crowdfunding+editorial+illustration+Nicole+Stevenson+Studio.jpg

Игорь Залюбовин

Скамейки, шутеры и подложные письма Путина. Как устроен российский краудфандинг

Редакционный материал

Российский краудфандинг прирастает на 200% в год, а общий оборот за время существования площадок в России достиг миллиарда рублей. Успешных проектов, по данным крупнейших российских платформ Planeta и Boomstarter, чуть больше трети. «Сноб» выяснил, почему даже тем, кто собрал деньги, не всегда удается пустить их в дело, можно ли мошенничать на крауд-площадках и как отличить жульничество от некомпетентности и необычных идей

21 Сентябрь 2017 13:24

Забрать себе

Липовый аккумулятор

Мир русского краудфандинга выглядит так: отечественные пельмени покоряют Лаос, нижнетагильский школьник делает пакеты для собачьего дерьма по 500 рублей за штуку, музыкант Павел Пламенев записывает второй лирический альбом, книга о сексуальном образовании для подростков выходит на второй миллион рублей. Всем этим людям нужны деньги на собственные идеи. Деньги собирают, но проект не всегда появляется.

Максим Жмыхов собирал 60 тысяч рублей на создание первого российского внешнего аккумулятора из дуба и липы. Жмыхову в тот момент было 16 лет. Кампания завершилась успешно, денег удалось собрать в два раза больше, чем планировалось. А потом все сгубили санкции. Дуб и липа были российскими, а начинка аккумулятора — западной.

— После сбора средств были введены международные санкции, и оговоренные комплектующие стало невозможно достать, — рассказал «Снобу» Жмыхов. — Была попытка привезти другие, но их не пустили в страну. Они застряли на границе, а заплатить за доставку все равно пришлось.

После этого деньги закончились. Разработчики поняли, что из проекта ничего не выйдет. Стали возвращать средства из собственного кармана.

— История вышла неприятная, и мне до сих пор стыдно перед людьми за то, что проект развалился.

Сейчас Жмыхов торгует одеждой.

Незаконные скамейки

В городе Глазове местные активисты не договорились с чиновниками. 3 сентября 2017 года активисты закончили сбор денег на обновление трех скамеек на бульваре Карла Маркса. На это требовалось 46 тысяч рублей. Работы к тому моменту уже активно велись — три другие скамейки реконструировались за счет глазовских предпринимателей. 4 сентября автор кампании Владислав Серегин написал на странице сбора на портале Planeta, что проект закрывается, а деньги он вернет. На фото Серегин держится за голову.

— Дело в том, что на «Планету» поступила жалоба о том, что данные работы идут без согласования с Управлением архитектуры и градостроительства Глазова. Это правда, — пишет Серегин. — Два месяца назад, когда мы только начали общественные работы по обновлению скамеек на бульваре, я обратился в администрацию города с письмом — просьбой, уведомлением — о старте работ и оказании поддержки. И получил поддержку от главы города Олега Николаевича Бекмеметьева с оговоркой, что работы должны проводиться по согласованию с Управлением архитектуры и градостроительства города.

Серегин устно договорился с главой департамента. Когда началась реставрация первых трех лавочек, в мэрию пришла жалоба, что работы ведутся без документов. Глава департамента разозлился и отказался подписывать согласование задним числом. Работы пришлось свернуть, собранные деньги раздать.

Жить стало веселей

Иногда появляются довольно неожиданные проекты. Например, Кирилл Корицкий решил собрать деньги на календарь с цитатами Сталина.

— Мы — группа единомышленников, кому небезразлична судьба нашей Родины. Мы пришли к выводу, что дела и стремления Сталина мало кто понимает, потому что не понимает его идей, — рассказал Корицкий «Снобу». — Мы решили дать слово самому Сталину и выбрали некоторые его цитаты, которые помогут современному обществу решить нынешние проблемы.

Календарь со Сталиным собрал в три раза больше заявленной суммы — 187 тысяч рублей. Эти деньги потратят на увеличение тиража, создание сайта и рекламную кампанию.

Корицкий говорит, что деньги на календарь жертвовали обычные люди. «Разные, но всем им так или иначе интересна деятельность И. В. Сталина», — характеризует их автор идеи. Суммы шли небольшие. Самые частые взносы — 500 и 1400 рублей. В первом случае жертвователь получает календарь, во втором — в нагрузку к календарю три книги о Сталине: «Политическое завещание», «Иудин грех ХХ съезда» и «Форд и Сталин: о том, как жить по-человечески».

Что будет с календарем, пока не ясно. Видимо, все-таки появится.

— Ввиду технических причин (ожидание средств с «Бумстартера» и некоторых других согласований) сейчас тираж немного задержан. Его печать ожидается в конце этого месяца, — рассказал Корицкий «Снобу».

Игры с Путиным

— Никаких способов отличить бесполезный проект от полезного, кроме как голосование рублем, не существует, — говорит Иван Карманов, cооснователь продюсерского центра Inventalist, который помогает вести проекты на краудфандинговых площадках. — Так же как отличить мошенничество от некомпетентности. На каждый случай мошенничества приходится пять случаев профукивания денег. И это естественно. «Кикстартер» не случайно везде акцентирует идею, что их площадка — не магазин. Авторы проектов сталкиваются с тем, что меняется курс рубля, начинается экономический кризис, их увольняют с работы и так далее.

Два самых вопиющих случая мошенничества, связанных с россиянами, произошли на американской площадке KickStarter.

Братья-близнецы Максим и Денис Пашанины из Севастополя в 2014 году запустили сбор денег на создание двухмерной игры RPG Confederate Express. Пашанины просили на разработку 10 тысяч долларов. Братья давали интервью, игровая пресса награждала Confederate Express множеством комплиментов — цитаты из статей PC Gamer, Cliqlist и других изданий до сих пор можно найти на странице проекта. Игру, впрочем, никто не видел — нравились скорее обещания. Скриншоты обещали неплохую графику в стиле двухмерных игр 90-х, игра должна была быть сделана в ретро. В резюме Пашаниных значилось, что они уже 12 лет занимаются разработкой игр. Правда, назвать завершенные проекты в своих интервью Пашанины отказывались — ссылались на некие контрактные обязательства. К финалу кампании братья собрали в четыре раза больше, чем планировали. 

Игра так и не появилась. Деньги — 40 тысяч долларов — ушли неизвестно на что. Братья не расплатились с нанятой американской командой за работу, попали в новости в связи с тем, что отказывались платить аренду за дом. Чуть позже Максим Пашанин анонсировал новый проект на KickStarter, но денег на него собрать уже не удалось. Просьбу «Сноба» об интервью братья проигнорировали.

В том же 2014 году украинец Евгений Ким запустил на KickStarter сбор денег на создание шутера Areal, действие которого происходило в постапокалиптической России. До того Ким работал в компании-разработчике другого постапокалиптического шутера — «S.T.A.L.K.E.R.: Тень Чернобыля», и бывшие коллеги обвинили его в плагиате. После небольшого шума в прессе скандал утих. А затем на странице проекта появилось письмо от Владимира Путина. Восхитившись идеей игры, Путин якобы прислал разработчиками Areal личное приглашение в Кремль:

«Если вы сможете дать мне поиграть в альфа-версию игры, когда она будет готова, я заранее приглашаю вас в Кремль, на личную встречу и готов немного поиграть и обсудить интересы молодежи».

Письмо вывесили на страничке проекта на KickStarter. Areal собрал заявленные 50 тысяч долларов. В конце концов KickStarter все-таки заморозил проект — причиной стало фейковое письмо, припомнили и обвинения в плагиате. Евгений Ким утверждает, что скандал возник на пустом месте:

— Мы обычные разработчики, которые хотят делать игры, не более, а то, что выбранное нами направление вызвало такой ажиотаж — это может говорить только об актуальности направления.

Защитить и упорядочить

Наталья Игнатенко, пресс-секретарь Planeta, считает, что краудфандинг не очень удобен для мошенничества из-за публичности. Она приводит в пример историю сотрудницы одного благотворительного фонда, которая собирала деньги на что-то менее дорогостоящее, чем было заявлено в проекте.

— Бдительные граждане быстро дозвонились до службы поддержки Planeta.ru, описали ситуацию, и проект был прекращен, деньги вернулись спонсорам, — говорит Игнатенко. — Но таких ситуаций действительно единицы.

Представитель Boomstarter Оксана Токарева говорит, что их площадка сама пытается оградить свои проекты от мошенников. Каждый проект проходит несколько этапов модерации — финансовые, юридические проверки, благотворительные проекты отсматривают особенно строго. И скоро должна появиться возможность страхования взносов.

— Понятие «личной цели» несколько размыто для благотворительных проектов, — сетует Наталья Игнатенко. — Например, одна женщина на полном серьезе хотела запускать сбор денег на яхту своему родственнику с инвалидностью и возмущалась отказом, мол, мы ущемляем его в правах.

Затем бухгалтер проверяет документы организации или человека, запустившего сбор, сверяет расчетные счета и подписи. Если что-то вызывает вопросы, площадка связывается с авторами и уточняет детали.

За каждым проектом закреплен менеджер. Менеджеры работают с авторами на протяжении всего времени, пока идет сбор. Если спонсоры обращаются с жалобами, менеджер может позвонить автору и попросить вернуть недовольному его пожертвование.

— Это единственное, что в данном случае может быть законным и резонным, — рассказала «Снобу» менеджер по качеству Boomstarter Оксана Токарева. — Мы не коллекторская организация, не надзорные органы и не полиция.

В 2018 году в России должен появиться закон, регулирующий краудфандинг. Чиновники считают, что регулирование упорядочит рынок. Участник рабочей группы по созданию законопроекта и заместитель гендиректора Planeta Алексей Чесноков полагает, что закон не изменит ситуацию кардинально, но, возможно, повысит доверие к краудфандингу со стороны населения.

Сооснователь продюсерского центра Inventalist Иван Карманов считает, что краудфандинг не требует дополнительного регулирования.

— Любой проект платит налоги со сборов согласно своей юридической структуре. Если это мошенник, то его привлекают к ответственности как мошенника, доказывая, что у него был изначально преступный умысел.

Но если затянуть гайки, то краудфандинг станет очень рискованным для авторов. То есть я, например, соберу деньги на гаджет, доллар обвалится, и денег мне ни на что не хватит, но я их уже потрачу на разработку. В итоге мне нечего будет отдать людям, и обязательный возврат средств меня разорит, — считает Карманов. — Из собственного опыта: я поддержал около 25 проектов, только один автор не смог выполнить свои обязательства.

Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться