Все новости
П Р О М О
«Я всегда мечтал увидеть свое лицо в телевизоре».

Сотрудники Yota о своей рекламной кампании

Каково это — сняться в рекламе? Как нужно готовиться к съемкам на смартфон? И можно ли благодаря такому ролику встретить свою любовь? «Сноб» поговорил с героями новой рекламной кампании Yota — сотрудниками фирмы — и узнал, изменилась ли их жизнь после выхода роликов в эфир
27 декабря 2018 12:29

«Проще покрасить волосы в синий цвет, чем сделать 100500 дублей рекламы»

Елена Мямлина, менеджер по развитию розницы

Мое лицо запомнили все. За месяц, что идет рекламная кампания, даже на точке продаж меня, бывало, узнавали не как сотрудника Yota, а как персонажа из телевизионного ролика. «О, я тебя в рекламе видел», — говорит коллега, сотрудник торговой точки. Вообще-то меня вся розница знает, и странно, что кому-то я известна благодаря рекламе, а не тому, чем я занимаюсь. То есть лицо отложилось в памяти, а работа моя нет (смеется).

Хотя многие говорят, что в рекламе я на себя не похожа. Да и я тоже, когда увидела ролик, подумала: «Господи, кто это?» И неудивительно: мой образ в рекламе расходится с тем, что я в жизни из себя представляю. Обычно я ношу джинсы-футболки, не крашусь совсем. А тут мне поставили задачу из привычного гардероба подобрать что-то официальное. Это была целая проблема! Но когда я со всем этим справилась и приехала на съемки, то увидела, что остальные ребята снимаются как обычно, в джинсах, свитшотах. Первой мыслью было: «Почему именно меня приодеть решили?»

На самом деле переодевание – не самое страшное, на что можно пойти ради рекламной кампании. У меня синие волосы. Ну как синие, слегка зеленоватые. Я покрасила их к прошлой рекламной кампании Yota. Тогда сотрудники розницы (исключительно добровольно) перекрасились в синий цвет: кто-то волосы, кто-то бороду. Но сейчас мне кажется, что проще покрасить волосы, чем сделать 100500 дублей рекламы. На съемках я поняла, что актеры не зря едят свой хлеб. Даже смысл фразы теряется, если произносить одно и то же на камеру несколько десятков раз. В какой-то момент думаешь: «Что я несу?» А может быть, дело в том, что меня снимали до трех часов ночи. Или в том, что приходилось держать огромную конструкцию из двух телефонов, склеенных между собой. Не знаю. В общем, делать селфи несколько часов очень тяжело.

Я очень люблю Yota, работаю с удовольствием, я трудоголик. В компании у меня имидж человека, к которому можно обратиться 24/7. Если бы я снимала такой же ролик, только про свою жизнь, там был бы такой текст: «Я больше Yota, чем сама Yota».

«Я думал, будет глобальное действие, а на деле оказалось, что просто телефон»

Павел Чухрай, специалист по продажам и обслуживанию

Во время подготовки организаторы говорили, что нам в соцсетях будут писать тысячи людей: друзья, знакомые, родственники, кто угодно. Такого ажиотажа не случилось. Может, человек 70–80 написали, но не больше. Я получал пять-шесть сообщений в день. Девушки, кстати, писали и пишут. Я их сообщения в целом не игнорирую — смотрю, что и как именно написано. Если «Ахаха, ты существуешь» — конечно, не отвечаю. Если что-то более адекватное, с удовольствием общаюсь, отвечаю на вопросы. Могла бы получиться красивая история, если бы интернет-знакомство на почве рекламы Yota переросло во что-то большее. Не хочется загадывать, но, думаю, такой человек есть.

В целом после выхода ролика моя жизнь мало изменилась.

Один раз меня узнали в парикмахерской. Мастер, к которому я уже несколько лет хожу, не постеснялась мне сказать, что видела какой-то короткий ролик с моим участием. «Телевизор работал фоном, увидела вас, вы что-то быстро сказали, не уловила, что именно». И понятно, ведь ролик всего на 10 секунд. Я вот, к сожалению, так и не успел посмотреть его по телевизору, хотя увидеть свое лицо в телевизоре всегда мечтал.

Единственное, мне совершенно не нравится на записи мой голос. Он как будто из преисподней. Наверное, у всех так, но я все равно не понимаю, как со мной люди общаются.

Перед съемками был страх. Ночью и утром. Но на площадке он прошел. Я-то думал, там будет «камера, мотор», все дела, глобальное действие, а на деле оказалось, что просто телефон. В этом плане ожидания не оправдались, да и хорошо. Самым сложным на съемках было подбить ролик ровно под 10 секунд. Постоянно выходило то больше, то меньше.

Если бы я снимал такой же ролик, только про свою жизнь, там был бы такой текст: «Извините, но лучше не бывает».

«Мои коллеги чокались с моей ростовой фигурой»

Мурад Евлоев, территориальный менеджер

В рамках рекламной кампании по филиалам Yota начали развозить ростовые фигуры героев роликов. Краснодарские коллеги, конечно же, не упустили возможности сфотографироваться с моей фигурой. Но их фантазия на этом не остановилась. Недавно они решили встретиться, а я не смог присутствовать, поэтому они посадили за стол мою ростовую фигуру и чокались с ней. Получилось забавно.

Глобально моя жизнь после выхода рекламы не изменилась. Конечно, звонят родственники и друзья, приходят сообщения в социальных сетях. Фидбэк очень позитивный, и я этому рад: несмотря на то что было отснято множество дублей, ролик получился очень естественный и простой. Не выпендрежный. Очень в духе компании. У нас даже есть понятие «человек Yota» — тот, кто всегда стремится к точно такому результату, каким он должен быть: понятному, доступному, не вызывающему лишних вопросов. «Человек Yota» берет и делает. Причем делает оптимально. Я на сто процентов «человек Yota», это мне в том числе вне работы помогает на многие вещи смотреть под другим углом. Надеюсь, что на видео это отразилось.

Если бы я снимал такой же ролик про свою жизнь, то сказал бы в камеру: «Извините, но у меня двое детей».

Автор: Екатерина Виноградова

Читайте также
Открытое интервью с финансистом Александром Просвиряковым
На стадионе «ЦСКА-Арена» 27 декабря стартует новогодний спектакль Ильи Авербуха «Щелкунчик и мышиный король». «Сноб» поговорил с продюсером и хореографом постановки о бизнесе и о жизни после большого спорта
Руководитль Центра британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева — о нерешенных вопросах Брекзита и возможных вызовах, стоящих перед Британией в случае выхода из ЕС