Беспилотники и чат-боты вместо лучших друзей: робототехник Альберт Ефимов о мире будущего

Редакционный материал

16 апреля в «Сколково» пройдет форум Skolkovo Robotics, на котором обсудят развитие робототехники и искусственного интеллекта в России. Накануне события «Сноб» выяснил у руководителя Лаборатории робототехники Сбербанка Альберта Ефимова, как роботы могут увеличить производительность бизнеса, способны ли они понять человека и грозит ли нам восстание машин

15 Апрель 2019 17:43

Забрать себе

Фото: Стоян Васев


Ɔ. В каких отраслях сегодня активнее всего используется робототехника? И как именно?

Роботы чаще всего используются в промышленности — во всем мире установлено лишь чуть больше двух миллионов промышленных манипуляторов. По сравнению с общими трудовыми ресурсами на нашей планете — это капля в море. Поэтому слухи о том, что роботы скоро заполонят мир, сильно преувеличены. Кроме того, промышленность составляет около 25% от общего объема мировой экономики. Все остальное — это сервисная экономика и сельское хозяйство, а как раз в этих отраслях робототехника пока мало распространена. Но технологический прогресс меняет ситуацию: я думаю, развитие робототехники будет схожим с распространением мобильной связи. Сегодня количество устройств, которые имеют соединение с глобальной сетью, превышает количество жителей на планете почти вдвое. Мы все используем как минимум два IP-адреса, и в будущем это станет касаться также робототехники и искусственного интеллекта. Например, мы сможем иметь сразу несколько голосовых помощников — и все они будут разными персонами, которые «невероятным» образом уживаются в одном устройстве.

Фото: Стоян Васев


Ɔ. Могли бы вы немного подробнее рассказать о том, как роботы используются в промышленности? И как будут развиваться в сервисной экономике?

В промышленности роботы применяются в основном для автоматизации структурированных и четко определенных задач вроде сварочных работ, погрузки и разгрузки со склада, а также сортировки. В этом секторе есть задачи, созданные под конкретных роботов: например, чтобы обеспечить сварку и покраску автомобилей с помощью роботов, нужно поменять весь цех и прежде всего полностью убрать из цеха людей. Сервисные роботы устроены по-другому: они умеют выполнять задания без изменения существующих процессов. В Сбербанке мы создали комплекс, который полностью автономно, без участия человека может пересчитывать полтонны купюр в сутки, при этом не допуская ни единой ошибки. Это экономически выгодно: роботы повышают производительность труда кассиров в три раза. При этом наш роботизированный участок не требует безлюдного цеха — человек может работать рядом с роботом. Поэтому такие роботы называются коллаборативными — люди могут работать вместе с ними. Другое перспективное направление — ассистивная робототехника: робот не заменяет человека, а помогает ему (ассистирует), работая вместе с ним и даже непосредственно на нем. По такому принципу устроены промышленные экзоскелеты. Они работают так: человек все время носит конструкцию на себе и с ее помощью в любой момент может сесть или встать, как ему удобно, — тем самым он экономит силы. Не так давно мы вместе с компанией «Полезные роботы» запустили пилотный проект по внедрению таких экзоскелетов, чтобы снизить утомляемость работников нашего логистического центра. Эта разработка хороша тем, что использовать ее можно и в других отраслях, совершенно не связанных с промышленностью. Например, мы уже опробовали ее во время проведения эндоскопической хирургической операции. Во время таких операций хирурги проводят много времени на ногах, иногда более 8 часов. При этом в операционных нет возможности использовать стул для врачей. Учитывая это, экзоскелет становится настоящим спасением, потому что стоять много часов подряд крайне изнурительно.

Фото: Стоян Васев

Везде в мире активно развиваются беспилотники: как воздушные, так и наземные. Мы видим большой потенциал этой отрасли и в России. Ни для кого не секрет, что расстояния в России огромные, и при этом у нас есть проблема с мостами. Например, иногда от точки А до точки Б по прямой всего лишь 10 километров, а по дороге — сотни километров и несколько часов на автомобиле — только потому, что нет моста между двумя населенными пунктами. Это серьезная проблема, и беспилотники могут помочь сделать наши города и населенные пункты намного доступнее, а жизнь граждан — удобнее. Быстро это не произойдет, так как надежность беспилотных летательных аппаратов еще сильно отстает от пилотируемых: в гражданской авиации одна авария на миллиард часов полета — это норма. А воздушные беспилотники пока отстают в своей надежности примерно на два порядка. Но решение этой проблемы уже на горизонте — я думаю, оно будет найдено в течение пары лет.

