Питер Джеймс: Абсолютное доказательство. Отрывок из книги

Редакционный материал

В издательстве «Эксмо» выходит новая книга британского писателя Питера Джеймса. В романе, который автор писал почти 30 лет, он пытается ответить на самый главный вопрос человечества: существует ли Бог на самом деле? Некто Гарри Ф. Кук сообщает журналисту Россу Хантеру, главному герою произведения, что нашел абсолютное доказательство бытия Божьего. Поддержит ли Хантер незнакомца в том, чтобы рассказать миру правду? «Сноб» публикует первые главы книги

19 Февраль 2019 11:35

Забрать себе

Жан Беро, «В кафе» Иллюстрация: Wikipdeia

Глава 1

Январь 2005 года

Бар в центре Лос-Анджелеса был сущей дырой — под стать настроению Майка Дилейни. Возле стойки нашелся лишь один свободный табурет. Дилейни втиснулся туда — между самозабвенно целующейся парочкой средних лет и здоровенным мужиком в клетчатой рубахе, джинсах и рабочих ботинках, с полупустым стаканом бурбона.

Опустившись на потрескавшееся кожаное сиденье, Дилейни поймал взгляд бармена и заказал себе пиво. Над стойкой орал телевизор — футбольный матч; на футбол никто не обращал внимания. Выпивоха в клетчатой рубахе поднял голову и уставил на Дилейни налитые кровью глаза.

— Эй, а я тебя знаю, — протянул он нетвердым голосом. — Ты же тот парень из телика! Точно-точно! Давненько тебя не видел…

Бармен поставил перед Дилейни пиво.

— Сразу заплатите или откроете счет?

— Счет, пожалуйста.

— Наличными или кредитной картой?

Смотри-ка, и эта забегаловка идет в ногу со временем!..

Дилейни молча достал из потрепанного бумажника кредитку, выложил на стол.

— Ты ведь тот фокусник, верно? — продолжал пьянчуга. — «Волшебник Микки»?

— Помнишь мое телешоу?

— Конечно, помню. Еще бы. Дрянь редкостная!

— Ну, спасибо, друг.

— Нет, правда! Это когда было-то? Лет десять назад?

— Около того.

— Ну да, ну да… — Выпивоха одним глотком прикончил свой бурбон. — Чушь собачья, смотреть невозможно! Неудивительно, что его прикрыли.

Дилейни, не отвечая, сделал большой глоток пива.

«Да уж, ничего удивительного», — мысленно ответил он. Неудивительно, что шоу прикрыли; неудивительно, что агент час назад послал его ко всем чертям.

— Знаешь, что я тебе скажу, приятель? — так начал Эл Сигел. Говорил он по телефону из своего щеголеватого кабинета в Уилшире. — Пора признать: лучше не будет. Ты — динозавр, Микки. Ты безнадежно устарел. В твоем деле сорок лет — конец карьеры, а тебе под шестьдесят. Хватит уже. Видит бог, я честно за тебя бился, но… сам видишь, что вышло. Отправляйся на пенсию, уезжай в Палм-Спрингс, в гольф там играть или еще что-нибудь… Все, извини, у меня другой звонок, надо ответить. Слушай, мне жаль, правда, но так устроен мир. Мы с тобой друг друга поняли, да?

«Так устроен мир». Да, черт возьми, Майк Дилейни прекрасно его понял. Еще бы не понять! Все верно: в Голливуде сорок лет — уже старость. В «Замке Чудес», былом его приюте, сейчас нет ни одного фокусника старше тридцати. И последнее выступление, которое организовал ему агент — на вечеринке у кинозвезды в Бель-Эйр, — Дилейни безнадежно провалил. Забыл сценарий, сбился, а потом пригрозил врезать какому-то идиоту, который над ним заржал.

— Знаешь, что я тебе скажу? — не отставал пьянчуга. — Только не обижайся, лады? Фокусы твои — полное дерьмо! — И вновь подняв на него взгляд, добавил: — Да и выглядишь ты как полное дерьмо.

«И чувствую себя так же», — мысленно добавил Дилейни.

Пьянчуга щелкнул пальцами, подзывая бармена.

— Еще «Джим Бим», двойной, со льдом! — Он опять повернулся к Дилейни. — Да еще и пиво хлещешь… Пиво — это же для слабаков!

— И что с того?

Бармен поставил перед пьянчугой новый высокий стакан, до краев наполненный виски с кубиками льда.

— Бросай ты эту ослиную мочу и переходи на крепкое. Твое здоровье, фокусник!

Пьянчуга поднял стакан, отхлебнул — и почти сразу выплюнул.

— Твою мать! — заорал он на бармена. — Ты что мне принес? Я же сказал «Джим Бим»! А это никакой не виски — это гребаное пиво!

Престарелый бармен, похожий на долговязого грустного журавля, покачал головой.

— Прошу прощения, мистер, — невозмутимо отвечал он, — но вы ошибаетесь. Может быть, вам уже достаточно?

— Да говорю тебе, это чертово пиво! Ты что, отравить меня решил?

Бармен достал полупустую бутылку виски и показал ему.

— Я наливал вот отсюда.

— Да? Ну-ка налей еще!

Нахмурившись, бармен достал чистый стакан, начал наливать туда «Джим Бим»… и разинул рот, увидев, как стакан заполняется до краев и переливается через край густая снежная шапка несомненного пива.

Майк Дилейни усмехнулся и промолчал.

Обложка книги Издательство «Эксмо»

Глава 2

Апрель 2005 года

Пятничное утро для Росса Хантера началось с похмелья — и с торжественной клятвы больше не пить по четвергам. Такую же клятву давал он себе на прошлой неделе. И две недели назад. Да, собственно, каждую пятницу с тех пор, как полтора года назад устроился младшим репортером в «Аргус».

О том, насколько сегодняшняя пятница будет отличаться от всех предыдущих, он пока что не ведал.

Росс Хантер, недавно отметивший двадцатитрехлетие, был высоким, спортивным, с коротко стриженными темными волосами и очень серьезным лицом. Складывалось впечатление, что он постоянно что-то обдумывает. Обычно. Не сейчас. Не так-то легко думать, когда башка раскалывается, словно в нее воткнули топор!

Росс со стоном сполз с кровати и пошлепал в ванную в поисках парацетамола. «Опять!» — бичевал он себя. Опять! Ну что ж такое! Каждый четверг он говорит себе: только одну рюмочку, чтобы не обижать коллег, — и каждый четверг на бровях приползает домой из паба «Коуч-хаус» в центре Брайтона.

Одна из причин этому — Имоджен Картер из криминального отдела. Пить Имоджен умеет здорово, в пабе засиживается допоздна и вроде бы мало-помалу поддается на его ухаживания… или так только кажется…

«В общем, спасибо за еще одно чудесное похмелье, Имо, — мрачно думал Росс. — И за то, что дала посмотреть, как в четвертом часу утра садишься в такси рука об руку с чертовым Кевином Флетчером из отдела спорта».

Из Школы журналистики в Голдсмите Росс вышел, полный надежд. С блестящей карьерой пока не задалось, но все же работал он в солидной, респектабельной местной газете. Пусть и младшим репортером, которого посылают освещать все что угодно: пожары, автокатастрофы, внезапные детские смерти, судебные слушания, благотворительные ярмарки и даже, за неимением лучшего, дни открытых дверей в местных школах. Так что работой своей Росс был в целом доволен. Даже по пятницам. Ничего, сейчас разомнется как следует в спортзале, а потом прокатится на работу на велосипеде, вверх по холму — это прочистит голову… Облачаясь в спортивный костюм и зашнуровывая кроссовки, Росс слушал местное «Радио Сассекса» и от души надеялся, что сейчас услышит какую-нибудь потрясающую новость, такую, репортаж о которой сделает его знаменитостью и поможет попасть на первые полосы национальных газет.

Проглотив несколько таблеток и запив их водой, Росс вошел на кухню своей крохотной квартирки на третьем этаже дома по Портленд-роуд. С первого этажа плыл пряный запах какого-то индийского блюда; от него к головной боли присоединилась тошнота. Росс откусил пару раз от банана, запил яблочным соком — стало немного лучше. Бросил взгляд на листок-напоминалку, приклеенный к кухонному столу: «День рождения папы: отправить открытку». «Ага, потом», — сказал он себе. Спустился вниз, пройдя мимо своего велосипеда в холле, и вышел в темноту, под моросящий дождь.

