Все новости
Редакционный материал
Холод, тьма и розовый змей.

О работе художников в условиях полярной ночи

Две недели в самой северной арт-резиденции России «Никель» создавали и представляли свои проекты шесть художников. «Сноб» отправился за полярный круг и узнал, как избавиться от детских страхов, бороться с недостатком света и что общего у заполярного поселка и перуанского города
21 декабря 2018 13:41

Арт-резиденция «Никель» — часть проекта «Вторая школа», реализованного в рамках благотворительной программы «Мир новых возможностей» компании «Норникель». Два раза в год — зимой и летом — приграничный поселок Никель на самом севере Кольского полуострова принимает художников со всех концов света. Главное условие — чтобы их проекты были напрямую связаны с жизнью поселка. В зависимости от времени года смены, которые длятся две недели, называются «Полярный день» и «Полярная ночь».

Художница Анастасия Дейко приехала в Никель из перуанского города Лима, где живет последние пять лет. Проект «Юникорния» она придумала еще в Перу:

«Считается, что в Латинской Америке много солнца и ярких красок, но это не совсем так. Из-за высокой влажности и сильной облачности в Лиме солнца не бывает полгода. В какой-то момент я почувствовала, что мне не хватает ярких красок. Я занялась фотографией и стала раскрашивать реальность в фоторедакторе. Так и появилась “Юникорния”», — рассказывает Анастасия.

Узнав об арт-резиденции, художница поняла, что ее проект идеально вписывается в природные условия Заполярья, и подала заявку. Участниками ее мастер-классов стали дети, которые из-за названия проекта решили, что он будет о чем-то сказочном, не имеющем отношения к их городу. Но Анастасия предложила им взглянуть на зимний Никель с другой стороны. Раскрасить полярную ночь оказалось нелегко.

«Обычно я устраиваю двухчасовые фотопрогулки, по результатам которых отбираю материал. Но не спеша бродить по Никелю не получается — холодно. Да и более-менее светло всего час. Поэтому это были не фотопрогулки, а фотоспринты. Хорошо, что Никель небольшой, можно все быстро обежать. Нам повезло: никто не заболел и техника не подвела».

Однако материала все равно не хватило. Тогда Анастасия через соцсети попросила жителей Никеля прислать фотографии зимнего города — и это сработало. Раскрасив в цвета радуги несколько десятков фотографий, художница и ее подопечные собрали инсталляцию — уголок эмоциональной подзарядки, которой порой не хватает зимой.

А вот московский художник-керамист Дарья Яроменок наполнила холод и темноту Заполярья не яркими красками, а теплым светом. Она приехала в резиденцию уже во второй раз. Летом Дарья с фотографом Екатериной Жингель работала над проектом «Присутствие и отсутствие». Екатерина фотографировала пустынный Никель, а Дарья лепила разноцветные кирпичики. Каждый пришедший на выставку мог забрать понравившийся кирпич, оставив автограф на фото: так пустынные пейзажи наполнялись людьми.

«Мне так понравилось здесь в прошлый раз, что я подала заявку на зимнюю смену. Я очень люблю Север, хотя и родилась в Москве. По семейной легенде, моя прабабушка сбежала из Сибири с белым офицером в среднюю полосу, а меня, видимо, тянет к назад, к корням. Но попасть на Север сложно, нужен какой-то повод, а тут появилась такая возможность!

На этот раз я предложила детям поработать со светом. Я часто возвращаюсь домой затемно. Однажды поймала себя на мысли, что каждый раз ищу глазами свет в своем окне. А уж в условиях полярной ночи комната, теплая и светлая, — то, куда стремится каждый. Поэтому каждый лепил светильники в виде своих комнат. Это очень личная история, своеобразный способ показать другим свой внутренний мир».

Дарья провела пять мастер-классов, в которых приняли участие с полсотни детей — в основном учеников местной художественной школы. Самым сложным, по признанию керамиста, была лепка заготовок накануне. Результат того стоил: мягкий свет добавляет полярной ночи уюта, а убранство множества керамических комнаток можно разглядывать часами.

Еще одним интересным событием стал проект «Ребенок в городе», который придумали московские художники Дарья Стрелкова, Павел Архипов и Остап (да, без фамилии, просто Остап).

В небольшом заполярном поселке развлечений не так много. Поэтому большое внимание местных жителей привлек ресторан «Заноза», который на несколько часов открылся во дворе музея. Его придумал художник Остап. В меню — томатный суп, пита с печеными бобами или рыбой, чай, пунш, а стоит всё не больше 50 рублей. И это все под открытым небом. А в музейном зале художники создали приватную комнату на четырех человек, где царил мрак, а в меню было только два десерта: «Полярный арбуз» (соленые огурцы в меду) и «Снегирь» (шарик мороженого и маринованный помидор). Ингредиенты блюда посетителям предлагали угадать. За вечер импровизированный ресторан посетили больше ста человек, а в приватную комнату пускали по спискам в порядке очереди. Кажется, такого аншлага не ожидали даже сами художники.

Еще одной темой проекта «Ребенок в городе» стала борьба со страхами. «На протяжении двух недель мы с детьми занимались творческими практиками, психологическими тренингами и в какой-то момент поняли, что им нужен символ, который поможет справиться со страхами, например, с боязнью темноты», — рассказывает соавтор проекта Дарья Стрелкова. Таким символом стала большая розовая змейка, спускающаяся с фонарного столба, — ее придумали сами дети.

Торжественное открытие паблик-арта «Змейка» организовал Павел Архипов. Он в образе заклинателя змей устроил целое шоу с музыкой, танцами и горячими напитками. А довольные дети уходили домой с разноцветными змейками на щеках.

Кроме того, Павел Архипов самостоятельно поставил спектакль по повести Владимира Сорокина «Метель». 

«Я приехал сюда с мастер-классами по медиаактивизму и городской журналистике, но увидев, что основная аудитория — дети до 14 лет, решил поставить с ними спектакль (я ученик Бориса Юхананова — худрука “Электротеатра Станиславский”). Детей не учат креативному менеджменту: из них готовят исполнителей заказов, а не творцов, приспосабливают под шаблонные потребности. А ведь они способны на большее, и мой спектакль это доказал. От оригинального произведения мы оставили только название, образно выражающее его тему — смешение времен в занесенной снегами России. Время в Никеле смешано схожим образом: детский ансамбль с советским репертуаром, молодые блогеры и медиажурналисты, учительница, которая вгоняет в депрессию молодую поэтессу строгим отзывом о ее стихах, горно-металлургическая компания мирового значения, создавшая резиденцию, — все это нашло отражение. Я поставил спектакль с нулевым бюджетом, непрофессиональными актерами и 9-летним монтажером — и у нас получилось!»

Финальным, но не последним по значимости событием зимней арт-резиденции стала презентация ледяной инсталляции «Энергия северного сияния», созданной художницей Мариной Акишиной. Марина называет себя человеком Севера и последние два года путешествует по заснеженным просторам с экспериментальной передвижной выставкой «По краям материка» — в поддержку Арктики, Севера, дальних регионов, малочисленных коренных народов.  

Разноцветные ледяные цилиндры для арт-объекта выращивались по авторской технике, которой Акишина поделилась с жителями поселка. 

«Когда мы с детьми только начали делать заготовки для “Энергии северного сияния”, в небе появилось настоящее северное сияние. Это было так символично! Мы много трудились в суровых погодных условиях. И как во время северного сияния в атмосферу выделяется огромное количество энергии, так и мы создали энергетически мощное творческое пространство, которое будет вдохновлять других и приносить радость!» — говорит Акишина.

Это не первая ледяная инсталляция Акишиной в поселке. Еще одна — «Артерии Арктики» — стоит прямо у входа в местный техникум, студенты которого помогали художнице творить. Не все жители поняли ее задумку, но техникой впечатлились, да так, что попросили ее создать что-то более привычное в одном из дворов. Например, часы — Новый год скоро. Так Марина и сделала: «Я с Севера, а мы, северяне, привыкли друг другу помогать».

Подготовила Анна Алексеева

 

Читайте также
О чем мечтает русская глубинка и почему апостолы были бомжами
Анастасия Сечина
Художник, «распявший» Гагарина, рассказал «Снобу» о том, почему он это сделал и какой политический смысл скрыт в работе «Вместе против змея»
Ксения Чудинова
Как живут люди в условиях вечной мерзлоты и каким видят Норильск путешественники