Фото: Стоян Васев


Ɔ. А что, на ваш взгляд, сегодня больше всего мешает развитию робототехники?

Есть технологические и экономические барьеры. С одной стороны, робототехника развивается там, где работникам хорошо платят. Например, в Китае внедрение роботов экономически выгодно, потому что затраты на роботов оправдываются на производстве. В России рабочие зарабатывают очень мало — из-за этого внедрение роботов банально нерентабельно. Кроме того, в нашей стране развитие робототехники тормозит трудовая миграция. Какой смысл внедрять на производстве роботов, если можно нанять трудовых мигрантов? Это важное экономическое препятствие.

Фото: Стоян Васев

С другой стороны, есть и технологические проблемы. Все роботы сегодня работают на батарейках — пока на технологическом горизонте нет безопасных и миниатюрных ядерных батареек. У людей метаболизм в несколько раз эффективнее, чем процесс зарядки роботов — роботов все время нужно заряжать. Другая проблема состоит в том, что роботы довольно плохо понимают человека. Невозможно достать абсолютно готовый аппарат из коробки — его постоянно нужно настраивать и дорабатывать под конкретные задачи. Хуже того, роботы не понимают даже друг друга. Десятки тысяч человек могли объединяться во имя единой цели еще во времена строительства египетских пирамид — это помогало им добиваться больших результатов. Лучшее, что мы можем показать сейчас, — несколько сотен дронов в воздухе выполняют скоординированные заранее движения — и то усилиями десятков программистов. И наконец, роботы крайне плохо манипулируют объектами физического мира. Для них просто открыть дверь — уже целый подвиг. Для роботов непростая задача — найти дверь. Кстати, если вдруг вы боитесь восстания машин — просто не открывайте роботам дверь, и все будет хорошо.

Фото: Стоян Васев


Ɔ. Раз уж мы заговорили о страхах: скептики опасаются, что со временем роботы займут наши рабочие места. Что вы об этом думаете?

Есть разные профессии. Например, сын дальнобойщика уже, скорее всего, не сможет водить грузовики — такая работа будет слишком низкооплачиваемой. Это связано с тем, что в машинах будет огромное количество систем искусственного интеллекта, которые смогут выполнять бо́льшую часть работы самостоятельно, а водителю-оператору нужно лишь присматривать за приборами. На мой взгляд, постановка вопроса, сократится ли количество рабочих мест в мире, неверная: может быть, число рабочих мест, наоборот, возрастет. Просто платить за этот низкоквалифицированный труд из-за давления технологий будут намного меньше. При этом действительно компетентные работники, наоборот, станут зарабатывать больше.

Фото: Стоян Васев


Ɔ. Как еще развитие робототехники изменит нашу жизнь через 5–10 лет?

Например, все говорят про смерть смартфонов. Я думаю, что действительно через 10 лет их число начнет резко сокращаться: по моему мнению, наш голос и другие естественные интерфейсы (например, жесты) станут следующими интерфейсами. Помните, как в одной из серий Star Trek люди будущего с удивлением обращаются с клавиатурой и мышкой? Скорее всего, они действительно станут не нужны. Голос, жесты, эмоции — то есть распознавание наших действий и их контекста — станут для нас более доступными и распространенными.

Люди склонны переоценивать краткосрочное влияние технологий и недооценивать долгосрочное. Сегодня есть много иллюзий по поводу беспилотников: нам кажется, что вот-вот возникнет такси, которое будет развозить нас без водителя. Я не верю, что оно появится в течение следующих 10 лет. При этом эффект от беспилотников может быть совсем другим. В России, как я уже говорил, огромные расстояния и небольшое население — это делает нас идеальной страной для воздушных беспилотников: у нас много территорий, через которые нужно перелетать, и для этого не всегда нужно использовать пилотируемую авиацию. Кроме того, мы можем использовать наземные беспилотники для доставки грузов. При этом совершенно необязательно перевозить людей — мы и так довольно хорошо справляемся с доставкой самих себя. А развозить ценности вроде денег и золота — как раз подходящая для беспилотников задача. Например, Сбербанк уже сейчас использует при перевозке ценностей нашими инкассаторами спецконтейнеры. Похищать их бессмысленно — при несанкционированном вскрытии они превращают деньги в мусор и сообщают об этом в правоохранительные органы.

Фото: Стоян Васев

Еще во всем мире активно работают над тем, чтобы роботы научились понимать контекст нашего общения. Сейчас даже лучшие голосовые помощники не в состоянии элементарно обратиться к нам по имени — по крайней мере среди тех, которые разговаривают по-русски: для них это сложно, они просто не понимают, с кем общаются. А как понять не только то, что за человек обращается к роботу, но и что ему нужно? И можно ли предсказать его намерения? Через несколько лет мы столкнемся с ситуацией, когда машины, с которыми мы разговариваем, будут знать нас лучше, чем мы сами. И это очень интересно.

Фото: Стоян Васев


Ɔ. А как же эмпатия и чувства? Машина сможет анализировать их?

Это вопрос совсем далекого будущего. Наверное, эмпатия свойственна только живым существам. Но машины могут симулировать эмпатию и любые другие чувства. Поэтому мы, вероятно, окажемся в ситуации, когда человеку будет интереснее с машиной, чем с другим человеком. Это видно уже сейчас: за обедом мы только и делаем, что смотрим в свои смартфоны. И в будущем мы столкнемся с миром, в котором нам интереснее общаться с чат-ботом — он банально будет понимать нас лучше, чем наши близкие.

В целом есть только две вещи, которые робот не может сделать или симулировать. Во-первых, робот не может сделать выбор: например, он не в состоянии понять, почему один человек нам нравится, а другой нет. Принятие решений находится на уровне количества атомов во Вселенной — это очень сложно. Робот может оценивать так: 90% людей на планете выбрали красный цвет в этом сезоне — сделайте так же. Но он не в состоянии сказать, почему именно я должен выбрать красный цвет, он может лишь дать универсальную рекомендацию. Людей всегда будет отличать возможность делать выбор. Малевич нарисовал «Черный квадрат», поэтому он Малевич. Но почему он черный, а не фиолетовый? Почему квадрат, а не круг? Невозможно сказать. Поэтому робот не может выдумать ничего подобного. Хотя, по моему мнению, эта картина Малевича как никогда актуальна: он ведь не черный квадрат рисовал, а черный ящик. Это ведь главная проблема нынешних искусственных нейронных сетей!

Фото: Стоян Васев

Во-вторых, робот не будет способен заставить человека делать то, чего он не хочет. Например, встать навстречу пулям из окопов. Робот может мотивировать человека делать только то, что ему и так нравится, или по крайней мере то, что человеку хочется делать. Например, покупать какие-то вещи, заниматься физкультурой или совершать другие приятные действия. Мы все хотим быть здоровыми, счастливыми и любимыми — и робот может нас каким-то образом стимулировать к этому. А вот, например, заставить работника совершить трудовой подвиг он не может — на это способен только человек.


Ɔ. Интересно, но звучит немного пугающе. Вообще в будущем человек все еще будет нужен?

В кабинете одного из героев книги А. и Б. Стругацких «Понедельник начинается в субботу» висел плакат: «Нужны ли мы нам?» Мой ответ — да: только человек нужен человеку. Человек — это то, что не может сделать робот. В конечном итоге развитие робототехники — хороший стимул для всех нас: мы должны все время совершенствоваться, чтобы быть интереснее, чем робот.

Беседовала Маргарита Шило

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В понедельник в Москве стартует форум «Открытые инновации». Одна из его докладчиц — президент группы компаний Cognitive Technologies, крупного российского разработчика ПО и IT-решений, Ольга Ускова рассказала «Снобу», что такое эмоциональный интеллект нейросети и искусственная интуиция и зачем все это нужно человечеству
Почему создание роботов для стариков — это лицемерие? Как быть с тем, что Siri — первый предвестник смерти частной жизни? Кого пощадит волна автоматизации и роботизации?

Новости партнеров

Специальный корреспондент «Сноба» Полина Еременко обсудила с девятью ведущими международными киберфилософами наше будущее