Все новости
Редакционный материал

Муххамед Юнус: Коррупция — смертельная болезнь государства

В книге «Мир трех нулей», которая выходит в издательстве «Альпина Паблишер», бангладешский банкир, лауреат Нобелевской премии в области экономики Муххамед Юнус рассказывает о кризисе, который переживает мир, его причинах и способах решения. «Сноб» публикует главу, посвященную коррупции
2 января 2019 12:24
Фото: Library of Congress

Следующая огромная проблема, подрывающая основы эффективного управления, — это коррупция. Иногда люди относятся к ней недостаточно серьезно, говоря: «Коррупция существует во всех странах, включая самые богатые — от нее не застрахован никто. Так зачем поднимать шум?» Некоторые даже приводят примеры стран, которые якобы процветают благодаря коррупции, считая ее способом «смазать колеса» общества и сделать так, чтобы они вращались более мягко.

Коррупция на личном уровне существует в каждом обществе. Периодически скандалы, связанные с нечестностью политиков или представителей бизнеса, возникают даже в странах с развитой и относительно прозрачной экономикой. Но во многих развивающихся странах коррупция распространена повсеместно; она настолько проникла во все сферы, что люди даже перестали протестовать и воспринимают ее как неотъемлемую часть жизни.

В таких государствах коррупция является основным препятствием для эффективного управления. Можно привести шокирующие данные о бюджетных средствах, ежегодно направляемых на коррупционные цели. Но это только одна сторона. Гораздо страшнее, что коррупция разрушает всю систему управления, ликвидирует возможность верховенства закона. Ведь если кто-то может купить любое решение правительства, вердикт суда или повлиять на политику, то законодательство перестает действовать. Когда политическая власть открывает дорогу к капиталам, люди идут на любые преступления, чтобы завладеть таким мощным инструментом. Именно поэтому предвыборные кампании во многих странах так часто сопровождаются насилием.

Обидно наблюдать, насколько изощренной становится политическая коррупция в последние годы. Продажные главы правительств и их политические партнеры научились использовать сложные пиар-технологии для оправдания своих преступлений с помощью ложных сведений — сейчас это принято называть «альтернативными фактами». Через подконтрольные СМИ и своих союзников среди интеллектуальной элиты они внушают обществу, что каждый, кто выступает против них, — предатель и должен предстать перед судом. Таким образом они укрепляют власть и делают практически невозможной борьбу с коррупцией.

Как только коррупция пускает корни в стране, она сразу начинает распространяться на всех уровнях. Человек, работающий в государственных структурах, ожидает взятку за каждую услугу — получается своего рода «персональная надбавка» к регулярному жалованию. Чтобы оправдать эту надбавку и добиться получения дополнительных денег, этот чиновник выстраивает различные барьеры для обращающихся к нему людей. Цена выдачи простого удостоверения личности или приема заполненного формуляра может быть совсем небольшой, поэтому для увеличения своих доходов государственный служащий максимально затрудняет жизнь просителям.

Некоторые чиновники дают понять, что могут предложить клиенту очень дорогие услуги, ясно намекая: для них нет преград в виде законов. Лицензии на ведение коммерческой деятельности, привлекательные правительственные заказы, налоговые послабления, мягкие судебные приговоры — продается и покупается все что угодно. Если же вы жалуетесь на высокую цену, то у вашего партнера из мира бюрократии есть готовый ответ: «Я знаю, что это дорого, но дешевле никак нельзя. Деньги нужно делить между всеми, кто стоит выше в иерархии, вплоть до министра!» При совершении наиболее крупных сделок министр сам ведет переговоры с «клиентом».

Помимо таких переговоров в рамках правительства, в политической коррупции часто задействованы бесчисленные агенты со стороны. Эти люди называют себя консультантами, советниками, агентами, лоббистами, представителями, поставщиками управленческих услуг и т. д. «Ближнее окружение» — друзья, родственники или финансовые партнеры влиятельных политиков — получает самые прибыльные инфраструктурные и другие контракты. На этот «коррупционный сектор» приходится огромная доля национального дохода. Стоимость каждого государственного контракта или проекта увеличивается на сумму, равную размерам «откатов» и других неправомерно потраченных денег. В результате население имеет некачественную инфраструктуру, государственные услуги и продукты, создающие вред здоровью или даже опасные для жизни.

Существует простое правило: чем слабее власть закона, тем выше масштаб коррупции — и наоборот. Самая большая опасность автократии заключается в том, что она приводит к безграничной коррупции в ближайшем окружении руководителя страны. Когда глава правительства становится коррупционером, болезнь превращается в разрушающую основы общества эпидемию, которую невозможно остановить. Перестают функционировать все базовые институты государства, от судебной власти и полиции до вооруженных сил и финансовой системы. Зачастую они превращаются в инструменты подавления акций протеста и становятся гарантией того, что власти предержащие продолжат получать неправедные доходы.

Борьба с государственной коррупцией и «капитализмом для своих» — очень непростая задача. История свидетельствует: там, где происходит сращение денег и власти, люди обычно становятся коррупционерами. Национальные и международные законы и соглашения, запрещающие коррупцию в бизнесе, своих целей не достигли. Многие компании по-прежнему нарушают юридические и этические стандарты; продолжают успешно применяться такие методы, как отмывание денег и вывод в офшоры наличности.

Периодические скандалы в Соединенных Штатах и других развитых странах показывают, что систем, полностью защищенных от коррупции, не существует. Именно поэтому очень важно, чтобы в законе были четко прописаны меры по противодействию злоупотреблению служебным положением, конфликтам интересов и семейственности, и эти меры осуществлялись строго и честно. Те государства, в которых законодательно закреплены и соблюдаются эти меры, имеют лучшие достижения в области борьбы с коррупцией по сравнению с другими.

Чтобы честное правительство во всех странах мира стало нормой, а не исключением, необходимы сознательность населения и подконтрольные органы власти. Отметим важность существования автономных центров силы в государстве — например, независимых судов, которые могут привлечь к ответственности нарушающих закон чиновников. Сильные негосударственные инструменты гражданского общества: независимые СМИ, негосударственные контрольные комиссии, общественные организации, авторитетные колледжи и университеты, — также могут сыграть важную роль в обличении коррупции и потребовать принять меры по ее устранению. Конечно, и сами руководители должны быть примерами бескорыстия и патриотизма, работая на благо страны, а не приходя во власть для того, чтобы разбогатеть самим или дать такую возможность своим друзьям.

Международные организации по противодействию коррупции, в частности Transparency International, достойны уважения за то, что они привлекают внимание общественности к коррупции в разных странах. Особенно мне нравится ежегодно публикуемый этой организацией Индекс восприятия коррупции по странам (Corruption Perceptions Index). Я бы хотел, чтобы эксперты Transparency International к этому индексу добавили еще один — Индекс восприятия выборов. Изучая два этих индекса вместе, люди в любой момент увидят взаимосвязь между ними и в случае необходимости смогут предпринять необходимые меры для устранения имеющихся нарушений. Они поймут, что улучшение ситуации в одной области приведет к улучшению и в другой. Надеюсь, Transparency International обдумает мое предложение.

Мир должен настаивать на принятии энергичных мер по противодействию коррупции в повседневной работе правительств. В противном случае мы будем продолжать дорого платить за то, что наши усилия по строительству общества с эффективным управлением закончились провалом.

Проблема не в правительстве

Надеюсь, мои рассуждения не сформировали у вас впечатления, что «правительство — это проблема», и решение состоит в том, чтобы «было меньше правительства», или даже «чтобы правительства вообще не было». Народ — это правительство, а правительство — это народ. Без эффективного руководства не может существовать ни одна страна, оно является гарантом экономического и социального развития. Роль правительства в жизни общества очень важна. Мы хотим, чтобы оно было хорошим, идеальным, совершенным — и чем ближе оно к совершенству, тем незаметнее его присутствие в жизни каждого человека и общества в целом.

Конечно, правительство не может занять место индивидуальных предпринимателей. Но эффективно работающее правительство помогает предпринимателям полнее раскрыть их творческий потенциал. Страны, добивающиеся больших успехов в борьбе с нищетой и бедностью, в повышении уровня жизни, защите окружающей среды и стимулировании личностного роста рядовых граждан обычно имеют сильные, стабильные, честные и эффективные правительства.

Именно такая модель сложилась в некоторых государствах Западной Европы, Северной Америки и Восточной Азии. В этих странах население в основном доверяет своему руководству, несмотря на существование серьезных противоречий. Обычно люди здесь могут обратиться за помощью, чтобы разрешить эти противоречия. Неужели правительства этих государств никогда не нарушали обязательства вести себя честно и справедливо? Конечно, нарушали. Допускали ошибки, которые приводили к замедлению экономического роста, сохранению  бедности, относились с пониманием к неравенству? Опять-таки да. Но некоторые из базовых характеристик работы этих правительств, в том числе уважение к закону, поддержка экономических свобод, быстрое реагирование на нужды граждан, находящихся на любых ступенях социальной лестницы, оказались важными составляющими их социального и экономического успеха.

На этом фоне некоторые государства третьего мира, где уважение к правам и свободам человека намного слабее, проигрывают и в экономическом развитии. Разница очевидна, и она лишний раз подчеркивает важность эффективного управления — но не как замены индивидуальной инициативы, а как необходимого средства ее поддержки.

Перевод: Михаил Витебский

Читайте также
Андрей Перцев
По замыслу авторов книги «Мифы о коррупции» она должна быть «противоядием от бархатных революций и майданов». По просьбе «Сноба» с работой ознакомился Андрей Перцев
Владислав Иноземцев
Наше государство находится в глубоком когнитивном диссонансе с той реальностью, на защиту порядка в которой оно якобы ориентировано
Владислав Иноземцев
Перевод дорожных полицейских на «подножный корм» может спровоцировать народное возмущение, совершенно невыгодное власти