Спектакль «Эзоп»
Фото: РАМТ
Спектакль «Эзоп»

Известие о том, что Владимир Мирзоев ставит в РАМТе «Эзопа» по востребованной во времена СССР пьесе «Лиса и виноград», признаться, удивило. Написана она в 1952 году бразильским драматургом и театральным критиком Гильерме Фигейредо. А в памяти людей осталась исключительно как свидетельство канувших в Лету брежневских времен, куда нет ни малейшего желания возвращаться. «Лису и виноград» ставили во многих советских театрах, вкладывая скрытые смыслы — приметы иллюзии скудной свободы. Вроде бы ничего сверх положенного не сказано, но все всё поняли. Не называя вещи своими именами, ты высказался, не промолчал. Вершиной сценического послания, изложенного эзоповым языком, стал спектакль Георгия Товстоногова в БДТ и телевизионная версия постановки, которую увидели миллионы советских телезрителей. В самом начале 1980-х вышел другой телефильм Олега Рябоконя, где Эзопа сыграл Александр Калягин.

Так сложилось, что желание вернуться к подзабытой драматургии стало обоюдным: об «Эзопе» вспомнил худрук РАМТа Алексей Бородин, а параллельно — Владимир Мирзоев. Репетиции начинались в камерном пространстве, затем их перенесли на большую сцену, но интимность при этом осталась. Публика расположилась не в партере, а на сцене, где для нее выстроили амфитеатр. Позади, как пропасть, зияет пустой зрительный зал. А впереди — пространство без излишеств, созданное художником Алисой Меликовой. 

Спектакль «Эзоп»
Фото: РАМТ
Спектакль «Эзоп»

Две гигантские египетские кошки вращают головами справа и слева. Что они вообще делают в Древней Греции в V веке до нашей эры? Здесь же — конструкции в форме знака, символизирующего бесконечность. При этом актеры одеты в современные костюмы мышиного цвета. У героев есть мобильные телефоны, они пользуются интернетом, знают, что такое «Википедия». Так у зрителей возникает ощущение безвременья. Мы словно везде и нигде. Сбоку располагается небольшой оркестр, он состоит из гитар, укулеле, ударных и скрипки.

Знак бесконечности материализуется в ложе, где смелые телодвижения совершают Клея (Нелли Уварова) и ее служанка, а по совместительству наложница мужа Мелита (Мария Рыщенкова). Возвращается Ксанф (Алексей Мясников) — муж Клеи. Он не то чтобы глуп, но самодоволен и слывет философом, не будучи им. Никого это не смущает. Мнимые величины были и есть. Ксанф входит с привычной фразой: «Клея, радость моя, я привез тебе подарок!» Ксанф привозит Клее странный подарок — раба Эзопа. Эзоп, которого играет Евгений Редько, не так уж уродлив, скорее, убог, какой-то ходячий шарж. Напоминает согбенную старушонку и странно одет. Эзоп привык быть рабом и словно упреждает жалким видом возможный удар и обиду. Он выходит за пределы условного пространства сцены, периодически обращаясь к зрителям. Узнает сидящих в первом ряду критиков, кого-то называет по имени, отпускает реплики в адрес театрального руководства, присутствующего в зале. 

Спектакль «Эзоп»
Фото: РАМТ
Спектакль «Эзоп»

Рабыня Мелита одета в современного кроя жакет. Он ей очень идет, подчеркивает все достоинства фигуры. Из-под него выглядывает лисий хвост. Мелита необыкновенно хороша, пластична, как кошка, хитра, как лиса. И виноград вполне зримый имеется, не только метафорический, что слишком зелен, чтобы быть желанным. Эзоп выносит на блюде спелую пластиковую гроздь. 

Клея предлагает всю себя в распоряжение Эзопа. Она готова бросить мужа и последовать за рабом в неизвестность, потому что жить так, как живет, наверное, нет сил. Только Эзоп не готов к рывку в неизвестность. Рабство бесследно не проходит. Оно оставляет метку. А может быть, Эзоп максималист: если уж свобода, то полная, без страха депортации туда, откуда бежал. Жажда свободы, к которой априори должен стремиться Эзоп, здесь не так уж и сильна. Возможно, он устал ждать и по инерции тянет лямку жизни.

Владимир Мирзоев поставил спектакль как басню, взбив огненный коктейль. Он привнес в него гротеск и житейский юмор, мораль окутал облаком философии и попытался разобраться в психологии своих современников. В новом прочтении эзопов язык уходит в бесконечность. Он с нами навсегда. 

Автор: Светлана Хохрякова