Все новости
Редакционный материал

Илья Шаблинский: Спасти адвоката Беньяша

В сети появилась информация о том, что в Краснодарском крае полицейские избили адвоката Михаила Беньяша, который собирался защищать вышедших на митинги против пенсионной реформы. Теперь ему вменяют сразу две статьи и настаивают, что все телесные повреждения он нанес себе сам. Об этом в «Фейсбуке» рассказал член СПЧ Илья Шаблинский. «Сноб» поговорил с ним о том, что произошло с Михаилом Беньяшем и как будет развиваться эта история
2 октября 2018 12:30
Михаил Беньяш Фото: facebook.com/mbenyash

Полицейское насилие и несправедливые обвинения в отношении адвокатов, к сожалению, не редкость в России в целом и в Краснодарском крае в частности. Но дело Михаила Беньяша может стать точкой невозврата в сложившейся практике.

Михаил приехал в Краснодар из Сочи, где он живет, накануне запланированных митингов против повышения пенсионного возраста 9 сентября и, вероятно, не догадывался, что вскоре защита потребуется ему самому. Сначала ему предложили явиться в отделение полиции из-за сообщения о том, что его машина находится в угоне. Михаилу показалось это странным, он обратился в прокуратуру с просьбой проверить эти «необычные оперативно-розыскные мероприятия», а на выходе из здания его похитили: Беньяша и его приятельницу силой посадили в серый автомобиль люди в штатском, отобрали телефоны, на просьбу представиться начали выдавливать глаза, бить головой о кресла, надели наручники, отвезли в отделение, по пути из машины швырнули лицом об асфальт.

Теперь Михаил Беньяш находится под арестом. Сначала он был арестован за неповиновение распоряжению полицейских: ему, мол, велели не причинять себе вреда, а он не слушался, бился головой о машину, об асфальт. Сам себе выдавливал глаза.

Позже к этому прибавились обвинения в нанесении телесных повреждений сотрудникам полиции. А потом — в воспрепятствовании осуществлению правосудия, причем за инцидент в мае 2018 года, когда адвокат Беньяш, защищая свою клиентку, якобы «неоднократно перебивал» судью, «давал [судье] указания» и демонстрировал «противоправное поведение в холле суда».

Сейчас руководству Федеральной палаты адвокатов стоило бы попытаться решить вопрос об освобождении Михаила Беньяша хотя бы путем неформальных переговоров: законы в подобных ситуациях не работают. По этой же причине я считаю, что история Беньяша должна получить общероссийский резонанс. Похоже, его считает врагом вся силовая корпорация края. Фактически эта корпорация включает в себя и суды.

Скорее всего, Михаила планируют посадить на несколько лет. Хотя даже и такая мера не обязательна, при желании человека можно просто замучить. Я это знаю из собственного опыта: мое знакомство с правоохранительной системой Краснодарского края началось с дела одного такого «замученного» профессора Кубанского университета. Он получил небольшой грант на исследования, провел их в полном объеме, получил благодарность от краевой администрации, а следом за ней — обвинения в мошенничестве от местного ФСБ. Там посчитали, что все выделенные средства профессор присвоил. Дело было совершенно нелепым, и СПЧ пытался обратить на это внимание, но суд будто не видел никаких аргументов. Человека держали полгода в СИЗО, потом был условный срок, потом завели новое дело. Остановить этот механизм было невозможно. В итоге профессору пришлось покинуть страну. Тогда краснодарские судьи раскрылись для меня в полной красе. Продемонстрировали образец произвола.

Чуть позже я разбирал жалобы фермеров, которых лишали земли. И еще раз утвердился в своем впечатлении от местной судебной системы.

Еще раз выскажу предположение, которое никого не удивит: в Краснодарском крае произошло полное сращение судов, полиции и Следственного комитета. Они теперь работают как единая корпорация. Как будто судьи, суды — это просто части полицейского департамента. У корпорации есть общие экономические интересы. Корпорация стремится избавиться от любого, кто хоть в какой-то степени ставит под сомнение ее власть.

Сейчас — от Михаила Беньяша.

И мы должны это остановить.

Записала: Арина Крючкова

 

Читайте также
Юлия Дудкина
Новым председателем Центризбиркома России стала Элла Памфилова. «Сноб» вспоминает, что успела сделать Памфилова на посту уполномоченного по правам человека
Игорь Залюбовин
Как наказывают за преступление, которое могло произойти. «Сноб» разобрался в истории, где смешались кони и люди, судебная система и малый бизнес, потомок Лермонтова и магнитогорские чиновники
Директор информационно-аналитического центра «Сова» — о том, будут ли теперь реже сажать за лайки и репосты