Колонка

Несовершенные люди.

Почему учителям придется измениться

5 Октябрь 2018 10:12

В День учителя преподаватель МГУ Татьяна Краснова рассуждает о профдеформации педагогов и о тех изменениях, через которые им придется пройти

Забрать себе

Много лет назад, когда Москва еще не похорошела окончательно и кое-где в городе можно было покинуть автомобиль и зайти, например, в магазин, мы с двумя коллегами приехали в «Детский мир» на Лубянке. Дело у нас было срочное: какое-то студенческое мероприятие предполагало вручение призов, а купить эти самые призы в суматохе забыли. Нам было поручено немедленно приобрести трех плюшевых тварей разного размера для торжественного вручения. Выйдя наружу с тремя циклопическими кроликами в руках, мы обнаружили сердитый автомобильный затор и несчастного милиционера, который выбивался из сил, пытаясь решить проблему.

— Так, — сказала моя коллега Анна Борисовна, оценив положение, — ты садишься за руль и медленно сдаешь задом. Мужчина! (это милиционеру) Отойдите, вы все равно ничего не соображаете. Не понимаю, как можно быть таким бестолковым! Так. Вот вы. Подайте вперед. А вы стойте, я не разрешала вам трогаться!

Думаю, вы помните этот тембр голоса, легко перекрывающий рев моторов, милицейский свисток и комментарии товарищей по затору. В вашем золотом детстве именно с таким генеральским раскатом вам приказывали: «Встань, Сидоров, когда учитель с тобой разговаривает! Где дневник? А голову ты дома не...»

…не забыли? Вижу, помните…

— Вы, наверное, учительницы, — обреченно сказал милиционер, провожая нас из ликвидированного затора.

Да, нас ни с кем не спутаешь.

Наша профдеформация подобна ржавой колхозной бороне, за которую цепляются все проходящие мимо. Нам стоит титанических усилий перестать давать пояснения и указания совершеннолетним окружающим, которые нас об этом не просят. Мы, подобно Дункану Маклауду, всегда имевшему за пазухой меч, то и дело извлекаем неизвестно откуда указку и усилием воли создаем за спиной доску, к которой тут же идет, багровея ушами, все тот же Сидоров, не понимающий, как это его угораздило.

Иллюстрация: AKG Images / East News

Откровенно говоря, мы невыносимы.

Мы не просто диктуем. Мы диктуем по слогам, а потом рвемся проверить, правильно ли за нами записали. Мы часто забываем, что всегда прав только Господь Бог (да и то, на этот счет есть разные мнения), а «не спорь с учителем» — это так себе аргумент…

Мы очень несовершенны.

Иногда мне кажется, что стремительно меняющийся мир безжалостен как-то особенно именно к нам, привыкшим стоять у доски и за кафедрой, над притихшим классом — и слышать только свой голос и скрип их авторучек по бумаге. «Они» внезапно стали в тысячу раз эрудированнее нас, они больше не верят нам на слово и мгновенно проверяют все, что мы говорим, едва касаясь экранчиков своих смартфонов. У них пока проблема с обязанностями, но нет ни малейших проблем с правами. Они перестали нас бояться, и (признаемся честно) выяснилось, что кое-кто из нас нечетко понимал разницу между страхом и уважением.

Нам стало трудно.

Кто угодно может критиковать нашу работу — экспертов в области образования развелось такое количество, которое моя бабушка определяла хорошим русским выражением «лопатой не отмашешься».  

При этом нельзя сказать, что на наши места претендует такая уж большая армия высококлассных специалистов. В райцентрах, деревнях и поселках городского типа по всей моей огромной стране по-прежнему полно желающих научить Мариванну, как детей воспитывать, и совсем мало желающих встать на ее место.

Я желаю себе и вам быть для учеников не главнокомандующим и даже не навигатором, а маяком

Наша работа сильно изменилась по сути и содержанию. Из наставника мы превратились (как минимум должны превратиться) в фасилитатора, простите меня за это неуклюжее слово. Facilitate по-английски значит «облегчать», «упрощать», а facilitator (среди прочего) переводится как носитель функций, облегчающих выполнение проекта. Понимаете, какая штука? Больше не главнокомандующий, а навигатор.

Или, если очень повезет…

Много лет назад одна коллега рассказала мне притчу о том, что простой учитель прочтет ученикам, кто такой единорог, по книге. Учитель получше принесет в класс картинку с единорогом. Настоящий учитель приведет в класс живого единорога.

А гениальный… Гениальный превратится для своих учеников в единорога сам.

Я очень люблю вас, дорогие коллеги.

И безмерно уважаю ваш труд.

И очень желаю себе и вам быть «для них» не главнокомандующим и даже не навигатором, а маяком.

Ну, или единорогом. В соответствии с планом урока.

Новости партнеров

1 комментарий
Дарья Азовская

Дарья Азовская

Спасибо!

Огромное вам спасибо за статью. Мне всегда казалось, что профессия учителя может быть самой счастливой вообще из всех возможных. Это такой огромный простор для творчества, самореализации, игры, вообще для всего. Можно превратить ее в праздник, а можно – в болото. Тут, конечно, очень нужна осознанность. И чувство призвания. 

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться