Все новости

Фото: FPG/Hulton Archive/Getty Images

Untitled-1.jpg

Фото: FPG/Hulton Archive/Getty Images

Женя Беркович

«Нас самих так учили, и ничего, людьми выросли». О школьных уроках труда

Редакционный материал
В преддверии Всемирного женского дня режиссерка Женя Беркович размышляет об уроках труда как одной из основ российского гендерного воспитания
6 марта 2019 17:53

Вчера моя подруга, мама девочки-шестиклассницы, упомянула в разговоре дочкины уроки труда. Теперь это называется «технология». Хорошая московская школа, прекрасные учителя, современные учебники, но на технологии девочки учатся готовить и шьют фартуки, а мальчики чинят электрику и сколачивают табуретки.

Я сначала решила, что ослышалась. Ну не может же такого быть! В XXI веке, в столице девочки и мальчики расходятся по разным кабинетам и производят там фартуки и табуретки. Ну это же бред! Что, мужчинам не нужно уметь готовить? Женщине никогда не придется вбивать гвозди? Можно же учить и тому и другому или давать детям право самим выбирать занятие?

Я так обалдела, что пошла в «мамские группы» проводить опрос — тоже, кстати, характерно, что опросить пап не получилось, в массе своей они просто не в курсе, чем их дети занимаются в школе. Из полутора сотен родительниц человек двадцать сказали, что у них гендерного разделения на уроках нет. В остальных школах все по старинке. Дополнительно порадовали сообщения, что где-то девочки шьют и готовят, а мальчики изучают экономику и программирование. Примерно половина мам написала, что так и нужно. Нас самих так учили, и ничего, людьми выросли.

Выкройку Трудовичка нам выдала соответствующую ее представлениям о красоте и скромности, так что трусы у всех вышли огромные и квадратные

Учили, да. У меня в школе, как у всех, были уроки труда. У девочек занятия вела Трудовичка, тётка лет пятидесяти, в огромной меховой шапке, пуховом платке, тяжелых сапогах и с выражением застывшего отвращения на лице. У мальчиков был Трудовик. Пьющий дядька в тельняшке и тоже в сапогах. Муж и жена. От Трудовички мы узнали, что мы — будущие хозяйки, жены и матери. Что если у тебя кривой стежок, то ты вот так и мужа будешь любить. Что муж сам себе рубашки не погладит, а если погладит, то сразу же уйдет к другой, которая на уроках в окне ворон не считала.

Парни занимались в соседнем кабинете, и оттуда периодически доносилось зычное «Мужики, а ну-ка подтянулись!» и что-то про службу Родине. По программе мы должны были сшить купальник, фартук и юбку. Для меня все началось и закончилось трусами от купальника. Мне достался кусок ситчика красивой леопардовой расцветки (шел 1996 год). Мерки снимали, не раздеваясь, был суровый питерский февраль, и на каждой будущей жене были колготки, рейтузы и штаны. Выкройку Трудовичка нам выдала соответствующую ее представлениям о красоте и скромности, так что трусы у всех вышли огромные и квадратные. В моем случае еще и леопардовые. До лифчика мы не доучились, сбежали в прогрессивную школу, где труда не было. От тех уроков не осталось ничего, кроме отвращения. Сейчас я спросила у одноклассников мужского пола, они говорят, что у них та же фигня.

Моя мама училась в школе в начале семидесятых. Они тоже шили трусы, фартук и юбку.

И сегодня, в 2019 году, на уроках технологии девочки шьют трусы, фартуки и юбки. А родители не видят в этом проблемы: «А что плохого в том, что девочка научится женским делам?», «Ну и зачем девочке гвозди заколачивать?», «Мужика надо воспитывать с детства!» Много чего еще пишут. Про предназначение мужчины и женщины, крепкий брак и здоровые отношения. Про женские и мужские дела. Про сильное папино плечо и нежные мамины руки. Через несколько часов чтения этих рассуждений складывается стойкое ощущение некой общей методички.

Трудовичка снимает шапку, садится за стол и говорит: «Девочки, отступили четыре клеточки и пишем: “меня интересуют только серьезные отношения” или “что ты за мужчина, если не можешь обеспечить женщину?”»

И вот у меня возникла версия. На самом деле после табуреток и фартуков лучших учеников допускают к дополнительным занятиям. Там трудовичка снимает шапку, садится за стол и говорит: «Девочки, отступили четыре клеточки и пишем: “меня интересуют только серьезные отношения” или “что ты за мужчина, если не можешь обеспечить женщину?”, “я слишком сильная, а так хочется быть слабой…”, “мы, девочки, такие девочки!” и “мне кажется, ты что-то от меня скрываешь”». А в это время в соседнем кабинете Трудовик, скрипя сапогами по металлической стружке, диктует: «Дело не в тебе, дело во мне. Я одиночка и не готов к серьезным отношениям. Мужчины по природе своей полигамны. Может, тебе стоит сходить в спортзал? Вот у Лехи жена в халате не сидит распущенная! Я мужик, мне нужно мясо и водка. Мясо пишем, водка в уме, не доросли еще, на будущее запомните, мужики».

У меня просто нет других версий, почему нормальные человеческие люди вырастают и начинают все это выдавать. А вот есть же фраза, что отношения — это труд. Может, так оно и есть в самом буквальном смысле? И мы просто не помним, мы ворон в окне считали? Нет, это никак не связано с фартуками и табуретками. Нет, у нас в стране нет гендерного неравенства. У нас все хорошо. Есть вечные ценности. Женщины с Венеры, мужчины с Марса. Любовь не вздохи на скамейке. Отношения — это труд.

То есть, извините, это раньше был труд.

А теперь — технология.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
21-летняя жительница Непала задохнулась в специальной «менструальной хижине» после того, как зажгла там огонь, чтобы согреться. Подобные проблемы характерны не только для стран третьего мира. Табуирование менструации происходит повсеместно и нередко приводит к катастрофическим последствиям
Арина Крючкова
На прошлой неделе компания Gillette выпустила рекламный ролик, авторы которого попытались изменить смысл классического слогана производителя бритв The best that man can get («Лучше для мужчины нет»), призвав мужчин отказаться от неуместной агрессии и харассмента и научить этому своих сыновей. Кампания вызвала массовую критику мужчин, которые уверены: они не такие
«Сноб» совместно с РЖД продолжает знакомить читателей с героинями проекта «Женское дело» — женщинами из разных городов России, которые выбрали для себя «мужские» профессии

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.