Top.Mail.Ru

big.jpg

Оксана Мась vs Марк Симон: Существует ли единый культурный код?

Редакционный материал

В галерее «Триумф» открылась выставка «Трансфигурация» художницы Оксаны Мась, дважды представлявшей Украину на Венецианской биеннале. Специально для «Сноба» социальный исследователь Марк Симон поговорил с художницей о том, зачем православные и хасиды раскрашивали деревянные яйца и почему перенос храмов за черту города сделает людей миролюбивее

6 Март 2018 16:26

Забрать себе

Марк Симон: У вас есть серия панно, сделанных из яиц. Почему именно яйца?

Оксана Мась: Форма яйца присутствует во всех культурах мира. Это вдохновило меня на проект с этой формой. Сначала я рассылала деревянные яйца разным людям через своих знакомых: на яйцах нужно было изобразить свои представления о грехе, счастье, Боге, а потом отправить яйца обратно мне. Яйца расписывали католики, православные и хасиды, банкиры, политики и заключенные женской колонии. Постепенно у меня подобралась коллекция из разноцветных яиц, из которых я делала мозаичные панно. Одно из таких панно было выставлено на Венецианской биеннале. Позже я создала сайт (сейчас он закрыт. — Прим. «Сноб»), на котором любой желающий мог расписать свое яйцо — по итогам отбора оно или просто оставалось на сайте, или же я с помощью специальной техники наносила рисунок на яйцо и использовала в дальнейшем при составлении панно. В проекте приняло участие более 350 тысяч человек.

Фото предоставлено пресс-службой

Марк Симон: Какая цель у этого проекта?

Оксана Мась: Я хотела найти подтверждение своей мысли, что культурный код у людей из разных стран совпадает в каких-то ключевых моментах. И знаете что? На всех яйцах изображены одинаковые желания и грехи. Например, изображали семь основных христианских грехов, изображали бренды, которыми мы якобы подменили бога. Самый часто встречающийся грех — это обжорство, за ним жадность к деньгам. Я считаю, что когда-то культурный код был идентичен у всех, а потом из-за политики он трансформировался. Наш мир стал фейковым: когда-то мы жили на единой планете, а потом поделили ее на страны. Причем это разделение существует только в головах и на бумаге.

Марк Симон Фото: «Московская высшая школа социальных и экономических наук»

Марк Симон: Как вы интерпретируете рисунок? Вы получаете яйцо, видите изображение — на основе чего вы делаете выводы?

Оксана Мась: Там все довольно понятно. Главную роль интерпретатора играю не я — у меня работает человек, который отбирает яйца с рисунками. Главное условие того, чтобы яйцо из виртуального стало материальным и я взяла его на выставку, — неконфликтность изображения. Я не хочу сеять зло — сталкивать людей на злобу дня. Я не играю в эти игры ради того, чтобы обо мне лишний раз написали в СМИ. Мои произведения должны сближать и примирять людей.

Фото предоставлено пресс-службой

Марк Симон: Вы говорите, что участники проекта «Алтарь наций» присылали вам похожие символы, что, несмотря на изобразительные отличия, они свидетельствуют об одном и том же. Не кажется ли вам, что эти символы не отражают некий культурный код, потерянный в глубине веков, а представляют собой продукт глобализации; что они кочуют из культуры в культуру, прежде всего, через соцсети?

Оксана Мась: Но глобализация, наоборот, заставила людей разных национальностей задуматься над самоидентификацией. Когда страны объединились в Евросоюз, то тут же, например, у французов возник вопрос: а чем мы отличаемся от других народов? Глобализация собрала людей на экономическом уровне, где-то, может, и на культурном — благодаря всемирным выставкам. Вы задали вопрос, на который нет однозначного ответа: образы, изображаемые на яйцах, действительно могли сложиться в последние десятилетия благодаря некоторому глобальному культурному взаимообмену; но они могут идти и из глубины веков.

