«Преодолеть синдром жертвы». Как потомки выживших в геноциде армян заботятся об исторической родине

Редакционный материал

Ровно 103 года назад, в 1915 году, начался геноцид армян Османской империей, который длился восемь лет. В результате геноцида были жестоко истреблены две трети армянского населения. «Сноб» рассказывает истории потомков выживших, которые, помня о трагедии, помогают современной Армении

24 Апрель 2018 17:09

Забрать себе

Фото: Aurora Prize

24 апреля — день памяти жертв геноцида армян в Османской империи. В течение восьми лет население Армении буквально уничтожали: убивали или депортировали в условиях, которые вели к смерти. Точное количество жертв геноцида неизвестно, но большинство историков считают, что в те годы погибли полтора миллиона армян и сотни тысяч людей стали беженцами. В результате в Армении осталась лишь треть населения.

В конце XIX века Армения была частью Османской империи, в которую входило множество разных народов. В начале XX века к власти пришли младотурки, чья политика отличалась радикализмом. Они хотели создать «Большой Туран» — империю, к которой присоединились бы Закавказье, Поволжье, Средняя Азия, Крым. Армяне не вписывались в эту концепцию и не поддерживали воинственного настроя лидеров Османской империи. Кроме того, они буквально стояли на пути к освоению новых территорий.

24 апреля 1915 года в Константинополе начали массово арестовывать и высылать армянскую интеллигенцию. Одновременно с этим убивали мобилизованных в армию армянских мужчин, разоряли и уничтожали поселения. Армян депортировали в пустыни, где те погибали от жажды и голода, или заставляли идти по длинным и сложным маршрутам, где люди падали замертво. Были уничтожены тысячи армянских рукописей, разрушены сотни исторических памятников.

Фото: Sybil Stevens/Armenian National Institute

Многие армяне спаслись благодаря людям из других стран. Так, американский фонд Near East Relief перевел нуждающимся 1,25 миллиарда долларов по нынешнему курсу, тысячи его волонтеров строили для армян дома и образовательные учреждения, фонд спас более ста тысяч армянских сирот. Также пострадавшим во время геноцида помогали жители Российской империи, французы, простые турецкие граждане, датчане, швейцарцы и многие другие.

Геноцид армян признают более 30 стран, среди которых Россия, Германия, Франция, Италия, Дания, Австрия и Канада. И хотя до сих пор некоторые страны не признают геноцид, армяне помнят о людях, которые помогли их народу выжить. В 2015 году в благодарность спасителям предков современных армян была создана международная гуманитарная инициатива «Аврора», частью которой является одноименная премия — ею награждают тех, кто сегодня помогает выжить самым уязвимым и нуждающимся людям. В основе инициативы — проект 100 LIVES, который рассказывает истории выживших в геноциде армян, их спасителей и потомков, прямо сейчас работающих на благо Армении.

Атом Эгоян

Фото: Aurora Prize

История режиссера Атома Эгояна

Канадский режиссер Атом Эгоян родился в Каире, потом переехал в Канаду. Его фильмы получили множество наград, включая призы кинофестивалей в Каннах, Венеции, Торонто, были номинированы на «Оскар». Его последняя вышедшая на экраны картина «Помнить» посвящена Холокосту. «Это современный фильм, и важно, что он вышел именно сейчас, учитывая возраст выживших. Акт убийства, особенно массового убийства, не имеет срока давности, и если человек остается равнодушным к нему, то сам превращается в соучастника преступления», — говорит Атом. В 2002 году он также снял фильм о геноциде «Арарат». «Я решил показать, как отрицание передавалось из поколения в поколение и как это повлияло на людей, — говорит режиссер. — Это сложная картина».

Предки Эгояна жили в Западной Армении, его дед по отцу Егия родился и рос в Арабкире, но в 1914 году, когда угроза армянскому населению была очевидной, по настоянию отца бежал в Египет. Атом говорит, что все члены семьи его деда погибли во время геноцида — они занимались мирным делом, владели виноградником. Позднее Егия перебрался в Алеппо, где в сиротском приюте познакомился со своей будущей женой Аршалуйс — она тоже пережила геноцид, но о ее семье ничего не известно. У Егии и Аршалуйс родилось четверо детей, один из которых — отец Атома.

В фильме «Арарат» звучит песня «Ераз» (в переводе с армянского — «мечта») — единственное, что осталось в памяти бабушки Атома из детства. «Для меня решение включить в фильм фрагмент своей собственной истории было очень эмоциональным», — говорит Эгоян. Он признается, что тема геноцида стала одной из важнейших в его жизни и творчестве. «Для некоторых армян диаспоры национальная идентичность связана прежде всего с фольклором — традиционные блюда, танцы, вот это все. Но для меня ключевым моментом осмысления моего армянского наследия стала проблема геноцида армян и ее значимость», — говорит режиссер.

Рубен Вардянян

Фото: Aurora Prize

История социального предпринимателя и венчурного филантропа Рубена Варданяна

Дед Рубена Амаяк жил в турецком городке Арчеше. Его отец и двое братьев были убиты во время геноцида, а сам Амаяк вместе с матерью и другими родственниками отправился пешком на север. Семья дошла до Восточной Армении, но там мама и младшая сестра Амаяка умерли от голода. Он остался без семьи и дома. Амаяку было восемь лет, когда он оказался в сиротском приюте, созданном американскими благотворителями.

Сам Рубен хорошо помнит XX век, когда, по его словам, вся страна перенеслась в век XVII. Его родина переживала последствия землетрясений, экономическую блокаду со стороны Турции, военный конфликт с Азербайджаном. Граждане Армении топили печи дровами, иногда книгами, часами простаивали в очереди за хлебом, чтобы не умереть с голоду. Рубен окончил школу с золотой медалью и поступил на экономический факультет МГУ им. Ломоносова. В новой России он начал строить карьеру в финансовой сфере и возглавил «Тройку Диалог», одну из самых успешных российских инвестиционных компаний, которая повлияла на создание фондового рынка.

Сегодня армянская диаспора насчитывает по всему миру в два раза больше армян, чем в самой Армении. Многие из тех, кто живет за пределами исторической родины, не забывают об Армении и стараются работать на ее благо. 18 лет назад Рубен Варданян познакомился в Гарварде с предпринимателем армянского происхождения из Бостона Нубаром Афеяном, и вместе они задумались о том, как могут применить свои бизнес-навыки, чтобы помочь современной Армении. Так было положено начало инициативе 100 LIVES и гуманитарной премии «Аврора».

Сейчас Рубен вместе с женой Вероникой Зонабенд и единомышленниками помогает выстраивать образовательную и научно-технологическую систему Армении, восстанавливает достопримечательности, на примере Армении строит новую модель частно-государственного партнерства, где драйвером будут долгосрочные частные инициативы и важную роль будет играть диаспора. «Армения стала независимым государством 27 лет назад, но как нация армяне существуют уже пять тысяч лет. Мы должны использовать это преимущество. Пора преодолеть синдром жертвы и начать думать о будущем, — говорит Варданян. — Это непросто. Это требует полного переосмысления наших мировоззрений. С помощью инициативы “Аврора” мы с Нубаром и Вартаном (Вартан Грегорян — известный американский филантроп армянского происхождения. — Прим. ред.) надеемся помочь Армении и армянам перейти от модели выживания к процветанию».

Нубар Афеян

Фото: Aurora Prize

История американского предпринимателя в сфере биотехнологий и медико-биологических наук Нубара Афеяна

Арменуи, двоюродная бабушка Нубара, прожила 101 год. Еще в Бейруте, когда Нубар был маленьким, они спали в одной комнате и много разговаривали. «Помню, она говорила, что лучший способ победить — это созидать, быть лучше других и делать великие дела, — говорит Нубар. — Под “победить” она имела в виду победить геноцид».

Семья Арменуи находилась в эпицентре геноцида, но сумела выжить благодаря своим талантам и везению. Антраник, муж Арменуи, был выдающимся врачом, и его взяли работать в турецкую армию, пообещав защиту ему и его семье. Антранику пришлось согласиться на эти условия. Братьев Арменуи, Бедроса и Нерсеса, дважды арестовывали и везли на казнь. В первый раз им удалось сбежать, пообещав освободителям выкуп за себя. Во второй раз их повезли умирать в сирийскую пустыню, но по пути они сумели устроиться на работу к немцам бухгалтером и заведующим снабжением — благодаря высшему образованию, знанию немецкого языка и голубым глазам. Братья остались в городе Белемелике, и там они помогали бежать армянам, которые проезжали мимо в поездах. В первую очередь они спасали интеллигенцию, способную возродить в будущем страну, но понимали, что остальные люди из поездов погибнут. Нубар говорит, что они до конца жизни чувствовали вину за то, что не могли спасти всех.

«У всех армян есть одна общая черта. Мы умеем выживать в любых обстоятельствах, — говорит Нубар. — Мы — потомки тех, кто во время геноцида сумел адаптироваться и победить, несмотря на то что шансы были ничтожно малы». Нубар — один из ведущих предпринимателей Америки в сфере биотехнологий и медико-биологических наук, который за последние 28 лет основал более 30 фирм, в каждой из которых работают от десятка до 400 сотрудников. Нубар считает, что добился этого благодаря тому, что использовал собственный метод организации бизнеса, основанный на идее выживания, постоянной адаптации и преодоления препятствий. Он говорит, что действует так, как действовали его предки в Армении.

«Армянам недостаточно просто выживать. Не умереть, не быть стертым с лица земли — этого мало, — говорит Нубар. — Мы должны не бояться жить, не бояться процветать, как всегда говорила мне Арменуи». По мнению Нубара, хорошее будущее можно обеспечить себе, если делать что-то не только для себя, но и для своего народа. «Теперь пришло время воссоединить армян с Арменией. Мы не погибли, мы восстановили силы, многие из нас весьма успешны, — говорит Нубар. — Но, в отличие от нас, страна не процветает. И теперь мы приложим наш ум, нашу волю, наш интеллект, наши физические силы, чтобы сказать: “Вставай, Армения!” Я думаю, Арменуи одобрила бы мои слова».

Автор: Дарья Благова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

Недавно «Сноб» писал о враче Томе Катене, который спасает жителей Судана в эпицентре гражданской войны. Сегодня мы рассказываем о врачах-волонтерах, которые заменили Тома, позволив ему немного отдохнуть
Кремль терпит одно поражение за другим в посткоммунистических странах. В Москве никак не могут поверить, что людям действительно может надоесть коррупция, несменяемость власти и произвол силовиков

Новости партнеров

Как теперь будут развиваться российско-армянские отношения и чем протесты на Кавказе отличаются от российских и украинских
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться