Top.Mail.Ru

Редакционный материал

«У нас есть доска позора»: интервью создателей AfterHalloween и Midsummer Night’s Dream

Пожалуй, самые популярные вечеринки Москвы вот уже несколько лет — это костюмированные и полузакрытые Midsummer Night’s Dream и AfterHalloween. Очередной бал пройдет уже завтра. Корреспондентка «Сноба» Арина Крючкова поговорила с его создателями: режиссером Жу Монтвиллайте, продюсером Владимиром Месхи и художником-оформителем Романом Ковалишиным о том, как изменилась ночная жизнь Москвы

2 Ноябрь 2018 20:29

Фото: Дарья Марич


Ɔ. Большинство моих знакомых до ваших проектов последний раз наряжались куда-то году в 2009-м в условную «Империю» Алексея Горобия. И тогда же последний раз так готовились к событию. Вам не кажется, что вы изменили культуру вечеринок?

Жу: Не помню, чтобы у Горобия было что-то нарядное. Тусовка в «Империи» после «Дома ученых» (ночной клуб в здании РАН в 1990-х годах. — Прим. ред.) уже не была такой костюмированной. Я тогда была маленькая, приходила туда и ахала, а ведь там было всего два зала. Если говорить про нас, то я считаю, что сегодня не ходить к нам — это уже поза.

Владимир: Да, наверное, мы стали мейнстримом.


Ɔ. Значит, теперь эту культуру готовы принять и те, кто к ней никогда не был причастен.

Жу: Теперь она точно стала доступна среднему классу, хотя десять лет назад была чем-то элитарным, где крутились только избранные. Но, я думаю, это приходит с возрастом, когда тусуешься уже не каждые выходные и даже не каждый месяц, а выбираешь что-то одно. Нужно ведь проводить время с родителями, с детьми. Мне всегда казалось, что достаточно двух мероприятий в год, то есть Midsummer и AfterHalloween, но сейчас мы ввели еще одну вечеринку — Urban Dreams.

Владимир: Хотим Midsummer сделать еще более элитным.

Жу: Хотя мнения расходятся. Можно отдать праздник на растерзание всем…

Владимир: А можно делать франшизу, как у Sensation White Party — у них была франшиза и сетевой спонсор в Европе. Но в нашем случае это очень тяжело сделать. Начнем с того, что то, в каких костюмах сейчас люди приходят, — это результат нашего многолетнего с противостояния с гостями. Мы их просто разворачивали. Сначала им не очень нравилось, а потом привыкли.

Жу: Надо было видеть, как люди в 2007-м приходили на первый Midsummer Night’s Dream...

Владимир: Веночек из ромашек — уже костюм! Кошмар!

Жу: Какие-то вырезанные из бумаги крылья, куски тряпок, ни эльфийских ушей, ни денег на силикон. И все-таки в том же году запустился первый AfterHalloween. Вообще, история AfterHalloween началась с четырех больших Хеллоуинов в клубе «Крыша мира» и одного дня рождения.

Фото: Дарья Марич


Ɔ. Расскажите мне все с самого начала.

Жу: В начале был Midsummer, 600 человек — сугубо дружеская тусовка, свадьба. Я себя вообще считала авангардным режиссером, и было непонятно, как мы будем заниматься костюмированными вечеринками. Но пришло 600 человек, и случилось это шоу. А потом в том же 2007 году у нас с Виктором Такновым и Кириллом Королевым был первый Хеллоуин, который увидели очень мало людей, но про который теперь все рассказывают. Вечеринка была посвящена девяти кругам ада. Ты приходил на крышу, там был сломан ключ, и мы говорили, что сначала надо все обойти. Там было три этажа фабрики, бегали голые люди, было много статистов «Мосфильма», были человек-свинья, человек в виде стога сена, 30 человек, которые ели сырое мясо.

За деньги?

Жу: Нет. (Смеется.) Потом все это разрасталось. В 2010 году был второй Midsummer, и там было еще меньше людей. Но мы увидели, что все хотят наряжаться не только к Хеллоуину. Это такая страсть! И вот в 2011 году мы сделали группу на Facebook, и в течение недели у нее каждый день был новый администратор из наших друзей. Всех гостей вечеринок мы привлекали только так.


