«В коллективе 12 человек, я — единственная женщина».

Фрезеровщица о своей работе

Партнерский материал

«Сноб» совместно с РЖД продолжает знакомить читателей с героинями проекта «Женское дело» — женщинами из разных городов России, которые выбрали для себя «мужские» профессии

3 Декабрь 2018 9:57

Забрать себе

Елена Скорева

Фото: Владимир Черняховский

Нижний Тагил — суровый уральский город-промзона, дымящий и серый. Уже много лет в нижнетагильском вагонном депо «Смычка» работает фрезеровщица Елена Скорева. А с нею вместе 11 мужчин — простых работяг, как и она сама, да пес Михалыч, чьи дедушка и бабушка в свое время охраняли ремонтный цех от непрошеных гостей. Елена ловко управляется с обточкой деталей на фрезерном станке, пока мужики обедают, а потом и сама садится за стол, пьет горячий чай и неспешно рассказывает о своей жизни. Ее глаза светятся.

Тяга к металлу у меня была с детства: мама работала на фрезерных станках, отец — слесарем на Высокогорском механическом заводе. Потом родители устроились в вагонное депо, и я, ребенком, приходила к ним на работу. После окончания десятилетки я поступила в училище на новую тогда профессию — оператор фрезерных станков с числовым программным управлением.

Пять лет отработала в механическом цехе Нижнетагильского металлургического комбината. Работа мне очень нравилась, но тяжело давались ночные смены. А тут в цех ремонта оборудования, где работали мои родители, потребовался фрезеровщик с дневным графиком работы. Так в 1989 году я и пришла на железную дорогу — через полгода будет ровно 30 лет, как я тут работаю. Когда только устроилась, самая молодая из всех была — 23 года, но на меня никто не смотрел снисходительно, наоборот, учили, советовали. Что тогда, что сейчас коллектив хороший: заботятся, уважают, внимание уделяют как женщине — это приятно. Сейчас нас 12 человек, я — единственная женщина. Подружка спрашивает иногда: «Лена, вот как ты с ними, мужчинами, работаешь? Я не могу». А я вообще никаких проблем не вижу, но мне, может, чуть полегче было, у меня же здесь родители работали.

Потом за мной следом и муж пришел. Мы с ним в свое время в училище вместе учились, работали на НТМК. Он сначала слесарем устроился, а потом захотел развиваться, повышать квалификацию и получать образование. Поступил в техникум.  Я ему во всем помогала. И так он сначала бригадиром, а потом мастером стал. Работать под руководством мужа было нелегко. Мой папа часто говорил: «Тяжело работать, когда руководитель — твоя жена, не откажешь ей».

Я ни разу не пожалела, что выбрала эту профессию.  Мне нравится, когда из куска металла получаются детали, без которых бы не работало оборудование. Нравится участвовать в рационализации, обсуждать ремонт. Я чувствую себя нужной. Я себя не представляю кабинетным работником, хотя мне и здесь бумажной работы хватает. Моя работа не терпит суеты, развивает внимание и сосредоточенность. Но объемы работы предугадать невозможно — мы же ремонтная база. Иногда всю смену на ногах! Тут же и сила физическая нужна: детали таскать, крутить-вертеть — это не так просто. А сил с годами больше не становится. Как-то к нам проверяющая пришла, видит, что я детали легко поднимаю, подкидываю. Кажется, что легко. Она захотела на вес проверить, а от стола деталь оторвать не вышло — тяжелая.

Скучно мне тоже не бывает: все вагонное депо в мероприятиях по гражданской обороне участвует, я и на выборах работаю — председателем наблюдательной комиссии. А в свободное время цветы из бисера плету.

Классе в пятом я мечтала стать учительницей математики. Мне подруга предлагала поступать на физмат, но я физику не любила — не мое! А теперь понимаю, что математика и преподавательская деятельность никуда от меня не делись: на работе те же синусы-косинусы, мужу помогала, когда он учился, на выборах училась сама и учила членов комиссии.

Четыре года назад к нам в депо пришел председатель совета ветеранов. Поисковики нашли останки солдата, который был железнодорожником, и надо было на памятную стелу его фамилию и имя добавить к 9 мая. Председатель попросил изготовить буквы. Меня саму эта история зацепила, решила попробовать. Пришла я с помощниками к стеле с линейкой, штангелем, карандашом, и чертежной бумагой. Все померили, нужные буквы зарисовали, из толстого текстолита их потом отфрезеровала. Наши слесари закрепили буквы на стелле. На следующий год из совета ветеранов снова пришли: на этот раз уже с двумя фамилиями. Ну, теперь-то я человек опытный — быстро всё сделала.

Я люблю не только свою работу, но и свой город. В Екатеринбург иногда езжу и не понимаю, как там люди живут. Это же невозможно! В крупных городах суета, а у нас в Нижнем Тагиле тихо и спокойно, а в выходные на природу можно уехать с палатками.

Подготовила Анна Алексеева

Читайте также

«Сноб» при участии РЖД продолжает знакомить читателей с героинями проекта «Женское дело» — женщинами из разных городов России, которые выбрали для себя «мужские» профессии
«Сноб» при участии РЖД запускает проект «Женское дело» — про женщин из разных городов России, которые выбрали для себя «мужские» профессии
«Сноб» совместно с РЖД продолжает знакомить читателей с героинями проекта «Женское дело» — женщинами из разных городов России, которые выбрали для себя «мужские» профессии
Читайте лучшие текста проекта Сноб в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться