Хенрик Ибсен: Гедда Габлер. Новый перевод

Редакционный материал

Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем отрывок из пьесы Хенрика Ибсена «Гедда Габлер» — одной из самых популярных пьес мирового репертуара. Роль Гедды в свое время исполняли Вера Комиссаржевская, Грета Гарбо, Элеонора Дузе, Мэгги Смит, Ингрид Бергман. В издательстве АСТ (редакция «Жанры») выходит второй том новых переводов Ибсена, приуроченный к премьере спектакля «Гедда Габлер» в Театре им. Пушкина (режиссер — Анатолий Шульев, в главной роли — Александра Урсуляк). В спектакле впервые использован новый перевод «Гедды»

18 Ноябрь 2018 9:19

Забрать себе

Марта Шматова. «Диалог», 2010 год

Иллюстрация: Wikimedia Commons

Перевод: Ольга Дробот

Бракк. Не поверите — я еще не ложился.

Гедда. И вы тоже?

Бракк. Как видите. Но какие впечатления у Тесмана, что он рассказывает?

Гедда. Ничего интересного. Что они всю ночь не спали и пили кофе у кого-то в гостях.

Бракк. Про это я уже знаю. Причем Лёвборга с ними не было, верно?

Гедда. Да, они еще до того проводили его домой.

Бракк. Тесман разве тоже его провожал?

Гедда. Он сам нет, но кто-то другой повел Лёвборга домой.

Бракк (улыбается). Йорген Тесман все же очень простодушен, госпожа Гедда.

Гедда.. Что есть, то есть. Но ваши слова как будто бы с подвохом?

Бракк. Не без того.

Гедда. Вот оно что! Давайте присядем, дорогой асессор. И вы расскажете все по порядку.

Она садится с левого торца стола. Бракк устраивается близко к ней, но по другой, длинной стороне.

Гедда. Так что же?

Гедда. Что есть, то есть. Но ваши слова как будто бы с подвохом?

Бракк. Я не без причин пытаюсь выяснить, куда ушли от меня мои вчерашние гости — точнее, некоторые из них.

Гедда. Вы ведь не Лёвборга имеете в виду?

Бракк. Должен признаться, как раз его.

Гедда. Вы уже вполне раздразнили мое любопытство.

Бракк. Вам известно, госпожа Гедда, где он и еще парочка неуемных провели ночь?

Гедда. Если можно, то расскажите.

Бракк. Бог мой, отчего ж нельзя. Они оказались на одном довольно оживленном суаре.

Гедда. Весьма развеселом.

Бракк. Веселее не бывает.

Гедда. Нельзя ли поподробнее, асессор.

Бракк. Лёвборга пригласили туда давно, это я точно знаю, но тогда он отказался. Как вы помните, он начал жизнь с чистого лист и…

Гедда. Да, да, у фогта Эльвстеда он преобразился и стал новым человеком. Так он передумал насчет суаре и все-таки пошел?

Бракк. Видите ли, госпожа Гедда, к сожалению, вчера у меня в гостях на него нашло.

Гедда. Вдохновение? Я уже слышала.

Бракк. Довольно дикого свойства. В результате Лёвборг, как видно, изменил свои намерения. К сожалению, мы, мужчины, не всегда так последовательны, как надо бы.

Гедда. Только не вы, господин асессор. Но Лёвборг, вы говорите…

Бракк. Не буду вас томить — ночь он закончил в салоне мадемуазель Дианы

Гедда. Мадемуазель Дианы?

Бракк. Да, суаре устраивала она. Для избранного круга подруг и поклонников.

Гедда. Это такая с рыжими волосами?

Бракк. Она самая.

Гедда. Певичка, так сказать.

Бракк. Можно сказать и так. Но в основном она охотница на мужчин, госпожа Гедда. До вас наверняка доходили разговоры о ней. Но Эйлерт Лёвборг в зените славы был одним из ее самых страстных защитников.

Гедда. А вчера чем дело кончилось?

Бракк. Как будто раздружились немного. Мадемуазель Диана приняла его с распростертыми объятиями, но под конец сцепилась с ним.

Гедда. С Лёвборгом?

Бракк. Да. Он заявил, что она со своими мадемуазелями обчистила его. Якобы украла у него портмоне и еще что-то. Короче, устроил отвратительную сцену.

Гедда. И в результате?

Бракк. В результате форменные петушиные бои, дамы передрались с кавалерами. К счастью, вовремя приехала полиция.

Гедда. Полиция?

Бракк. Да. Лёвборгу это дорого станет.

Гедда. То есть?

Бракк. Говорят, он сопротивлялся как бешеный. Съездил полицейскому по уху и разодрал на нем мундир. Его скрутили и забрали в участок.

Гедда. Откуда вы это знаете?

Бракк. Да от полиции, из первых рук.

Гедда (глядя перед собой). Вот, значит, как вышло. Венком из виноградных листьев он себя не увенчал.

Бракк. Простите — каким венком?

Гедда (меняет тон). Скажите, асессор, а для чего вы, собственно, выведываете и выслеживаете Эйлерта Лёвборга

Бракк. Во-первых, вряд ли мне будет совершенно безразлично, если на слушаниях прозвучит, что Эйлерт сначала полночи гулял у меня.

Гедда. Дело дойдет до слушаний?

Бракк. Непременно. Оно бы и ладно, будь что будет. Но как друг семьи я посчитал, что обязан во всех подробностях пересказать и вам, и Тесману ночные похождения Лёвборга.

Гедда. А почему, собственно говоря?

Бракк. Да потому что я не могу отделаться от подозрения, что он собирается использовать вас в качестве ширмы.

Гедда. Как вам такое могло прийти в голову?!

Бракк. Господи боже мой! Сударыня, мы ведь не слепые. Попомните мое слово — эта госпожа Эльвстед так быстро из города не уедет.

Гедда. Если бы между ними что и было, то есть много других мест, где они могли бы встречаться. Бракк. Мест, но не домов. Отныне двери всех приличных домов снова закрыты для Лёвборга.

Гедда. И мне следует закрыть перед ним дверь, хотите вы сказать?

Бракк. Да. Признаюсь, мне было бы крайне неприятно, если бы он стал завсегдатаем в вашем доме. И вторгся бы, лишний и непрошеный, в…

Гедда. В треугольник?

Бракк. Именно. Для меня это равноценно тому, чтобы стать бездомным.

Гедда (смотрит на него с улыбкой). Угу. Значит, ваша цель — один петух в курятнике?

Бракк (медленно кивает; понизив голос). Да, цель такая. И я буду за нее биться всеми доступными средствами.

Гедда (постепенно переставая улыбаться). О! Похоже, вы опасный человек… когда дойдет до дела.

Бракк. Думаете?

Гедда. Да, я начинаю склоняться к этой мысли. И больше всего радуюсь, что хоть меня вы пока на крючке не держите.

Бракк (с двусмысленным смехом). Вот да, может, вы и правы, госпожа Гедда. Кто меня знает, как бы я крючком-то при случае распорядился?

Гедда. Послушайте, асессор, — вы будто мне угрожаете?

Бракк (вставая). Ни в коем случае… Видите ли, для треугольника лучше, если он складывается и держится добровольно.

Гедда. Вот и я так думаю

Бракк. Ну что ж. Я рассказал вам все, что собирался, и пойду дальше. Прощайте, госпожа Гедда! (Идет к стеклянной двери.)

Гедда (вставая). Вы хотите опять идти через сад?

Бракк. Да, мне так ближе.

Гедда.То есть опять окольной дорожкой?

Бракк. Как видите. Я против окольных путей ничего не имею. Знаете, иной раз пикантно получается. Г е д д а

Гедда. Это когда пистолет заряжен боевыми, например?

Бракк (в дверях, смеясь). Своих-то домашних петушков никто не стреляет, верно?

Гедда (тоже смеется). Нет, тем более когда у тебя всего один.

Смеясь, раскланиваются. Бракк уходит. Гедда закрывает за ним дверь. Замерев на месте, некоторое время глядит ему вслед. Потом идет к арке между гостиными и смотрит в щелку в задернутых портьерах. Переходит к столу, достает рукопись Лёвборга, собирается ее полистать. Но ее останавливает громкий голос Берты в передней. Гедда поворачивает голову, прислушивается. Торопливо прячет рукопись в ящик, запирает его и кладет ключ на письменный прибор. Эйлерт Лёвборг в пальто и со шляпой в руках рывком распахивает дверь. Он очень возбужден и растерян.

Лёвборг (повернувшись к передней). А я вам говорю, что должен войти и войду! Понятно? (Закрывает дверь, поворачивается к Гедде, берет себя в руки, здоровается).

Гедда (от стола). Господин Лёвборг, что-то вы поздновато пришли за Теей.

Лёвборг. Или что-то рановато нагрянул к вам. Прошу простить.

Гедда. Как вы узнали, что она все еще здесь

Лёвборг. У нее на квартире мне сказали, что она не возвращалась.

Гедда (переходит к маленькому столику). А каким тоном вам было это сказано? Вы ничего не заметили?

Лёвборг (смотрит на нее вопросительно). Что я должен был заметить?

Гедда. Не показалось ли вам, что у них возникли какие-то… такие мысли?

Лёвборг (внезапно поняв). А ведь вы правы! Я тяну ее вниз за собой! Хотя, к слову сказать, я ничего необычного не заметил. А Тесман еще не вставал?

Гедда. Нет… думаю, нет.

Лёвборг. А когда он пришел?

Гедда. Очень поздно.

Лёвборг. Он вам что-нибудь рассказывал?

Гедда. Да. Как я слышала, у асессора Бракка было очень весело.

Лёвборг. Только и всего?

Гедда. Да, насколько я помню. Но я была ужасно сонная. Раздвигается портьера и из малой гостиной входит Теа.

Теа (направляясь к Лёвборгу). Лёвборг! Наконец-то!

Лёвборг. Наконец. Но слишком поздно.

Теа (смотрит на него в страхе). Что слишком поздно?

Лёвборг. Всё поздно. Спета моя песенка.

Теа. Нет-нет, не говори так!

Лёвборг. Ты сама так скажешь, когда узнаешь подробности.

Теа. Я ничего не хочу знать!

Гедда. Возможно, вам надо поговорить наедине? Тогда я выйду.

Лёвборг. Нет, останьтесь и вы тоже. Я прошу.

Теа. Ничего не желаю слышать, понимаешь?

Лёвборг. Я не сказочку на ночь собрался рассказать.

Теа. А что?

Лёвборг. Я хотел сказать, что наши пути должны разойтись.

Теа. Разойтись?!

Гедда (невольно). Так я и знала!

Лёвборг. У меня больше нет надобности в тебе, Теа.

Теа. Да как же ты можешь так говорить?! Нет надобности… А помогать тебе, как я все время помогала? А работать вместе?

Лёвборг. О работе я теперь могу забыть навсегда.

Теа (опустошенно). Для чего мне тогда жить?

Лёвборг. Попробуй жить, как если бы мы с тобой вообще не встретились.

Теа. Я не могу!

Лёвборг. Попробуй, как будто можешь. Вернись домой…

Теа (возмущенно). Никогда в жизни! Где ты будешь, там и я. Меня так просто не прогонишь! Чтобы всё без меня?! Нет уж! Я хочу быть рядом с тобой, когда книга выйдет!

Гедда (вполголоса, напряженно). Ах книга, да!

Лёвборг (глядя на нее). Наша с Теей книга, это правда так.

Теа. Вот именно. Я так и считаю. И у меня есть право быть с тобой, когда книга выйдет. И своими глазами увидеть, как тебя снова окружат почетом и уважением. Я хочу разделить с тобой эту радость!

Лёвборг. Теа, наша книга никогда не выйдет.

Гедда. Ах! Теа. Не выйдет?!

Лёвборг. Нечего печатать.

Теа(начиная понимать и ужасаясь). Лёвборг, куда ты дел рукопись?

Гедда (смотрит на него пристально и напряженно). Саму рукопись?

Теа. Где рукопись?

Лёвборг. Теа, лучше не спрашивай.

Теа. Нет, я хочу знать, где она. Я имею право узнать все и немедленно

Лёвборг. Рукопись… Она… Я порвал ее. Разодрал на мелкие клочки.

Теа (кричит). Нет!

Гедда (непроизвольно). Это же не…

Лёвборг (глядя на нее). Неправда, полагаете вы?

Гедда (совладав с собой). Почему неправда? Раз вы сами говорите, значит, правда. Но… никак не верится.

Лёвборг. Тем не менее это правда.

Теа (ломая руки). Господи! Гедда, боже мой, он уничтожил рукопись!

Лёвборг. Уничтожил я свою жизнь, тогда уж заодно и главный труд жизни.

Теа. И всё сегодня ночью?

Лёвборг. Да, представь себе. Я изодрал рукопись на мелкие клочки. И бросил их в море. Далеко от берега. Там по крайней мере свежая соленая вода. Пусть плывут. С попутным ветром и течением. Опускаясь все ниже и ниже, пока не пойдут ко дну. Точно как я, Теа.

Теа. Знаешь, Лёвборг, расправа с книгой… Для меня это как если б ты ребенка убил.

Лёвборг. Ты права. Это детоубийство и есть.

Теа. Но как ты мог? Ребенок отчасти и мой.

Гедда (едва слышно). Ребенок, о-о…

Теа (тяжело дыша). Значит, все кончено. Ну что ж. Пойду я, Гедда.

Гедда. Но ты ведь не уедешь?

Теа. Сама не знаю, что буду делать. Пока передо мной мрак. (Уходит в переднюю.)

Гедда. (выждав, не сходя с места). Господин Лёвборг, то есть провожать ее до дома вы не собираетесь?

Лёвборг. Я? По улицам? Чтобы весь город видел ее со мной?

Гедда. Я ведь не знаю, что именно стряслось ночью. Неужели уже ничего не исправить?

Лёвборг. Одной сегодняшней ночью дело не обойдется, это я вам точно говорю. А я не хочу такой жизни. Второй раз — нет. Смелость и безоглядность, чтобы идти жизни наперекор, она из меня вытравила.

Гедда (глядя перед собой). Милая дурочка прибрала к рукам судьбу человека. (Смотрит на него.) Но все равно… почему вы обращаетесь с ней так бессердечно?

Лёвборг. Не называйте это бессердечностью!

Гедда. Взять и уничтожить то, что долгое-долгое время было для нее смыслом всей жизни. Разве это не бессердечно?

Лёвборг. Гедда, вам я могу сказать правду.

Гедда. Правду?

Лёвборг. Но сперва дайте мне слово, что Теа никогда ничего не узнает.

Гедда. Даю вам слово.

Лёвборг. Хорошо. Тогда знайте: все, что я тут наговорил, — неправда.

Гедда. О рукописи?

Лёвборг. Да. Я не разодрал ее в клочки. И не выкинул в море.

Гедда. Нет? Но… Где же она тогда?

Лёвборг. Я ее погубил. Окончательно и бесповоротно.

Гедда. Ничего не понимаю.

Лёвборг. Теа сказала, что для нее мой поступок все равно что детоубийство.

Гедда. Да, она так сказала.

Лёвборг. Убить ребенка — не самое ужасное, что отец может с ним сделать.

Гедда. Не самое ужасное?!

Лёвборг. Нет, не самое. Я пощадил Тею и не сказал, что дело обстоит куда хуже.

Гедда. Хуже — это как?

Лёвборг. Попробуйте себе представить — муж поутру заявляется домой после пьяной, разгульной ночи и говорит матери своего ребенка: я был там и там. В одном месте, в другом. Всюду таскал с собой нашего ребенка. И туда, и сюда. И где-то его потерял. Ребенка нет. Где он, бог весть. Кто прибрал его к рукам, неизвестно.

Гедда. М-да… Но… речь всего лишь о рукописи.

Лёвборг. Теа вложила в нее свою чистую душу.

Гедда. Это я понимаю.

Лёвборг. Тогда вы должны понимать и то, что у наших с ней отношений нет будущего.

Гедда. А себе вы какой путь выберете?

Лёвборг. Никакой. Мне остается только покончить со всем этим разом. Чем быстрее, тем лучше.

Гедда. (делает шаг в его сторону). Эйлерт Лёвборг, послушайте. А… вы можете сделать это красиво?

Лёвборг (улыбнувшись). Красиво? В венке из виноградных листьев, как вы в свое время мечтали? Гедда. Нет, в венках я разуверилась. Но чтобы непременно красиво. Хоть один-единственный раз красиво. Прощайте! Вам пора. И больше сюда не приходите.

Лёвборг. Прощайте, сударыня. Кланяйтесь от меня Йоргену Тесману. (Порывается уйти.)

Гедда. Нет, постойте. Возьмите на память вот это. (Подходит к столу, достает из футляра один пистолет, возвращается и протягивает его Лёвборгу).

Лёвборг (глядя на нее). Вот это? На память?

Гедда (медленно кивает). Узнали его? Однажды он был нацелен на вас.

Лёвборг. Жаль, что вы тогда курок не нажали.

Гедда. Держите. И нажимайте теперь сами.

Лёвборг (пряча револьвер в нагрудный карман). Спасибо.

Гедда. Но обязательно красиво, Лёвборг. Обещайте.

Лёвборг. Прощайте, Гедда Габлер. (Уходит.)

Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться