Все новости
Редакционный материал

«По утрам здесь чаще обсуждают не погоду, а обстрелы». Фотопроект о жизни Донецка

С момента провозглашения независимости Донецкой республики прошло уже 5 лет. И хотя на донецких блокпостах регулярно происходят столкновения с украинскими силовиками, а саму республику не признает ни одно государство мира, кроме частично признанной Южной Осетии, в ДНР продолжается жизнь, пусть и не совсем мирная. Фотокорреспондент Даниил Ромашов отправился в Донецк, чтобы понять, чем на самом деле живет город. «Сноб» публикует фотопроект с комментариями автора
15 августа 2019 12:54
Фото: Даниил Ромашов

На этом фото — Путиловский мост. Именно это фото я выбрал в качестве обложки для своего фотопроекта: на мой взгляд, оно точнее всего передает суть происходящего сейчас в Донецке. Что такое Донецк? Это люди, такие крошечные на фоне руин. Когда я задумывал этот кадр, я даже не ожидал, что герои почти потеряются в развалинах Путиловского моста. Мост — это собирательный образ всех разрушений, он имеет отношение ко всему Донецку. Мне кажется, если он когда-нибудь будет восстановлен, это станет знаковым событием. 

По поводу того, как сейчас живут люди в Донецке, существует масса стереотипов. Одни считают, что оставшиеся там люди живут чуть ли не впроголодь, а тишину мрачных улиц нарушает только стук солдатских сапог. Другие видят в мирном населении Донецка оголтелых повстанцев, не заботящихся ни о чем, кроме продолжения войны. Третьи уверены, что масштаб конфликта раздут журналистами, а на самом деле город уже давно вернулся к обычной жизни. Когда приезжаешь в Донецк, убеждаешься в том, что не правы ни те, ни другие, ни третьи. 

Фото: Даниил Ромашов

С одной стороны, город живет своей мирной жизнью. Работают магазины, кафе, рестораны, филармония, театры. Вот, например, на этом фото две молодые девушки смеются и пьют кофе напротив одной из лучших кофеен города. Они, кстати, не местные. Говорили мы с ними по-русски, но живут они не в России, а в Турции. В Донецк они приехали к кому-то из друзей.

Фото: Даниил Ромашов

На этом фото — бульвар Пушкина, главное место для променада, что-то вроде московских Чистых прудов. Здесь часто играют уличные музыканты. Девушка с фотографии играла настолько самозабвенно, что за те 10 минут, пока я ходил вокруг нее с фотоаппаратом, она даже ни разу на меня не взглянула.

Гуляя по Донецку, не чувствуешь подавленности или фрустрации. Город гордится тем, что он выстоял и продолжает жить. С другой стороны, ритм жизни привычным все-таки не назовешь. По утрам здесь чаще обсуждают не погоду, а обстрелы, а на стенах домов, даже в центре, нетрудно заметить следы от обстрелов.

Фото: Даниил Ромашов

В Донецке огромное количество заброшенных строек. Вот, например, одна из них, почти в центре города, на Киевском проспекте. В него переходит одна из центральных улиц — Университетская. Такие заброшенные стройки продолжают стоять по всему городу, потому что ресурсов не в полной мере хватает даже на то, чтобы восстанавливать жилые дома, пострадавшие от обстрелов.

Фото: Даниил Ромашов

Вместе с тем заброшенные дома не производят впечатления наркопритона или  воровского гетто. Здесь только иногда бродят любопытные подростки.

Фото: Даниил Ромашов

Вот, кстати, один из них. Мальчика зовут Антон, он занимается рукопашным боем. На фото он как раз разминается перед соревнованиями. В Донецке я жил в семье Антона. Я заметил, что здесь весь быт пропитан военной тематикой. Но больше всего удивляет отношение жителей города к войне. Если для людей, привыкших к мирной жизни, война — явление достаточно абстрактное, то для жителей Донецка война предметна. Говоря о войне, люди оперируют частностями, почти как военные обсуждают бомбежки, обстрелы, сравнивают их интенсивность и с полным пониманием вопроса распознают на слух типы боеприпасов во время обстрелов. Здесь к войне все привыкли, хотя менее страшной от этого она не становится. 

Фото: Даниил Ромашов

На фотографии один из бойцов ополчения с их взводной собакой. Фотографироваться с открытым лицом ополченцы соглашаются редко: не хотят попасть в базу «Миротворца». Но беспокоятся они не столько о самих себе, сколько о семьях.

Я месяц ждал, пока договорятся с одним из командиров батальона «Восток», чтобы меня провезли по позициям. В зависимости от ситуации в каждом батальоне свои порядки. Заступают на дежурство все тоже по-разному: кто-то на сутки, кто-то на неделю, а некоторые и на целый месяц.

