«Я не уйду в запой, как мог бы мужчина». Женщины-сантехники о своей работе

Редакционный материал

Элитный подмосковный сантехник зарабатывает больше 100 тысяч рублей в месяц. Обычный российский — примерно 30. Хитрый, вредный, грязный, пьющий — стереотипы про сантехников далеко не всегда соответствуют действительности. Начиная с того, что далеко не всегда сантехник — мужчина. «Сноб» продолжает цикл «Мужская работа». Российские сантехницы рассказали, почему пришли в эту профессию, как в ней выросли и за что любят свою работу

28 Август 2017 11:14

Забрать себе

«Прокладывать водопровод — это прямо как конструктор»

Яна, 26 лет, Сыктывкар:

Специального образования сантехника у меня нет, я училась на портного. Когда закончила техникум, пошла работать продавцом-консультантом: один мой родственник — владелец магазина сантехники, туда я и устроилась. Наши покупатели в основном сами все сантехники или строители. Я часто с ними разговаривала, набиралась знаний.

После теории перешла к практике. Я живу с мамой и сестрой, так что взяла на себя всю мужскую работу по дому. Первым делом сама поменяла счетчик воды. Конечно, волновалась. Открутила старый счетчик, поставила новый, закрутила. Все работает и нигде не протекает.

После первой починки я влюбилась в профессию. Это очень интересно — прокладывать водопровод, строить схемы. Прямо как конструктор. Меня в это дело по-настоящему затянуло. Родные только за. Мама у меня простая уборщица, а сестра в 23 года живет в свое удовольствие: нигде не работает и играет в интернете в стрелялки. Так что основной доход в семью приносим мама и я. А я ведь не только в сантехнике разбираюсь: дома сама сделала косметический ремонт, поменяла проводку, приколотила полки. Без мужика не пропадаем. Только вот готовить я почти не умею, зато шью одежду себе и близким.

Бывает, подхожу к клиентке в магазине, спрашиваю: «Вам чем-нибудь помочь?» А мне в ответ: «Спасибо, я подожду, пока освободится мужчина!»

Друзья мой выбор тоже поддерживают: я им могу счетчик поменять, кран-буксу в смесителе — и все почти бесплатно. Потом эти друзья посоветуют меня своим знакомым, так и находятся заказы. Посетители магазина тоже часто спрашивают: «А нет ли у вас сантехника?» Тогда я предлагаю свои услуги. С этой подработки получаю от 5 тысяч до 20 тысяч в месяц. А вообще мой основной доход — зарплата продавца в магазине родственника.

Коллеги меня уважают и ценят. Клиентки, правда, часто относятся скептически. Бывает, подхожу к ней в магазине, спрашиваю: «Вам чем-нибудь помочь?» А мне в ответ: «Спасибо, я подожду, пока освободится мужчина!» Естественно, мне становится обидно. Мои коллеги в таких случаях всегда за меня заступаются. Говорят, что я знаю побольше многих мужиков! И часто они правы. Иногда им даже становится неловко от того, что женщина умеет больше их.

Я действительно очень многому научилась за 5 лет работы. Но официально устроиться не могу: документов о том, что я сантехник-водопроводчик, у меня нет.

«Нам можно меньше платить, а требовать больше»

Ольга, 45 лет, Самара:

Фото из личного архива

Мой отец был электриком. Когда он возил меня маленькую по городу, то часто говорил: «Смотри, этот дом мы монтировали», или рассказывал о каких-то интересных случаях с работы. В детстве я рисовала в основном домики. Так что никто не удивился, когда я пошла в строительный техникум.

11 лет я была замерщиком в строительной войсковой части. Мы занимались монтажом сантехсистем по нашему округу. Почти каждую неделю я ездила на стройку, производила замеры, подготавливала эскизы. Потом по этим эскизам на заводе изготавливали трубные заготовки. Позже я начала делать проекты отопления — сначала для курсовых работ, а потом и для реальных зданий.

Время шло, цены на продукты увеличивались, а зарплата росла незначительно. Войсковая часть — организация государственная, все регулировалось тарифными ставками. Тогда я уволилась и не пожалела: в профессиональном плане войсковая часть не могла дать никакого роста, все руководящие должности там занимали мужчины. Да и зарплату на новом месте мне предложили в два раза больше, чем до этого — 5 тысяч рублей в месяц.

В 30 лет я устроилась замерщиком в коммерческую строительную организацию. Конечно, в девушке-блондинке с первого взгляда мало кто мог угадать специалиста. Но когда начальство увидело мои работы, мне предложили должность прораба. Два года пролетели незаметно. Днем на стройке: у проектировщиков, у снабженцев, в водоканале, а вечером за составлением отчетов и заявок. Я очень радовалась, что справляюсь. Иногда, правда, задумывалась: а что же делает начальник участка? Через несколько лет я заняла его место и поняла, что он только сидел на совещаниях. А у меня обязанности остались те же, что и раньше.

Капитальный ремонт — самое тяжелое, что есть в нашей профессии. Например, жильцы уехали на Север, и в их квартиру нельзя попасть. Соседи сверху сами решили делать ремонт, и бригаду постоянно торопят

В офисе скоро заметили, что я хорошо справляюсь с расчетами и разбираюсь в проектировании. Уже через два года я получила должность ведущего инженера-сантехника. Работа была творческая, коллектив дружный. Мы организовали свой туристический клуб и почти каждое лето ходили в походы, сплавлялись по рекам Башкирии.

Потом мне предложили быть начальником сантехучастка на этом направлении. Капитальный ремонт отопления, водоснабжения или канализации в жилых домах — самое тяжелое, что есть в нашей профессии. Например, жильцы уехали на Север, и в их квартиру нельзя попасть. Соседи сверху или снизу сами решили делать ремонт, и бригаду постоянно торопят. Кто-то, наоборот, не хочет, чтобы мы работали, потому что шумно. У кого-то из рабочих проблемы с жильем — их надо переселять из одной квартиры и искать другую. А тут уже холодает, скоро запускать отопление, а оно не готово.

Финансовые ожидания нашего руководства по итогам ремонта не оправдались. Работникам обещали золотые горы, а выплатили только зарплату и никаких премий. Начальство не учло всех расходов, поэтому прибыль получилась меньше, чем рассчитывали. А так как себя обижать нельзя, то урезали доходы простым рабочим.

Когда я ушла из этой организации, то узнала, что другие начальники участка получали куда большие премии, чем я. В разы. Мужчинам же надо семью кормить! Лояльное отношение работодателей к женщине, я подозреваю, и обусловливается тем, что нам можно меньше платить, а требовать больше. Поэтому меня охотно берут работать в кризис.

Вскоре я нашла работу более спокойную. У меня заболела мама, и ездить по командировкам я больше не могла. Тут мне помогли мои навыки замерщика. Я обратилась в несколько строительных организаций и через месяц уже устроилась туда, где работаю последние шесть лет. Сначала была ведущим инженером, а сейчас — начальник проектного отдела.

Не было в доме тепла и воды, а мы спроектировали, смонтировали, запустили — и вот уже не безжизненная коробка, а «живое» здание

Пока что я не планирую куда-то отсюда уходить. Если вдруг станет скучно и захочется адреналина — опять пойду работать на стройку. Прорабом, например, если возьмут.

Я люблю свою профессию. Она мне нравится тем, что виден результат. Не было в доме тепла и воды, а мы спроектировали, смонтировали, запустили — и вот уже не безжизненная коробка, а «живое» здание. Мне нравится то, что я понимаю, как это сделать. Нравится общаться с людьми, которые меня понимают. С моими коллегами-мужчинами у меня хорошие отношения, никакого притеснения с их стороны я не замечала. Вот от заказчиков — да! Не все готовы слушать мнение женщины по техническим вопросам. Обязательно будут переспрашивать у стоящих рядом мужчин, хотя у тех, может, опыта в несколько раз меньше.

Правда, моя работа забирает почти все время и силы. Не представляю, как после полноценного рабочего дня я бы пришла на вторую смену — к плите, швабре и стиральной машине. Женщины, которые все это совмещают, настоящие героини. Я не замужем, поэтому и времени на работу у меня больше. Я могу задержаться вечером, поехать в командировку и не ухожу на больничный с детьми. К тому же я не могу внезапно уйти в запой, как мог бы мужчина.

Мои хобби, как и работа, связаны с водой. Я люблю реку, люблю сплавляться по ней, плавать, сидеть на берегу. Если нет реки, хожу в бассейн. Наверное, это все потому, что я по гороскопу Рыба. А вообще-то в гороскопы я не верю. Еще я люблю слушать музыку. В последние несколько лет беру абонемент в филармонию и зимой-осенью хожу на концерты классической музыки.