Ɔ. Расскажите, пожалуйста, про эту бизнес-модель, как это работает?

Владимир: Мы все тайны открывать не будем, но наше главное достижение в этом году — полное отсутствие информации о том, что будет на вечеринке. В постах было написано: AfterHalloween — и все.

Михаил: Это бренд, который за два года заработал себе репутацию.

Жу: Но десять лет в финансовом плане был сплошной минус.


Ɔ. Все окупилось теперь?

Жу: Не знаю. Но было создано комьюнити, чем мы дорожим очень сильно, и наша компания до сих пор проводит отбор вручную.

Фото: Дарья Марич


Ɔ. Сколько людей вы посмотрели лично?

Жу: Мы посмотрели первую тысячу. А теперь отбором занимается специальный департамент в нашей компании.

Роман: Потом мы сделали так, что каждый из следующей приходящей тысячи должен иметь двух друзей в этой группе на Facebook. И до сих пор люди присылают свои фотографии с предыдущих мероприятий, чтобы доказать, что они однажды уже прошли отбор: бывало, что гости брали спаренные билеты и мы знали одного человека, а второго нет. На следующий год этот второй приходит отдельно, еще с одним новым человеком. И центр шлет нам доказательства, что тот человек действительно там был.


Ɔ. Вы говорите, что сейчас ваши вечеринки стали мейнстримом. Качество публики ухудшилось? Ведь в этом году вы немного смягчили дресс-код на Хеллоуин.

Роман: Нет, и мы даже сделали полицию и доску позора! (Cмеется.) Будем вывешивать туда фотографии.

Фото: Дарья Марич


Ɔ. Я в прошлом году пришла с другом, он — в рубахе широкой, «есенинской», и ему говорят: нет, вам нельзя. Он расстроился, говорит: пойду домой. А у него на шее есть такой роскошный шрам. И я его убедила пойти искать веревку по цветочным магазинам, чтобы получился образ повесившегося поэта, и только после этого его пустили. А в этом году он купил себе роскошный костюм, и я ему говорю: хрен ты зайдешь в этом костюме! Потом будешь бегать веревку искать.

Роман: Вот видите, вы сами ответили на свой вопрос. Нужен аксессуар, образ. Мы хотим, чтобы люди приходили в образах. Мы просим их подумать над тем, кем бы они хотели быть в эту ночь.

Жу: Заканчивая про модерацию — мне иногда пишут: ну почему я вам не подхожу? Давайте составим список: либо вы к нам еще не ходили, либо у вас нет двух друзей, которые ходили, либо на вас плохо упал свет. (Смеется.)


Ɔ. То есть качество публики не упало?

Владимир: Мы каждый раз боимся, что оно упадет, когда видим новых людей.

Роман: Сейчас в Москве нет ни одного клуба, который можно назвать культовым. Мы все прошли через культовые клубы. Если тебя пускали — ты видел только красивых людей. Но я не видел таких клубов на 4000 человек. Их не было и нет. И мы несколько раз в год стараемся собрать лучших.

Жу: Ну давайте еще не забывать о возрастном цензе.

Какой он?

Жу: 28+. Ну это для парней. Девушки более продвинутые и более взрослые в любом случае.


Ɔ. Можете дать какие-то конкретные рекомендации гостям AfterHalloween этого года?


Владимир: Всем, кто решил купить номера, нужно приехать заранее, лучше к 18:00. Не приходить в идиотских костюмах из ComicCon, тельняшках... Подавать свой образ и себя. Гости — лучшее украшение вечеринки.

Жу: Это посещение не должно быть случайным. Это должно быть состояние души.

Беседовала Арина Крючкова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В минувший уик-энд на границе ВДНХ и Ботанического сада состоялся очередной бал Midsummer Night’s Dream, прошедший при поддержке компании KIA
В усадьбе Середниково состоялся шестой костюмированный бал Midsummer Night’s Dream

Новости партнеров

2 ноября в Мексике отмечают один из самых необычных в мире праздников — Dia de Muertos