребенка, что приводит к патологиям психической деятельности во взрослом возрасте.

Вы слышали такой совет: если вы будете спешить и подходить к новорожденному, как только он закричал, то он научится вами манипулировать? Это убеждение устарело еще 60 лет назад. Мать — такая же первичная потребность для ребенка, как пища. Голод нельзя победить отказом от пищи, также и требовательный детский крик будет слышен тем реже, чем лучше мать чувствует своего малыша и реагирует на него.

Комментировать Всего 12 комментариев

Тема эта очень сложная, и как знают все родители которые еще помнят младенческие периоды своих детей -- есть две гильдии мамочек. Одна подвязывает ребенка на живот и таскает его повсюду, даже когда готовит еду, и т.д. Дети в таких семьях спят с родителями пока сами от этого не откажутся. И есть другая гильдия, которая считает что ребенок должен научиться засыпать сам и для этого его надо фарберайзнуть (от имени доктора Фарбер), то есть дать немного покричать перед отходом ко сну и вообще меньше брать на руки когда он пытается заснуть. Я всегда с завистью смотрела на мамочек с подвешенными малышами на животе -- у меня от этого дико болела спина, от постоянной зависимости развивалась депрессия, и это было просто не для меня. И мои фарберайзнутые дети и дети многих моих знакомых прекрасно развиваются в эмоциональном плане, и будем надеятся своих детей бросать тоже не будут....

Найти объективный показатель того, насколько прекрасно ребенок "развивается в эмоциональном плане" сложно, если в целом развитие ребенка попадает в "норму". Но, в общем, речь даже не об этом. Если Вы приучаете спать ребенка в своей кроватке, это не обязательно означает, что Вы менее чувствительны к его сигналам, чем "слингомама". И наоборот.

В этой статье я говорю о негативном влиянии на ребенка двухнедельного перерыва в общении с мамой (правильнее сказать "опекуном": взрослым, который постоянно заботится о ребенке с его рождения). Понимаете, если ребенок плачет, требуя, чтобы мать подошла, взяла его на руки, а мама этого не делает никогда, то в природе это означает, что ее больше нет. Если же она в каких-то ситуациях реагирует на его сигналы очень быстро и адекватно (например, при его пробуждении), а на какие-то отказывается реагировать (например, при засыпании), то ребенок все равно воспринимает ее как отзывчивую мать. Слепое следование какому-то методу (ношению в слинге или по Фарбер))) может создавать наблагоприятную среду для ребенка, потому что мама действует по схеме, которая от него не зависит, она не отзывается на его сигналы ни быстро, ни медленно - никогда. Другое дело, конечно, что для всех малышей (и человеческих, и звериных) очень важен тактильный контакт, который детям в слингах и в маминой кровати получить легче. Но ведь, если Ваши дети спали в своей кровати, это еще не означает, что Вы мало их обнимали и целовали.

А расскажите пожалуйста, как фарберайзят детей? Я уже дошел слегка: мы довольно таки слинганутые, у детей маленькая разница...

Вот и мы дошли когда ожидали дочку а полуторогодовалый сын все отказывался спать. Я читала не Фарбера, а прекрасную книгу Вайсблюта: Здоровые привычки сна - счастливый ребенок. Но смысл близок к Фарберу, а именно: научиться засыпать - это один из первых навыков, который необходимо помочь приобрести ребенку. У некоторых это проходит достаточно естественно, некоторым приходится оставить ребенка в кроватке поплакать перед сном и неподходить к кроватке ночью при первом всхлипывании. 

Мне ни разу не удавалось достичь успеха в этом деле, и в конце концов я решила, что носить при себе и спать вместе - это более естественно. К тому же, на всякую теорию найдется другая теория - помнится, мы тогда зачитывались культовыми Серзами,  В итоге, я все равно всякий раз завидую тем, у кого получилось. Наверное, тут дело не столько в технологии, сколько во внутренней уверенности, что это правильно?

 

Да, именно так! В этом книга как раз очень помогает. В ней куча статистики которая доказывает что ребенок должен спать очень много и что кричат они часто от переутомления. Поэтому советуется ребенка ложить в кроватку еще не в уставшем состоянии, соблюдать режим и завести ритуалы отхода ко сну (ванночка, и т.д.), а еще приводятся данные о том сколько спят дети в зависимости от возраста, когда они переходят с трех дневных снов на два, и т.д.

Кроме этого, мы все убедились что фарберайзать второго ребенка гораздно проще чен первого. Душа почему-то меньше болит  ;-)

В общем, это совершенно противоречит идеологии слинговатых, у которых и с режимом проблемы, и часто со сном тоже. Видимо, выбор системы зависит от темперамента/привычек/анамнеза родителей. Вряд ли ведь встречаются люди, которые первого фарберайзали, а второго всюду с собой клали?

Как сказал один мой знакомый: "Дети растут вопреки всему." ;-)

Если бы у наших блогов были слоганы, я бы выбрала этот. 

Ну, почему же? И слинговые дети бывают спокойными, с хорошим режимом и сном. И родителей, которые первого растили "в отдельной кроватке", а второго "в слинге" я знаю немало. История каждого ребенка, каждой мамы, каждого союза мама-ребенок - уникальны. Но повторю еще раз - если хорошая чувствительность мамы к сигналам ребенка (не зависящая напрямую от методов воспитания) - это всегда плюс, то будет ли "слинг" или "Фарбер" хорош для малыша - зависит от мамы и малыша, и не зависит от слинга или доктора Фарбер.

Уделом сегодняшних родителей становится "разобрать по косточкам и по авторам" процесс засыпания, просыпания, кормления ребёнка. Этакая микробиология на дому. Никто не говорит, что все эти процессы - только начало большой совместной жизни. Отвлекитесь ради Бога от "ванночек" перед сном и от "цвета какашек перед вторым писанием". У каждого поколения есть свои "книжные авторитеты в воспитании и выращивании детей". И не всегда они правы, потому что описывают то, что им близко. Но может быть непригодным для Вас. Половина рекомендаций автора, проживающего в Майами не подходит для семьи, "выращивающей" ребёнка в России. Климат другой, психотип окружающей обстановки другой, еда у нашего гражданина переваривается дольше. Главное - ребёнок должен знать, что его любят и что он нужен. Если Вы делаете вид, что обожаете его безумно, родив для других целей, он будет орать как зарезанный" и всё время проситься на руки. Даже маленькие дети прекрасно понимают всё, когда родители с ними говорят и объясняют свои будущие действия и то, что от него на сегодняшний день требуется. Детям нужно доверять, нужно с ними сотрудничать - только тогда удастся построить настоящую семью, в которой у Вашего малыша будет право голоса.