Фото: Даниил Ромашов

Киевский проспект уходит из города в сторону аэропорта. Чтобы добраться до него, нужно пересечь Путиловский мост. Сегодня сделать это невозможно: мост был взорван в ходе боевых действий. Сам аэропорт тоже не работает и в ближайшее время вряд ли будет. Он расположен вплотную к линии разграничения. До разрушенного моста можно доехать на машине или дойти пешком, но дальше этого места гражданским ходить небезопасно.

Фото: Даниил Ромашов

Если поехать по дороге, которая уходит влево от развалин Путиловского моста, то вы попадете в поселок Октябрьский. Сейчас он представляет собой руины: от оживленного района осталось меньше десятка жилых домов. Создается ощущение, будто вы в Припяти. Только здесь еще страшнее: дома не просто брошены и стоят в запустении — они наполовину разрушены бомбежками. 

На фото — один из жителей этого района. Его дом на улице Стратонавтов сильно пострадал в ходе бомбежек в 2014–2015 годах. Но мужчина продолжает в нем жить. Еще до войны у него было несколько собак. Одну из них убило при обстреле, с другой тоже что-то случилось. Он рассказал мне, что мечтает снова завести кавказскую овчарку. Уже даже нашел, у кого взять щенка. Периодически герой этого фото ездит на заработки в Россию, закупает строительные материалы и своими руками восстанавливает разрушенное жилье. Зарплаты в Донецке раза в четыре ниже, чем в Москве. Зарплата в 15 тысяч по местным меркам считается хорошей. При этом стройматериалы стоят заметно дороже, чем в России.

Фото: Даниил Ромашов

Это фото тоже сделано в Октябрьском районе, только на другой улице — Взлетной. На фотографии один из жителей, которому недавно помогли немного восстановить дом и голубятню. 

Фото: Даниил Ромашов

Этот кадр сделан в студии телеканала «Оплот ТВ» — главного новостного канала в Донецке. Я провел с журналистами два дня, ездил вместе с ними на съемки. Вещание телеканал продолжает в штатном режиме. Мне тоже доводилось работать на телевидении, и тут меня прямо настигла ностальгия: тот же ритм жизни, манера общения, юмор.

Фото: Даниил Ромашов

На фото испещренная осколками стела на въезде в город со стороны поселка Спартак, который до сих пор постоянно подвергается обстрелам. До войны поселок считался элитным. Сейчас там осталось всего пять жилых домов.

Фото: Даниил Ромашов

Тем не менее, жизнь продолжается. 

Подготовила Ксения Праведная

Поддержать лого сноб
2 комментария
Сергей Мурашов
дома не просто брошены и стоят в запустении — они наполовину разрушены бомбежками... дом на улице Стратонавтов сильно пострадал в ходе бомбежек в 2014–2015 годах.

А можно узнать, кто именно бомбил эти дома?

Напомню, что "бомбардировка" в современном русском языке - это метание бомб с самолётов.

Сергей Мурашов

Жаль, я не увидел самого интересного: ЗАЧЕМ это всё.

Для чего эти люди страдают?

Почему их устраивают грошовые зарплаты?

Считают ли, что сейчас они живут лучше, чем жили до, эм, "независимости", и благодарны ли своим защитникам - без которых не было бы ни этих разрушений, ни смертей среди населения, ни войны?

Напомню, что перестрелки в зоне боёв взаимные - т.е., не только "украинские силовики" стреляют по "сепаратистам", но и "сепаратисты" стреляют по "силовикам", а уж кто там начинает первым - разобраться трудно.

Вот пара ссылок с украинских ресурсов, не знаю, возможно, в России они заблокированы:

В среду, 3 июля, вооруженные формирования Российской Федерации 29 раз нарушили режим прекращения огня. 13 раз – с применением запрещенных Минскими соглашениями артиллерийских систем калибра 122 мм, минометов калибра 120 мм и 82 мм. Противник открывал огонь из гранатометов различных систем, вооружения БМП, зенитных установок, крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия.

Незаконные вооруженные формирования на Донбассе произвели обстрел из реактивной установки разминирования, вероятно УР-83, по окраинам Марьинки с территории Александровки. Видео обстрела выложил в сеть один из оккупантов, который снимал выстрел на мобильный телефон. Об этом говорится на странице 24-й бригады ВСУ в Facebook.

 

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
О причинах и последствиях покушения для ДНР «Снобу» рассказали экс-министр обороны непризнанной республики Игорь Стрелков, журналист Максим Шевченко, философ Александр Дугин и историк Николай Сванидзе
Андрей Перцев
Руководство сепаратистских украинских республик поглотили хаос и смерть. Как это вышло?
Александр Генис
«Сноб» публикует главу из новой книги Александра Гениса