/ Лондон

Пьер Броше: За Рериха рад особенно

Christie's заработал на русском искусстве больше ожидаемого

Участники дискуссии: Пьер Броше
+T -
Поделиться:
Подробнее

Картины Николая Рериха и Филиппа Малявина стали самыми дорогими покупками на русских торгах аукциона Christie's.

Рериховская «Легенда» из серии «Мессия», написанная в 1923 году, продана неизвестному покупателю за 1 миллион 635 тысяч долларов с лишком.

Цена оказалась выше той суммы, которую предполагали выручить за картину эксперты аукционного дома. По их прогнозам, максимум должен был составить порядка 1,48 миллиона долларов.

Просчитались специалисты Christie's и с ценой на картину Филиппа Малявина «Езда на санках» (1933), которая заняла вторую позицию в списке самых дорогих лотов нынешних торгов. Причем более чем вдвое. При ожидаемых 362 тысячах долларов она ушла за 851 тысячу. Так много за работы этого художника прежде на аукционах не давал никто.

Третьей по стоимости картиной стал «Портрет Марии-Мариэтты Франгопуло», написанный Зинаидой Серебряковой в 1922 году. Анонимный покупатель выложил за него почти 338 тысяч долларов, хотя первоначально работа оценивалась немногим дороже 82 тысяч.

Кроме того, на торгах были проданы картины Ильи Репина, Константина Коровина и Ивана Похитонова, ювелирные изделия и предметы декоративно-прикладного искусства.

Пьер Броше

   Ничего странного в том, что русские художники ушли на Christie's за большие деньги, я не вижу. Это ни в коем случае не свидетельство нового русского бума. Это просто говорит о том, что интерес к русским художникам конца XIX — начала XX веков — Рериху, Малявину, Серебряковой — сохраняется. От себя добавлю, что за Рериха рад особенно, потому что он один из любимейших моих авторов.   

Комментировать Всего 1 комментарий

Ничего странного в том, что русские художники ушли на Christie's за большие деньги, я не вижу. Это ни в коем случае не свидетельство нового русского бума. Это просто говорит о том, что интерес к русским художникам конца XIX — начала XX веков — Рериху, Малявину, Серебряковой — сохраняется. От себя добавлю, что за Рериха рад особенно, потому что он один из любимейших моих авторов.