Top.Mail.Ru

_MG_8750-(1).jpg

Продюсер «Близких» Катерина Михайлова: Чтобы заполнить внутреннюю пустоту, люди создают драмы из ничего

Редакционный материал

14 декабря в прокат вышел фильм «Близкие», в котором рассказана история семьи, погрязшей в ссорах. «Сноб» поговорил с режиссером фильма Ксенией Зуевой и продюсером Катериной Михайловой об одиночестве и о том, почему люди перестают любить друг друга

15 Декабрь 2017 16:04

Родители в вашем фильме ведут себя со своими детьми как тираны: следят за ними, заставляют делать то, что дети не хотят. Почему вы выбрали именно такой тип людей для образов главных героев?

Ксения Зуева: Меня всегда не устраивало наставничество, поэтому мне захотелось об этом рассказать. Мне не повезло как в детстве, так и в подростковом возрасте с этим: кто-то постоянно пытался меня поучать и переделывать. Во взрослом возрасте я начала выбирать круг своего общения и сделала выбор в пользу демократичных людей, которые со мной на равных и которые не пытаются вызвать у меня чувство вины за то, какая я есть. В частности, в фильме я хотела объяснить, почему подросткам так плохо, почему они не могут расслабиться и живут в постоянном напряжении. Невозможно ведь примириться с собой, когда тебя все время не понимают и говорят: «Твое поколение тупое, и ты тупой».

Катерина Михайлова: Личность не может гармонично развиваться в таких условиях. Чтобы вырастить достойного человека, его, как растение, необходимо поливать, удобрять. Эти удобрения для человека — поощрения и добрые слова.

Ксения Зуева: Совершенно верно. К детям и подросткам нужен индивидуальный подход. Да и к людям в принципе. Нужно быть проницательным, нужно искать способы взаимодействия даже там, где, казалось бы, их не может быть. Если этого подхода нет, если человека не понимают, то он чувствует себя одиноким — об этом фильм «Близкие».

Ксения Зуева, Катерина Михайлова Фото: Владимир Яроцкий

Какой реакции зрителей вы хотели добиться?

Катерина Михайлова: Мы об этом не думали. Но мне неоднократно говорили, что наш фильм — это как свет в конце тоннеля. Я понимаю, что светлого в нашем фильме мало. Мы ведь осознанно так снимали. Но зритель в финале чувствует надежду. К сожалению, чаще именно горе объединяет и заставляет задуматься. И зрители надеются, что в этой семье, которая так похожа на тысячи других, не все потеряно, что ее члены сумеют преодолеть кризис и принять друг друга такими, какие они есть. Это и есть главный месседж картины.

Ксения Зуева: Я тоже не понимаю такое мнение. Это драма о людях, которые в таком неадеквате, что им нужно адское потрясение, чтобы почувствовать связь друг с другом. Нужен животный ужас, который возникает только, пожалуй, от смерти, чтобы вспомнить, что вы вообще-то близкие люди. Во многом это моя собственная драма: я росла в похожих условиях. Мне было больно, когда я видела, что родственники бежали друг к другу только тогда, когда, грубо говоря, один из них резал себе руки или попадал в больницу. Я не хочу так жить и воспитывать своих детей подобным образом. В 23 года, когда я писала этот сценарий, это был способ высвободиться. Такая арт-терапия. Но вообще я испытываю к такому роду взаимоотношений только холодное презрение.

Ксения Зуева Фото: Владимир Яроцкий

То есть вы сняли почти автобиографическое кино?

Ксения Зуева: Нет. Творчество получается из бессознательного, поэтому, конечно, там есть мои глубинные переживания, но это все же не обо мне, а о типе людей, о котором я сказала. Это вымышленная история.

Как вы сработались с Катериной? В чем нашли общий язык?

Ксения Зуева: Как-то я говорила с одним продюсером об одном популярном сериале, снятом крутым европейским режиссером. Продюсер сказал мне, что если бы прочел сценарий этого сериала, до этого не смотря фильмы режиссера, то совершенно точно не стал бы запускать сериал. Это понятно: на бумаге фильм кажется одним, а то, как ты его потом снимаешь, — совершенно другое дело. И вот так я довольно долго убеждала разных продюсеров, что из сценария «Близких» может получиться важное кино. Никто не верил. А с Катей вышло иначе: она сразу поняла, о чем я хочу сказать.

Катерина Михайлова: Да, это правда. Мы сошлись на том, что для нас обеих важна тема одиночества. Думаю, результат стоит затраченного труда. Некоторые люди после просмотра фильма говорили мне, что позвонили своим родственникам, которым давно не звонили — бабушке, например. Это хорошо, как и то, что кто-то видит свет в конце тоннеля.

Катерина Михайлова Фото: Владимир Яроцкий

Ксения Зуева: Реакция на фильм — это отдельная интересная тема. Мне вот позвонила моя знакомая и с ходу начала доказывать, что она не похожа на героиню фильма. Хотя я никогда не сравнивала свою знакомую с такими людьми, как моя героиня. То есть человек подсознательно чувствует, что очень похож, но не хочет в этом признаваться и, чтобы избавиться от своих мыслей, решает высказать их мне. Так что кино получилось как картина абстракциониста — для каждого свое, разное. Каждый что-то свое видит, чувствует, в нем отзывается.

Катерина Михайлова: А еще на премьере к нам подошли дамы в возрасте и начали возмущаться: мол, как так, зачем вы снимаете такое, почему лезете в грязное белье? Что им ответишь? Даже несмотря на странность реакции этих дам, она все равно лучше, чем когда тебе после фильма говорят просто: «мне понравилось» или «мне не понравилось» — и все. Я такого не понимаю, ведь с просмотренным нужно прожить, осмыслить его, сделать выводы — и только потом уже говорить. В любом случае живая реакция и желание высказаться говорят нам о том, что фильм «зацепил».

Ксения Зуева Фото: Владимир Яроцкий

Как вы думаете, что приводит к разладу в семьях?

Катерина Михайлова: Отношения в семье — это ежедневный и кропотливый труд. Вместо того чтобы строить и поддерживать отношения, люди заполняют внутренний вакуум тем, что скандалят попусту и создают драмы из ничего. Поэтому и возникает конфронтация между близкими.

Ксения Зуева: Эту пустоту можно было бы заполнить, например, работой, реализацией себя. Я думаю, что если бы мать в фильме пошла на работу, если бы на нее свалилась ответственность, то в ее жизни было бы меньше времени для того, чтобы выносить мозги близким. Дома нужно получать тепло, чтобы гармонично жить. И не забывать про себя, реализовываться. Но важно без крайностей, на мой взгляд. Сбегать фанатично в работу из конфликтов тоже неверный путь. В идеале нужно стремиться к балансу и к комфорту. Дома — к теплу, на работе — к интересу, удовольствию, постоянно думать про контакт с собой и слышать близких. Это очень сложно, но очень важно.

Автор: Александр Косован

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В Москве 1 декабря состоится премьера иммерсивного спектакля «Вернувшиеся». «Сноб» поговорил с хореографом Мигелем о том, почему он решил взяться за театр, как удалось сделать огромную постановку за полгода и что такое настоящая иммерсивность
Хотя нобелевскому лауреату по литературе Марио Варгасу Льосе уже за восемьдесят, он легко может прилететь из Перу в Россию за очередной премией, позволить себе роман с бывшей женой Хулио Иглесиаса, а также роскошь отказаться от прежних взглядов

Новости партнеров

Главный редактор журнала «Сноб» Сергей Николаевич поговорил с Ириной Хакамадой о том, чем счастье отличается от гармонии, каким должен быть герой нашего времени и что делать, чтобы выйти из кризиса