Оксана Мась Фото предоставлено пресс-службой

Марк Симон: Вы упомянули семь смертных грехов — но это же чисто христианская модель восприятия грехов. Что изображали мусульмане?

Оксана Мась: В большинстве случаев они изображали бытовые вещи — в силу того, что Коран подробно объясняет, как нужно жить: как брать деньги в долг, как общаться со старшим братом и так далее. Это сборник практически применимых правил. Однако в бытописательных сценках на яйцах все равно видно те самые семь грехов. У меня была работа со стикерами: вырезанные фигурки людей занимаются своими обычными делами — стирают, готовят еду, женятся. Но по фигуркам не видно национальности и политических взглядов. Такой, как мне кажется, должен быть взгляд на людей из другой страны или других политических и религиозных убеждений. Представим, что прилетели инопланетяне и решили зачистить Землю от людей, как от неудавшегося проекта: воюем все время, уничтожаем друг друга и планету. Чем мы смогли бы оправдаться? Точно не политиками и не отношениями между странами. Скорее, искусством, в котором выражены высокие идеи гуманизма и человечности. Проблема в том, что в искусство погружается совсем мало людей.

Фото предоставлено пресс-службой

Марк Симон: С другой стороны, современное искусство начинает погружать людей в себя, выходя за пределы галереи. Кстати, как отреагировали католики на вашу выставку на Венецианской биеннале? Ведь вы разместили панно из яиц в одном из католических храмов, пусть и недействующем.

Оксана Мась: Это была сложная история. Католические священнослужители хотели запретить мне выставлять панно. Но я добилась того, чтобы выставка состоялась.

Фото предоставлено пресс-службой

Марк Симон: Какова мотивация религиозных служителей? Они действительно считают, что если потеряют монополию на определенные духовные символы, то это приведет к распаду системы ценностей, поддерживающей устойчивый социальный порядок?  

Оксана Мась: Проблема в том, что современное искусство рассматривается отдельно от мировой культуры прошлого. В прошлом художники использовали религиозные символы, но сейчас их работы не воспринимаются так критично, как современные произведения. Я объясняю все это неграмотностью и невежеством. Вы слышали о моем проекте духовных городов? Как вам идея?

Фото предоставлено пресс-службой

Марк Симон: Меня это заинтересовало.

Оксана Мась: Все наши города предназначены для жизни тела. Поэтому я хотела бы построить рядом с каждым мегаполисом в мире город для души, где люди могли бы общаться с Богом: он состоял бы из культовых сооружений разных религий. Человек, которому нужно общение с Богом, ездил бы туда. Это воспитывало бы миролюбивость — люди молились бы в одном месте вроде бы и разным богам, но по сути одному единому.

Марк Симон: Но такой город есть — Иерусалим. И там столкновение культур не приводит к миролюбивости.

Оксана Мась: Одно дело, когда ты живешь в городе и все культовые сооружения у тебя в пешей доступности. Другое дело, когда ты совершаешь паломничество, пусть и небольшое, вместе с представителями других религий — это может объединить.

Фото предоставлено пресс-службой

Марк Симон: Для религиозных служителей важна сакрализация мест — они борются за какой-нибудь камень, считая его священным только для своей религии. В связи с этим я хочу понять, может ли «духовный город» возникнуть сам по себе, без привязки к сакральному месту?

Оксана Мась: Я считаю, что это возможно. Да, людям нужно привязываться к местам или вещам — это ведь некие символы. Но я верю, что когда-то от этого можно будет отказаться и при необходимости люди будут молиться в любом месте в любое время.

Записал Александр Косован

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Кирилл Кто — художник, который любит гулять по Москве и оставлять свои знаки и символы, уже ставшие частью современного искусства
Работы финалиста премии Кандинского Павла Отдельнова посвящены тому, что многие зрители и вовсе не сочли бы достойным внимания: промзонам и заброшенным заводам, пустынным районам, застроенным панельными домами и торговыми центрами

Новости партнеров

«Сноб» расспросил художника о дружбе с Высоцким и о людях, которые помогают художникам продавать свои экскременты