Все новости
Редакционный материал

Виталий Пуханов: Там не круги, там этажи

Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем новые тексты Виталия Пуханова
24 февраля 2019 8:57
Гюстав Доре, «Данте и Вергилий в девятом круге ада» Иллюстрация: Wikidepia

«В аду прекрасные селенья»

Константин Вагинов

I.

Деревья попадают в ад

И там стоят в бетонных кадках

В жару, в мороз и в снегопад.

Они теряются в догадках —

В чем виноваты? Год назад

В лесу мужик гулял с ведерком.

Поставил на деревьях крест.

И осужденный замер лес

В непониманьи горьком.

II.

В аду совсем другие деньги

И хватит несколько монет,

Чтобы купить покой недельный,

Фонарик, пачку сигарет.

В аду за деньги можно много

Чего купить и приобресть:

Вам издали покажут Бога.

И вы поверите: Бог есть.

III.

В аду трудно найти работу.

Кризис, работы нет.

Многие добираются на работу электричкой

Два часа в один конец,

Чтобы выиграть семь — десять тысяч в зарплате.

Работу пытаются подбирать такую, чтобы потом в домашнем аду отдыхать.

Ухаживают за парализованными, моют общественные туалеты,

Стоят на разделке рыбы, воспитывают чужих вечно орущих детей.

Возвращаются поздним вечером с тяжелыми пакетами дешевой вредной еды,

Выдыхают на пороге: "Здравствуй, дом!"

Свои парализованные старики, орущие дети, неприбранный санузел:

Все дышит теплом и уютом, ад где-то там, остался за дверью.

На стене в подъезде портрет президента, под ним всегда горит лампада,

Входящий ставит на бетонный пол тяжелые сумки, крестится.

IV.

У многих в аду есть пианино.

Пианино однажды заволакивают по лестничным пролётам панельного дома,

Чтобы больше никогда не пытаться сдвинуть с места.

Дети разучивают «Собачий вальс» и по праздникам развлекают гостей.

«Собачий вальс» звучит одновременно на третьем, пятом, одиннадцатом и семнадцатом этажах.

Потом на четвёртом, седьмом, тринадцатом.

Школьники учатся в две смены, в доме всегда слышна музыка.

В аду есть областная консерватория.

Абитуриенты исполняют «Собачий вальс».

Обязательно к исполнению на вступительных экзаменах.

V.

В аду у всех примерно одинаковая зарплата —

Тридцать тысяч рублей.

Могут платить и триста тысяч, и три миллиона,

Но одинаково всем, потому что в аду есть справедливость.

За одинаковую зарплату в аду можно работать, а можно просто так получать зарплату,

Это дело совести каждого, потому что в аду живут и работают свободные люди.

В аду каждый волен творить зло или добро,

Это его личный выбор, никого не осудят, не поблагодарят.

На воротах ада нет замка, ворота всегда открыты,

Но никто не спешит покинуть ад,

Потому что тут же набегут не нашего Бога бесы,

Осквернят память поколений,

Бездарное наследие тяжких трудов отцов и матерей.

VI.

Незнайка умер и попал в ад.

«Где ты, Незнайка?» — спросил его Господь коротышек —

Коротышка с большой седой головой и длинной белой бородой.

«Я опять на Луне, — печально ответил Незнайка, не открывая глаз, — пойду,

поищу Пончика, он где-то здесь».

Господь коротышек понимает, что Незнайка оказался в аду по ошибке, ведь

он не знает ничего, кроме того, что знает.

Господь коротышек отправляет Незнайку в рай, и Незнайка оказывается в Цветочном городе.

Как же объяснить бестолковому малышу, что он умер? — размышляет Господь коротышек и не находит решения.

VII.

Покидающим ад запрещено брать с собой фотографии.

Не потому что на них запечатлено нечто запретное, тайное, леденящее кровь.

На любительских снимках — семья за новогодним столом,

Родители с детьми на отдыхе,

Свадьба в маленьком городке,

Выгул с подружкой новых сумочек — дешевых китайских, но точных, копий.

Все становятся некрасивыми, стоит фотокарточкам покинуть священные

пределы семейного альбома.

Невыносимая тоска и скука охватят созерцающего и задушат.

Найдутся и такие, кто спросит:

Где вы здесь увидели ад?

Вот не нужны нам такие вопросы совершенно.

VIII.

В аду ежегодно объявляют амнистию.

Достаточно подать прошение и сообщить,

Что раскаялся и уверовал в Господа.

Но прошений подают мало, часто говорят:

Вера наших отцов была: Бога нет.

Крепко стояли они в вере своей и нас научили.

Как же предадим мы родителей наших?

Или были не святы они в неверии своем?

IX.

В аду сегодня выходной,

А завтра снова на работу.

В аду работают в субботу,

А ты чего хотел, родной?

В аду гуляют, пьют и спят,

Забыв тревоги и заботы,

В часы, когда Христос распят.

Он в ад спускается в субботу.

Опять сломалось долото.

Не тянет дизель обороты.

Еда паршивая, зато

Христа здесь видим по субботам.

X.

Хорошие люди редко попадают в ад.

А если по ошибке попадают, скоро становятся плохими,

Как все, кто живет в аду.

Ад никого не сделал лучше.

Иногда Господь спускается во ад, чтобы посмеяться.

В аду прекрасная акустика.

Смех Господа такой звонкий и заразительный,

Что все в аду начинают хохотать,

Даже если не в настроении.

Хохочут, гогочут, держатся за животы,

Падают, вертятся, изо рта вылетают кровавые пузыри.

XI.

«Я подожду тебя в аду!» —

Ты мне пообещала,

По тонкому ступая льду

Гранитного причала.

Я возвращался невпопад

С подробной картой ада.

Был трижды перестроен ад,

И разрушать не надо.

XII.

Разрушен ад и негде стало жить.

В ком силы были, строил из обломков.

Все остальные прозябали так.

Под снегом и дождем,

Палящим солнцем, друг к другу прижимаясь и скорбя.

Родившихся в разрушенном аду учили жить мечтами о полетах

К далеким звездам, где возможен

Обетованный первозданный ад.

XIII.

На жизнь смотрю, финала жду,

Я верю, ты горишь в аду.

И эта мысль, бывает,

Мне душу согревает.

Но сообщает интернет:

Разрушен ад, тебя там нет.

Мне холодно и грустно

До костяного хруста.

Да будет ад, где ты горишь!

Звездой далекою манишь

Во тьме холодной этой

Обернутой газетой.

В тоске сердец, во тьме очей

Продуман ад до мелочей.

Расчерчен, пролинован,

Насквозь поименован.

Я видел ада чертежи:

Там не круги, там этажи.

В пространстве шестимерном

Увидимся, наверно!

Виталий Пуханов родился в 1966 году Киеве. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького (1993). Работал в отделе поэзии журнала «Новая Юность». На рубеже 1990–2000 годов — редактор отдела прозы журнала «Октябрь». С 2003 года — ответственный секретарь Независимой литературной премии «Дебют». Автор книг «Деревянный сад» (1995), «Плоды смоковницы» (2003), «Школа милосердия» (2014). Лауреат премии журнала «Новый мир» (2011) и премии Anthologia (2014). Шорт-лист Премии Андрея Белого (2014) за книгу «Школа милосердия». С 2019 года директор премии «Поэзия» (преемница премии «Поэт»). Живёт в Москве.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем эссе Сьюзен Сонтаг «Под знаком Сатурна» из одноименного сборника эссе (выходит в издательстве Ad Marginem), посвященное Вальтеру Беньямину, меланхолии и судьбе публичного интеллектуала
Впервые на русском языке в издательстве «Рипол-классик» выходит книга английского романиста конца XIX века Томаса Харди. Двое друзей, молодой архитектор и опытный литератор, ссорятся из-за главной героини Эльмиры. Кого выберет девушка? «Сноб» публикует первую главу
В издательстве «Эксмо» выходит новая книга британского писателя Питера Джеймса. «Сноб» публикует первые главы