Все новости
Журнальный материал

Джулиан Феллоуз: Слово «сноб» в Британии — это оскорбление

Джулиан Феллоуз, он же барон Уэстстаффордский, он же автор сценария самого красивого костюмного сериала «Аббатство Даунтон», готовит его адаптацию для большого экрана. Кроме того, осенью в России вышли новый роман Феллоуза «Белгравия» и переиздание его романа «Снобы»
23 ноября 2017 19:01
Фото: Vera Andersson/Wirelmage/Getty Images

Текст: Алексей Соколов

Как автора романа «Снобы» вас, наверное, можно назвать экспертом по снобизму. На ваш взгляд, снобы везде одинаковые или у них есть какие-то национальные особенности?

Я думаю, что слово «сноб» имеет в разных странах все-таки несколько отличное значение. Где-то оно может подразумевать даже ум или изысканность. Но только не в Британии. Здесь это оскорбление. Для нас сноб – это прежде всего человек, находящийся во власти ложных ценностей, потерявший всякую связь с тем, что действительно важно.

Когда «Снобы» впервые вышли в России в 2005 году, некоторые наши критики усмотрели в романе влияние Джейн Остин и Ивлина Во. А какое влияние вы отметили бы сами?

Совершенно очевидно, что невозможно читать Остин или Во и не вдохновляться ими, но я бы сказал, что среди классиков сильнее прочих на меня повлиял Энтони Троллоп. Он обладал удивительным свойством непредвзято смотреть на человеческие слабости и принимать их. Этой его способностью я искренне восхищаюсь, стараюсь ее перенять и использовать. Причем не только в работе, но и в жизни.

Граф Толстой широко использовал родственников в качестве прототипов своих героев. Барон Феллоуз этой тактикой тоже пользуется?

По-моему, еще Во говорил: «Писатели мало что придумывают». И я с ним полностью согласен. Мы все время наблюдаем за людьми, слушаем, что они говорят, становимся свидетелями их ссор и примирений, ухаживаний и разводов. И как белки прячут орехи про запас, мы накапливаем эти впечатления, чтобы воспользоваться ими впоследствии.

Что бы вы сказали тем, кто считает, что гордиться нужно своими достижениями и успехами, а не знатным происхождением?

Полагаю, что преемственность и стабильность, присущие обществу, в котором наследственные привилегии продолжают играть существенную роль, создают благоприятные условия для всех его членов, но я думаю что происхождение само по себе не может считаться достоинством. Привилегии, полученные по праву рождения, должны подкрепляться реальными делами, а их обладатели должны по достоинству ценить усилия всех тех, кто помогает им в их свершениях. Все здоровые общества предлагают это сочетание стабильности, социальной мобильности и возможности изменить свое социальное положение благодаря выдающимся достижениям.

Фото: «Азбука»

Ваш последний роман «Белгравия», повествующий об эпохе Наполеоновских войн, первоначально вышел в Великобритании в виде приложения, которое можно было скачать на смартфон или компьютер. Там было множество занятных функций: читатель мог заглянуть в дома, где происходит действие, детально рассмотреть костюмы того времени, карты, приглашения на бал, изучить родословную героев и т. д. Как вам дался этот смелый технологический эксперимент? И собираетесь ли вы повторить его в дальнейшем?

Насчет повторения я не уверен, но от процесса я получил громадное удовольствие. Хотя иногда мне приходилось по четыре раза на день звонить сыну и спрашивать, что значат эти непонятные слова на маленьких табличках, которыми меня забрасывает проклятый компьютер, что он от меня хочет и что мне делать. Но вообще мне кажется, что идея соединить повествование о XIX веке с технологией века XXI была забавной и свежей.

«Мне нравятся сценарии о людях, которые располагают к себе», – мне кажется, вы сказали это в контексте «Аббатства Даунтон». Вы принимали участие в кастинге? Он оказался невероятно удачным.

Поскольку я был не только сценаристом, но и исполнительным продюсером сериала, мне приходилось принимать участие буквально во всем. Вместе с главным продюсером Гаретом Нимом и Лиз Трубридж мы принимали все основные решения. Но с актерским составом нам действительно повезло, почти все, кого мы приглашали, ответили согласием.

Как вы думаете, все ли герои саги смогли пережить 1930-е и 1940-е годы?

Семья Карнарвон, которая построила замок Хайклер, где мы снимали «Аббатство Даунтон», до сих пор там живет, управляет поместьем и играет главенствующую роль в жизни местного сообщества. Почему этого не могло произойти и с Кроули? Во всех семействах, сохранивших до наших дней свои позиции, были яркие лидеры, которые смогли провести их через бурные воды середины ХХ столетия. Я думаю, что Мэри это было вполне по плечу. По крайней мере, у нее точно хватило бы для этого сил.

Сейчас вы работаете над адаптацией «Аббатства» для большого экрана. Это будет сокращенная версия сериала?

Если все получится, в фильме появятся знакомые по сериалу персонажи, но это будет совершенно новая история.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Олафур Элиассон, датско-исландский художник, знаменитый благодаря своим работам с природными материалами и оптическим иллюзиям, впервые представлен в России — он стал одним из участников Основного проекта 7-й Московской международной биеннале современного искусства
Журналист и писатель Борис Минаев и художественный руководитель театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз обсудили ситуацию в московских театрах, мультикультурный город Одессу и эпоху нового застоя