Top.Mail.Ru

Не выживать, а жить: зачем нужны «клиники полного цикла»

Партнерский материал

В Подмосковье открылся Центр реабилитации и гериатрии — проект EMC и Senior Group. «Сноб» разобрался, как новые технологии помогают в реабилитации и почему жизнь в доме для пожилых лучше, чем одиночество

24 Декабрь 2018 9:31

Забрать себе

Фото: пресс-служба

Медицинская реабилитация нужна каждому, кто пережил тяжелую травму, онкологическое заболевание или инсульт. Современная медицина эффективно спасает жизни, но, когда острый период позади, человек не должен остаться «один на один» со своей болезнью. Чтобы поставить человека на ноги и вернуть волю к жизни, необходима помощь специалистов.

Как создать безопасную среду

За год на месте бывшего боулинг-клуба в девяти километрах от Москвы по Рублево-Успенскому шоссе вырос пятиэтажный Центр реабилитации и гериатрии. Три этажа занял центр реабилитации ЕМС, еще два — гериатрический центр сети частных домов престарелых Senior Group.

Еще в 1989 году первую клинику ЕМС открыла французская компания Europ Assistance, чтобы лечить иностранцев, оказавшихся в Москве. Сегодня это пять многофункциональных госпиталей и перинатальный центр в центре Москвы. А теперь и собственная реабилитационная клиника.

Двухместные и одноместные комнаты с видом на живописный лес палатами назвать не хочется. Светлые тона, отсутствие порогов, специальные поручни и даже двухуровневая стойка ресепшн для тех, кто передвигается на коляске, — здание Центра реабилитации специально реконструировали так, чтобы сделать его удобным для любых гостей.

Во всех комнатах есть тревожная кнопка, а прикроватный коврик со специальными сенсорами сразу дает сигнал на сестринский пост, если пациент встает с кровати. При этом вся мебель в центре — утяжеленная. «Чтобы никто не упал вместе со стулом и не ушибся», — поясняет главврач Анвара Волкова, невролог и реабилитолог ЕМС.

Тут делают все, чтобы пожилые гости и пациенты с болезнями любой тяжести были в безопасности даже тогда, когда остаются одни. Но реабилитация — не про одиночество, а про возвращение: к родным, к работе и к самому себе.

Что нужно для результата

— Подход к реабилитации всегда должен быть комплексным: нужны общие усилия команды врачей, самого пациента и его семьи. Мы должны не просто сделать свою работу, но и уговорить пациента поверить в собственное выздоровление. Или хотя бы в то, что он может вернуть себе часть функций, — рассказывает Анвара Волкова. По ее словам, реабилитация в центре не похожа на санаторий: реабилитационные процедуры займут у пациентов от 4 до 6 часов в день.  

В ЕМС Анвара работает только год. Но за ее плечами — двадцать лет опыта в неврологии и восстановительной терапии, стажировки в реабилитационных центрах Израиля, Германии и Испании. Мультидисциплинарную команду врачей подбирали под руководством президента Общества реабилитологов Израиля доктора Юлия Трегера.

Такая команда состоит из специалистов разного профиля. Знакомые всем — неврологи, травматологи-ортопеды, психологи, логопеды и медицинские сестры. Остальные на российском медицинском рынке пока довольно редки: например, нейроуролог, который восстанавливает функции тазовых органов, физический терапевт, занимающийся мышечным тонусом пациентов, и эрготерапевт — он заново учит пациентов принимать ванну, готовить еду, чистить зубы и одеваться. Во главе команды стоит врач-реабилитолог.

Всех специалистов для центра нашли в России, но обучали в Израиле и Германии. «Отечественные реабилитационные стандарты еще только формируются, — объясняет главврач. — Поэтому наши специалисты перенимают опыт коллег из передовых международных клиник».

Как роботы помогают в реабилитации

Пациенту в клинике помогают не только врачи, но и тренажеры с биологической обратной связью. Здесь как будто чуть-чуть живут в будущем: роботы и компьютеры уже лечат людей.

Представим среднего пациента после инсульта, основные проблемы которого — ходьба, равновесие, речь и движение рук. Его роболечение будет состоять из пяти последовательных упражнений. Сперва вертикализация с помощью специальных поддерживающих установок, затем — упражнения с ReoAmbulator, который как бы ходит за него. Третьим пунктом будет ходьба с разной степенью поддержки на Vector Bioness — автоматическом тренажере с круговой рельсой, который крепится под потолком.

Главврач гордится им больше всех других роботов: это вторая подобная установка в России. Ее можно программировать в зависимости от нужд пациента: например, если при ходьбе тот все время отклоняется вправо, Vector Bioness скорректирует маршрут влево, а затем посчитает прогресс. Он может даже дать пациенту упасть, чтобы тот почувствовал собственное тело. Конечно, человек будет в безопасности: его крепко поддерживают тросы.

Четвертым шагом станет дорожка Anti-gravity Treadmill, которая снижает нагрузку на тело, и пятым — упражнения на стабилоплатформе COBS, то есть тренировка баланса и равномерной нагрузки на ноги при ходьбе.

Играть в игры, чтобы выздороветь

Все оснащение клиники продумано так, чтобы создать четкую последовательность лечения: от вертикализации с помощью машин и физических упражнений до эрготерапии и бесед с психологом. Кроме логичной концепции и роботов, одно из новшеств здесь — системы виртуальной реальности и медицинские игровые программы.

— Все очень удивляются, но в Израиле и европейских клиниках VR-системы реабилитации уже давно не новость, — улыбается главврач. — Мы пользуемся системой NIRVANA: она нравится пациентам всех возрастов и помогает отвлечься от болезни.

NIRVANA может делать проекции на пол, стену или стол. Врачу совместно с пациентом нужно выбрать программу, которая разовьет когнитивные функции и даст стимул физической активности. Для разных случаев предусмотрены разные истории: от цифровой прогулки по лесу или в магазин до подвижных игр с охотой на кого-нибудь. Есть и другие задачи: NIRVANA может попросить пациента не двигаться и избегать отклика программы, чтобы проверить, как он себя контролирует.

Клиника полного цикла

По словам Анвары, реабилитация должна начинаться не после выписки из больницы, а сразу после операции: это важно для восстановления пациента. Или даже в отделении интенсивной терапии, как бывает у пациентов с инсультом. «После инсульта невероятно важны первые 72 часа, — поясняет реабилитолог. — Если их не упустить, человек может полностью восстановиться».

Конечно, реабилитационный потенциал зависит от возраста и общего состояния пациента, но самые неприятные проблемы инсульта можно купировать сразу после обращения в клинику: например, с помощью специальной техники в ЕМС диагностируют нарушения глотания и не дают частицам слюны или пищи попасть в дыхательные пути и вызвать пневмонию. Помочь можно даже пациенту без сознания: например, заниматься с ним пассивной физкультурой, чтобы предотвратить появление тромбов.

— С открытием реабилитационной клиники мы сможем помогать пациенту на 100 процентов, — говорит Анвара. — В конце концов, пациенты приходят к нам затем, чтобы жить, как прежде. Благодаря тому, что EMC — клиника полного цикла, мы можем контролировать болезнь на всех ее этапах и привлекать специалистов любого профиля, если диагноз того потребует. Например, если высокий мышечный тонус мешает реабилитации ходьбы и мы, реабилитологи, с помощью аппаратной физиотерапии и физических упражнений не можем справиться, то приглашаем на помощь неврологов EMC. Специалисты неврологического отделения проводят в клинике инъекции ботулотоксина под контролем УЗИ, тем самым расслабляя излишне напряженные мышцы. А онкологи направляют в Центр пациентов между курсами лучевой и химиотерапии, для того чтобы они набрались сил для следующего этапа борьбы с раком.

Но клиника — не только про реабилитацию. Местный гериатрический центр, который обустроила Senior Group, ждет не временных, а постоянных гостей.

Дом для пожилых

По данным Росстата, в России живет почти 40 миллионов пожилых людей. Но дома для престарелых все еще считаются или нонсенсом, или грустной вынужденной мерой. Мы часто не доверяем врачам или не хотим, чтобы за близким родственником присматривали чужие. А еще боимся условий, которые могут не понравиться родным, или заоблачных цен. В результате миллионы пожилых людей проводят последние годы в одиночестве. Маленькая квартирка на окраине, редкие звонки занятых внуков и детей, досуг — телевизор, фельдшеры и походы в ближайший супермаркет, если позволяет здоровье.

Для Senior Group гериатрический центр станет седьмым. В прошлом году компания открыла свой основной проект в Малаховке. Он построен по израильским технологиям, важная часть которых — безопасная среда для людей с деменцией, болезнью Альцгеймера и другими «возрастными болезнями». Средний чек за сутки равен примерно четырем тысячам рублей, если получить государственную субсидию: их могут оформить все обладатели московской или подмосковной прописки.

Два этажа, отведенные гериатрическому центру Senior Group, спроектированы так, чтобы маломобильным постояльцам и людям с дементными расстройствами было спокойно. Здесь нет острых углов или ярких орнаментов, зато есть панорамные окна, индивидуальные балконы, куда можно заехать на коляске, и общие социальные зоны, где будут ежедневно проходить занятия с разными специалистами. Пожилые люди в «Жуковке», как и в других гериатрических центрах компании, не просто делают поделки или слушают музыку: тут сосредоточились на том, чтобы восстановить или хотя бы частично вернуть постояльцам возможность быть самостоятельными.

Уважение к личности как философия

Работа с пациентами строится в трех разных направлениях: это паллиативная помощь, долговременное проживание с уходом и гериатрическая  реабилитация, которую проходят после инсульта, перелома шейки бедра и других гериатрических проблем. За операционное управление отвечает Клаудия Консон, консультант по контролю качества медицинских услуг (Ramat Tamir, Израиль).

Долговременное проживание предусмотрели для постояльцев с сильными когнитивными или функциональными нарушениями, когда человек не может самостоятельно одеться, поднести ко рту ложку или в принципе осознать, где находится. Девяносто процентов таких людей — пациенты с деменцией или болезнью Альцгеймера. С такими больными тут работают психиатры, гериатры, нейропсихологи, эрготерапевты, инструкторы ЛФК и профессиональные медсестры. При этом команда старается никак не ограничивать человека.

«Мы не забираем те функции, которые есть у пожилого пациента, даже если их осталось очень мало, — рассказывает Ольга Гребнева, исполнительный директор Senior Group. — Этим обычно грешат частные сиделки: им быстрее самим одеть подопечного и отвести его на прогулку, чем целый час ждать, пока он застегнет рубашку. Мы оставляем пожилому человеку право на частную жизнь, свое пространство и личное действие. Конечно, мы будем рядом, будем помогать завязать шнурки, но все, что он может, он должен сделать сам — пусть и под нашим контролем. Все знают, что ребенка после еды нужно проводить в туалет. Так и мы вовремя считываем потребности пожилого пациента и реагируем на них».

Израильские стандарты соблюдаются и в другом. Движение постояльцев тут также не ограничивают, как и личную свободу, но специальная навигация поможет не заблудиться тем, кто вдруг забыл, куда шел. А комнаты здесь одноместные или двухместные — если живы оба супруга, они могут переехать в пансион парой.

Вторая часть работы — гериатрическая реабилитация — строится на помощи тем, кто еще может снова стать самостоятельным и вернуться домой. В отличие от медицинской реабилитации, восстановительная фокусируется на функциональных навыках: мультидисциплинарная команда врачей учит пациента жить после болезни и обслуживать себя в быту.

Третье направление — паллиативная помощь, или уход за умирающим. Паллиативных пациентов будут селить в одноместных комнатах, а родственники смогут находиться рядом с ними столько времени, сколько хотят, чтобы быть рядом в последние минуты жизни родных.

«Хорошие частные паллиативные отделения — большая редкость, — поясняет Ольга Гребнева. — Наши медсестры проходят практику в фонде помощи хосписам “Вера”. На сегодняшний день там самое лучшее обучение и самая полная экспертиза по паллиативу в России».

Старость — не синоним одиночества

Вся философия «Жуковки» строится так, чтобы пожилые постояльцы как можно меньше сидели одни, если здоровье позволяет им передвигаться. «Мы даже телевизоры в комнатах не вешаем, чтоб человек не проводил все свободное время за просмотром каких-нибудь сериалов. Стараемся выведать у постояльца, что ему было интересно раньше, и построить программу на основе их интересов: может, эта бабушка рисовала, а вот этот дедушка когда-то вырезал по дереву», — говорит Ольга.

Скучать в «Жуковке» не придется. В программе Senior Group — не только медицинская помощь и наблюдение, но и ежедневные занятия с психологом-аниматором, которые полезны для мелкой моторики, памяти и речи. В прошлом году в пансионах Senior Group первыми в России начали практиковать занятия музыкальной терапией с подопечными: эта методика дает заметные результаты в работе с людьми с деменцией. А еще совместные концерты, кинопросмотры и прогулки.

Врачи часто слышат от детей и внуков, что их пожилой родственник не станет ничем заниматься — например, он слишком упрям, ворчлив или инфантилен. В Senior Group отмечают, что это стереотип. Главное — найти индивидуальный подход к каждому пациенту. А еще часто бывает так, что люди здесь находят любовь. «Малаховка» уже знает пару романтических историй среди постояльцев. В «Жуковке» тоже не исключают такой возможности: если уж жить, то действительно полной жизнью — до последних дней.

Автор: Марина Рунович

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Физиологические отличия бесстыжего хама и пошляка от джентльмена — одна из сложнейших проблем нейробиологии, однако ученые постепенно движутся к ее решению
Бизнес-стратег и писатель Дарья Манелова рассказывает, что необходимо знать о соцсети, чтобы сделать успешный аккаунт. «Сноб» публикует одну из глав, посвященную работе с аудиторией
Сенсационное сообщение от ученых коллаборации Deep Carbon Observatory: внутри нашей планеты обнаружено огромное количество живых существ