Десять минут трусцой — и Росс уже входит в гимнастический зал. Помещение, пропитавшееся неистребимым запахом пота, несмотря на ранний час, не пустовало. Кто-то бежал по дорожкам, кто-то качался на тренажере, кто-то занимался с тренером. Оглушительно гремела из динамиков музыка «Куин». Росс шагнул на кросс-тренажер, включил дисплей и начал обычную двадцатиминутную разминку.

Ускоряя шаг, он следил за показаниями пульса — 110… 120… 130… и вдруг услышал голос. Голос своего брата Рикки. Громко, отчетливо, словно из-за спины — брат звал его.

Как такое возможно? Рикки живет в Манчестере, за двести шестьдесят миль отсюда. Стажируется в управлении отелем. По телефону они общаются редко, хотя вчера Рикки прислал «мыло» с предложением обсудить, какой подарок выбрать отцу на шестидесятилетие.

А в следующий миг Росса словно током ударило. Закружилась голова, как на какой-то сумасшедшей ярмарочной карусели. «Что со мной? — думал он в панике, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание. — Недостаток сахара? Или сердечный приступ?»

Стены вокруг пошли ходуном, тренажеры расплылись в бесформенные серые пятна…

Его засасывало в бесконечный темный тоннель. Все вокруг плясало; он отчаянно вцепился в рукояти тренажера, чтобы не упасть. Где-то вдалеке возник свет, с каждой секундой становящийся все ярче. Перед глазами замелькали образы. Зародыш. Младенец. Лицо матери. Лицо отца. Летящий мяч. Учитель у доски. Моя жизнь, понял вдруг Росс. Это моя жизнь проносится перед глазами.

«Я умираю?!»

Миг — и Росса окутал теплый успокаивающий свет. Целый океан света. Он качался на сияющих волнах, а над ним выплыло из тьмы лицо брата.

— Все хорошо, Росс, правда? У нас все хорошо? Мы с тобой крутые?

Рикки. Брат-близнец, которого Росс, откровенно говоря, терпеть не мог. В Рикки его раздражало все — то, как он выглядит, говорит, ест, смеется. И неудивительно: смотреть на него было все равно что в зеркало.

Говорят, близнецы с рождения связаны нерасторжимыми узами. Близки друг другу, как никто иной. Ничего подобного Росс никогда не чувствовал; напротив, сколько себя помнил, он не выносил брата. Должно быть, еще и потому, что родители всегда любили Рикки больше, а тот, идиот, этого даже не замечал.

При первой возможности Росс сбежал из дома — подальше от Рикки. В другой город, в другой колледж. Было искушение даже имя сменить.

А теперь брат качался перед ним на волнах света, отчаянно протягивая к нему руки — и Росс пытался дотянуться до него, но не мог; волны уносили брата прочь, как уносит неосторожного пловца бурный прибрежный отлив.

Перевод: Н. Холмогорова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

В издательстве АСТ выходит новая книга признанного мастера хоррора. Тело одиннадцатилетнего мальчика найдено в парке. Тест ДНК указывает на школьного учителя, у которого, впрочем, есть алиби. Кто же на самом деле является убийцей ребенка и держит в страхе весь город? «Сноб» публикует одну из глав
В издательстве «Эксмо» выходит книга британского писателя Алекса Михаэлидеса. Права на экранизацию уже приобрела продюсерская компания Брэда Питта Plan B Entertainment. Главная героиня психологического триллера, успешный художник, убивает своего мужа. Следствие не может доказать вину Алисии, а она сама хранит молчание в палате психиатрической больницы. Что-то же побудило девушку на убийство? «Сноб» публикует первую главу

Новости партнеров

Канадский писатель и журналист Алан Брэдли написал девятую книгу, посвященную жизни двенадцатилетней героини Флавилии де Люс. Чтобы отвлечься от смерти отца, девочка отправляется в путешествие в сопровождении слуги и двух сестер. Ее ждет новое приключение, но какое? «Сноб» публикует первую главу
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться