Все новости

Редакционный материал

Проснуться в 30 лет

Как петербургский менеджер по логистике неожиданно стал одним из самых ярких гражданских активистов страны

14 Март 2018 9:30

Красимир Врански Фото из личного архива

Пять дней в неделю болгарин по происхождению Красимир Врански работал менеджером по логистике в петербургской фирме, а каждый вечер проводил перед телевизором. «Прийти домой, выпить пива, посмотреть сериал — вот такие были у меня развлечения, — говорит Врански. — Я слепо верил обещаниям светлого будущего по телевизору. Представить себе не мог, что в эфире или газете могут сказать неправду».

В 30 лет в жизни Врански произошел эпизод, который он описывает просто: «Я проснулся». Он решил посмотреть, что за пикеты против фальсификаций выборов в Госдуму проходят в центре Петербурга. «На моих глазах полицейский за кем-то гнался, а переходившая дорогу девушка случайно задела его ногой, — рассказывает Врански. — Ее тут же скрутили и впихнули в автозак. То же самое сделали с проходившим мимо пожилым мужчиной. Этот момент был для меня как холодный душ: я как-то внезапно понял, что вокруг на самом деле куча проблем».

Правда, гражданским активистом Врански стал из-за проблем не в обществе, а в собственном доме: там то осыпался фасад, то по ночам люди в подъезде стреляли по бутылкам. «Я пытался обратиться к участковому, но его постоянно не было на месте, — рассказывает Врански. — Просить помощи было не у кого. Тогда я сам начал фотографировать то, что мне не нравилось, и писать обращения в муниципалитеты».

К удивлению Врански, после его жалоб в доме действительно сделали ремонт. Тогда он пошел дальше: стал писать о рушившихся зданиях и вытоптанных газонах, которые видел по пути на работу, а затем делиться опытом общения с чиновниками в соцсетях: «Сначала рассказывал о том, что сделал, полутора сотням своих друзей. Постепенно мне начали писать незнакомые люди, у которых были те же проблемы. Я рассказывал им, куда обращался сам. Они делали то же самое — и через месяц выкладывали фотографии своих побед».

В итоге Врански решил создать в социальных сетях группу «Красивый Петербург», куда люди могли писать о городских проблемах и решениях. «Я хотел помочь людям понять, что каждый из нас — единица власти в своей стране, а чиновник — это исполнитель, — рассказывает он. — И мы как заказчики даем им поручения».

Волонтерская работа отнимала у Врански все больше времени, и в конце концов ему пришлось бросить работу менеджера. К этому времени запустился сайт движения «Красивый Петербург»: через него каждый человек за считаные секунды может сообщить о любой проблеме в городе. Достаточно выбрать тип проблемы, а текст генерируется и отправляется на нужный почтовый адрес автоматически. «Самый сильный эффект „Красивого Петербурга“ — то, что люди, которые думают „я человек маленький“, убеждаются в том, что их обращения работают: они отправляют просьбы что-то отремонтировать, а через месяц-два видят, что все сделано. И оказывается, что ремонта не было только потому, что все считали, что это не их дело — кто-то другой займется», — говорит Врански. Он уверен, что люди, которые воспользовались сайтом хотя бы раз, перестают быть равнодушными к тому, что происходит вокруг них. «Меня иногда спрашивают, откуда я беру силы на все это. Я говорю, что город, общество — это мой дом, и в нем есть проблемы. У нас же народ обращает внимание на войну в Сирии больше, чем на проблемы рядом».

Сейчас «Красивый Петербург» — это больше 30 тысяч решенных городских вопросов в Петербурге и больше 50 тысяч участников в группе со всей России. «Люди связываются со мной из разных городов, — говорит Врански. — Мы отдаем им бесплатно шаблон разработанного сайта: он сделан так, что буквально за полчаса его можно переделать под любой регион. Настраиваем мобильное приложение, рассказываем про первые шаги, которые делали сами. В каждом городе люди хотят сделать свое: например, в Великом Новгороде и Вологде больше градозащитных движений. В Волгограде — тех, кто хочет сделать велодорожки. В Подмосковье — людей, которых беспокоит экология».

Красимир уже привык менять работу раз в год — работодателям не нравится, что для сотрудника важнее решать какие-то городские проблемы. «Сейчас я четко понимаю: если работа не приносит пользу, то она не нужна вообще, — говорит он. — Но мне необходимо содержать семью, поэтому и быть “просто волонтером” я тоже не могу. Я сначала устроился работать наблюдателем на выборах. А сейчас занимаюсь пиаром в отделе благотворительности одной крупной компании. Моим работодателям не очень нравится, что у меня общественная жизнь — на той неделе я не появился на работе, потому что был прикован наручниками и протестовал против незаконной застройки. Но я надеюсь, что не останусь на улице. Просто понимаю, что в каждом деле должен быть мотор, который должен все двигать».

Вопросы об эмиграции вызывают у Врански возмущение. Как и вопрос, не раздражает ли его человеческое равнодушие. «Если я могу приносить пользу людям, то я счастлив, — говорит он. — К равнодушным я отношусь с пониманием: в них я вижу себя — каким я был четыре с половиной года назад. Как я могу на них после этого обижаться? Просто я проснулся и увидел, что вокруг очень много проблем, а они еще нет. Для того, чтобы произошли изменения, не нужны все. Не все люди созданы, чтобы быть бойцами и бросаться на амбразуры. Но свой вклад может внести каждый».

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

«Сноб» собрал истории людей, которые не захотели ждать, пока чиновники решат их проблемы
Карен Шахназаров, Алексей Кортнев, Виктор Шендерович о том, как жить в воскресенье, 18 марта

Новости партнеров

Как Россия постоянно пытается поймать волну истории и почему у нее это не выходит