Владимир Зомерфельд (Барсукот), Алексей Мишаков (Барсук) в спектакле «Зверский детектив»
Фото: Мария Моисеева
Владимир Зомерфельд (Барсукот), Алексей Мишаков (Барсук) в спектакле «Зверский детектив»

Благодаря внутренним проектам театра, будь то цикл читок «Вслух» или разнообразные лаборатории, в репертуар РАМТа попадает большое количество отличных работ для зрителей всех возрастов. «Зверский детектив», который сыграли на зрителя всего один раз, вызвал такой восторг, что билеты были проданы на три месяца вперед. И сейчас театр ищет место в своей обширной афише для дополнительных показов.

Режиссер Ирина Васильева в содружестве с художником Ниной Юнгвальд-Хинкевич создали мир, который интересен как детям (спектакль идет с пометкой 6+), так и взрослой публике. За приключениями жителей Дальнего леса следишь завороженно: здесь каждую сцену хочется запомнить и самому заглянуть на вечерок в бар «Сучок» за мухито или пнем-колодой. Обрамляет все стилистика нуар-фильмов, сдобренная юмором и шалостями артистов.

Вальяжный, только кажущийся медлительным Барсук в исполнении Алексея Мишакова напоминает героев Жана Габена, а иногда и Хамфри Богарта. Его не собьешь ни с пути, ни с мысли, и даже возможные ловушки он обязательно предскажет сам.

Барсукот, напротив, слишком незрел и активен, доверчив, и все время его суетная кошачья часть перевешивает потенциально-рассудительную барсучью. Владимир Зомерфельд продолжает в Барсукоте галерею своих дивных персонажей из мира животных (все, кто видел «Остров Сокровищ», помнят его фееричного попугая), а здесь еще и соревнуется с главным котом РАМТа Виктором Панченко («Дни Савелия», «Кот стыда»). Кошатники поймут: ты смотришь на его пластику и видишь настоящего кота. Списано идеально. Поэтому самое сложное — это удержаться от обращения «кыс-кыс-кыс» вместо «браво». У Мишакова с Зомерфельдом получился гармоничный дуэт, хочется его повторения и в других спектаклях.

Сцена из спектакля «Зверский детектив»
Фото: Мария Моисеева
Сцена из спектакля «Зверский детектив»

Вся история завязана на классический сюжет: раз-два-три-четыре-пять — и вот от зайчика остался лишь хвостик. В подозреваемые сразу же попадает Волк, а кто иначе. Алексей Бобров создал колоритнейшего Серого. Мимика, походка, образ — в них столько узнаваемых на подкорке образов: тут и Розарио Агро, от которого никто не уходил, и рецидивист Кирпич Садальского из «Места встречи…». И миллион новых штрихов, придуманных самим артистом. И так можно рассказать о каждом. Мышь-психологиня Марии Туровой, Койот Йот с шизофренией Ивана Забелина, вечно прибедняющаяся Зайчиха Марианны Ильиной, дуэт Сычей-адвокатов Анастасии Волынской и Яны Палецкой.

«Зверский детектив» — это пир актерского экспромта, здесь можно сочинить новых персонажей (и это уже не раз сделали за время репетиций), здесь грань между игрой и партнерским расколом ох как тонка. Отдельная радость — следить за артистами в такой момент. Из замечательной труппы РАМТа собрался пусть маленький, но фееричный ансамбль. Кто-то ведет лишь одного персонажа, кому-то досталась целая когорта. Нельзя не выделить Дмитрия Бурукина и его калейдоскоп образов: сноб судмедэксперт Гриф, приемный малыш Скворчонок, смекалистый прораб Крот и, конечно, героический Жук Жак. «Как потом буду нашим личинкам в глаза смотреть?» — весь спектакль хочется растащить на цитаты.

Алексей Бобров (Волк), Дмитрий Бурукин (Гриф), Алексей Мишаков (Барсук) в спектакле «Зверский детектив»
Фото: Мария Моисеева
Алексей Бобров (Волк), Дмитрий Бурукин (Гриф), Алексей Мишаков (Барсук) в спектакле «Зверский детектив»

Получился очень точный портрет нашей современной действительности: чего стоит только прораб Крот с его бригадой и особенно колоритным жирафиком Рафиком, или же оперативное «отжатие» логова Волка многодетной семьей. «Зверский детектив» — бесконечно смешное и остроумное зрелище, от просмотра которого получит удовольствие и ребенок, и взрослый.

Автор: Ольга Шишорина