«Запах стоял такой, что с непривычки слезились глаза»

Вероника, 28 лет, Москва:

Фото из личного архива

Я родилась в Кургане в семье врачей. Родственники считали, что я тоже должна стать врачом. Однако я до самого окончания школы не могла решить, что мне по-настоящему интересно. Профессия выбрала меня сама. Я нашла объявление о наборе абитуриентов в Московский строительный университет и стала посещать подготовительные курсы. Полюбила профессию и поступила на бюджетное отделение факультета водоснабжения и водоотведения. Подумала: «Не понравится — перейду на другую специальность!» Но вот уже 10 лет все нравится.

Оба мои дедушки тоже были инженерами. Один из них проектировал морские и речные пристани для Сибири и Дальнего Востока. Но чтобы проектированием — да еще и сантехнических систем! — занималась женщина — такое в нашей семье впервые.

Во время учебы в вузе я работала и практиковалась на очистных сооружениях в Тольятти. Запах там стоял такой, что с непривычки слезились глаза. Когда кураторы водили нас по сооружениям, то ехидно спрашивали: «Все еще хотите работать в этой профессии?» Я в ответ только улыбалась.

Затем я стажировалась в проектном бюро — училась проектировать сантехнику в общественных зданиях. Стала получать рекомендации в Научно-исследовательском институте водоснабжения, канализации и инженерной гидрогеологии, приглашения на работу. Когда я окончила университет с красным дипломом, мне предложили поступить в аспирантуру. Но я решила искать работу самостоятельно и тут столкнулась с некоторыми трудностями. На молодую девушку с дипломом инженера смотрели по-разному. Но в итоге я устроилась в компанию, которая занимается проектирование систем водоснабжения и канализации на производственных объектах. Это самое трудное в нашей профессии. Мы работали для оборонной промышленности, микроэлектроники, производства СВЧ-модулей и гальваники. Моим начальником здесь тоже оказалась женщина. Она все время повторяла мне: «Вероника, вырабатывай командный голос!»

Знакомым постоянно объясняю, что на кухонной мойке не кран, а смеситель. Вот так профессия оставляет негативный отпечаток на характере!

После такой подготовки я могла бы работать в разных организациях, но выбрала «Горкапстрой». Мы занимаемся инфраструктурным проектированием городских объектов, автомобильных дорог, инженерных сетей, строительством и ремонтом. Родственники-врачи были рады, когда узнали, что я проектирую медицинские объекты.

Сейчас я работаю руководителем группы водопровода и канализации — проектирую внутренние сети водоснабжения и водоотведения. Женщина в строительстве редкость, но тем ценнее каждая из нас! В «Горкапстрое» никто не страдает сексизмом, и мне работается комфортно. Наш заказчик даже как-то сказал: «Проектирование находится в женских руках, потому что только женскими руками наводится порядок!»

Я в основном работаю в офисе, но и с опасными ситуациями сталкиваюсь, когда езжу на стройку. Иногда приходится проявлять настоящие чудеса гибкости и акробатики, если обследуем крыши, проверяем водосточные воронки или фановые стояки.

На работе я — инженер-строитель, но это не значит, что я «строю» всех и дома! Как любая женщина, я поддерживаю огонь в семейном очаге. Для нас абсолютно не имеет значения, кто какую должность занимает. Дома я просто отдыхаю. А вот своим знакомым постоянно советую, как надо правильно делать ремонт в ванной, какой поставить септик и водонагреватель. Объясняю, что на кухонной мойке не кран, а смеситель. Вот так профессия оставляет негативный отпечаток на характере!

Но это все, конечно, шутки. Я очень люблю свою работу, ведь мы занимаемся тем, что делаем жизнь людей лучше. Здание — это только оболочка. Без инженерных систем и коммуникаций функционировать оно не будет.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Дальнобойщицы рассказывают, почему предпочли наливать бензин в бак, а не борщ — в тарелку, как дают отпор пьяным коллегам и о чем мечтают в многодневном пути
Российские сварщицы рассказали «Снобу», как варят титановые трубы и атомные подводные лодки, теряют зрение и выходят на пенсию в 45 лет

Новости партнеров

«Сноб» номинирует проект «Доктор-клоун» на премию «Сделано в России» в категории «Общество»
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться