Все новости

Редакционный материал

Как Siri помогает нам в повседневной жизни

Книга журналиста Брайана Мерчанта «Универсальное устройство. Неизвестная история создания iPhone» (издательство «Бомбора») вошла в шорт-лист премии «Книги года» по версии Financial Times. Автор публикует интервью с инженерами, программистами, дизайнерами и разработчиками компании Apple и рассказывает, почему заводы по сборке смартфонов находятся в Китае, а не в Америке, для чего все данные хранятся на «облаке» и почему iPhone произвел революцию в мире технологий. «Сноб» публикует главу, в которой речь пойдет о голосовом помощнике Siri

17 Октябрь 2019 11:12

Фото: Štefan Štefančík/Unsplash

Насколько сообразительной может быть Siri? «Нет никаких преград овладеть суперсилой, — говорит Грубер. — Ведь она никогда не спит, может подключиться к интернету в десять раз быстрее вас или выполнять всякую прочую работу, какую вы поручили бы виртуальному помощнику, но Siri совершенно не знает вас».

Грубер объясняет, что Siri не способна к эмоциональному интеллекту — пока. Он говорит, что им сперва нужно найти алгоритм, чтобы заложить его в основу программы. «Нельзя просто сказать, ой, „стань более интересной подружкой“ или „слушай повнимательнее“. Такие высказывания не программируются. Поэтому следует говорить „Наблюдай за поведением людей“ и „Нужно делать вот это, чтобы порадовать людей, а вот такие-то вещи делать плохо; делай то, что радует людей“. Вот тогда ИИ исполнит вашу команду».

Сейчас возможности Siri ограничены базовыми функциям устройства, в котором она обитает. «Приложение выполняет множество поручений, однако не может выполнить все, что умеет живой помощник. Мы размышляем об этом, как… ну, вот что люди делают со своими устройствами Apple? Используют как навигатор, слушают музыку? И Siri сейчас со всем этим отлично справляется». Грубер и компания осторожно просматривают запросы, которые Siri обычно получает, количество которых сейчас дошло до двух миллиардов в неделю. «Если вы занимаетесь ИИ, то это как нирвана, — говорит он. — Поэтому мы довольно много знаем о том, чего люди хотят от жизни, что они хотят сказать компьютеру и что они говорят своему помощнику. 

Вся информация остается строго внутри компании: у нас жесткая политика конфиденциальности. Большинство данных мы даже подолгу не храним на серверах, если вообще храним… Распознавание речи стало намного лучше, потому что мы действительно просматриваем данные и проводим с ними эксперименты». 

Конечно же, Грубер знает обо всех изъянах Siri. «На данный момент иллюзия разрушается, когда приложение не способно распознать вашу речь, или вы задали ему необычный вопрос, или сформулировали просьбу необычным образом… Насколько разговорчивой может быть Siri? Насколько компанейской? Какова ее аудитория? Дети? Интроверты?

Но есть некоторые вещи, которые Siri сейчас не умеет делать. Например, вы не можете сказать: „Привет, Siri, не забудь, что номер моей комнаты 404“ или „Когда я проголодаюсь, напомни мне перекусить, или напомни мне попить, когда мне захочется пить“. Она не может справиться с такими просьбами. Она не знакома с окружающим миром и не видит его так, как видим мы. Однако если она обзаведется необходимыми сенсорами, то сможет воспринимать мир так же, как и мы».

Издательство: Бомбора

Что бы хотелось Груберу изменить в Siri? «Во-первых, мне бы хотелось, чтобы ее речь была более естественной». Он надеется, что это сделает Siri более похожей на нас. «Поэтому я хочу, чтобы она больше походила на человека: никаких „бип“ и глупых „Теперь твоя очередь“ и всего прочего. Мы к этому придем. Все будет происходить естественным образом. Мне интересно сфокусироваться на человеческих потребностях… Вот почему мы сделали и текстовый интерфейс, и голосовой ввод, — люди испытывают острую необходимость не отвлекаться на набор текста, когда сидят за рулем. Другая потребность заключается в том, чтобы облегчить использование устройства. Сейчас легко запутаться в куче разных интерфейсов, поэтому Siri — что-то вроде ГИП-помощника, она может разобраться со всеми этими сложными интерфейсами, а вам остается только сказать: „Напомни мне, когда я приеду домой, позвонить маме“, и она определит, когда вы окажетесь дома, и скажет: „Напоминание. Коснитесь вот здесь, чтобы позвонить маме“. Конечно, она может определить, находитесь ли вы дома, только в том случае, если вы указали свой дом в адресной книге — тогда да, она узнает, что вы на месте, с помощью GPS. Она также знает вашу маму, знает, кто она, ее номер телефона и все в этом роде». 

Я обратил внимание на то, что тогда Siri получит доступ к еще большему количеству наших личных данных, а затем спросил Грубера, боится ли он, что Siri, или какой-нибудь другой ИИ, может сделать что-нибудь пагубное, обладая подобного рода информацией. А еще спросил, беспокоит ли вообще отца Siri расцвет настоящего искусственного интеллекта? 

«Меня не страшит развитие компьютерного интеллекта, — отвечает Грубер. — Расцвет случится, и я буду только рад. Жду с нетерпением. Бояться ИИ — это как бояться ядерной энергетики: понимаете, если бы мы разработали ядерную технологию, зная то, что мы знаем сейчас, мы могли бы, наверно, сделать ее более безопасной». Однако критики вроде Илона Маска и Стивена Хокинга обеспокоены тем, что ИИ может эволюционировать намного быстрее, чем наш контроль над ним: это может стать угрозой для существования всего человечества. 

«Просто замечательно, — говорит Грубер о нашей дискуссии. — Мы сейчас достигли той стадии, когда Илон Маск от имени всего мира возвещает: „Смотрите, перед нами настолько мощная сила, что однажды она сможет уничтожить всю Землю. Что же нам делать с этой технологией?“ Мне не по душе то, что мы сделали с ядерными технологиями, однако все мы до сих пор живы. Думаю, мы теперь можем справиться гораздо лучше, ведь нам пришлось столкнуться с непростыми временами в виде холодной войны, и мы не уничтожили себя». В любом случае, нам не стоит беспокоиться о Siri. «По сути, Siri не имеет ничего общего с интеллектом в целом, ее скорее можно отнести к интеллектуальному интерфейсу. И для меня это большая проблема. Наша информация и интерфейсы к ней неоправданно сложны в управлении».

У ИИ есть много возможностей принести добро людям — именно поэтому Грубер, собственно, и оказался здесь. Он отправился в круиз TED, чтобы посмотреть, могут ли как-то его знания помочь защитить моря и океаны. Пока что он встретился с командами и обсудил использование программного обеспечения по распознаванию паттернов, а также приложения Google Earth для выслеживания браконьеров и обнаружения источников загрязнения.

«Это и есть та самая суперсила, которая всего пару лет назад существовала только в научной фантастике» — говорит Грубер. А я спрашиваю у него, использует ли создатель Siri в повседневной жизни свой собственный ИИ? И как?

«О, конечно же, постоянно, — отвечает он. — Использую по двадцать или тридцать раз в день. То есть просыпаюсь: что там на дорогах, пробки? Называю приложение — оно открывается. Переписываюсь с помощью Siri со множеством людей. Надо сделать звонок — называю имя человека. Siri читает мне оповещения, уведомляет о сообщениях и, конечно же, управляется с навигацией. Сажусь в машину. Смотрю, что сегодня в планах. По пути на работу надо заехать на заправку. „Siri, где находится такая-то заправочная станция? Отвези меня на работу“. Приезжаю на работу. „Siri, во сколько моя следующая встреча?“ Ну, или знаете: „Перенеси встречу с двух на три“. То есть всякие мелочи на протяжении всего дня». 

И, наконец, настал момент задать самый интригующий вопрос: «Вы знаете Siri лучше, чем оно знает вас? Или же Siri знает вас лучше?» 

«Забавный вопрос. Боюсь, мы сейчас на той стадии в развитии технологии, когда вернее сказать, что я знаю Siri лучше, чем она меня, — отвечает Грубер. — Но мне бы хотелось вскоре повернуть все иначе».

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Согласно гипотезе японского ученого Масахиро Мори «эффект “зловещей долины”», люди сначала симпатизируют человекоподобным роботам, а потом начинают бояться их. Об основаниях для этого страха размышляет философ Дмитрий Волков
Бренд «Онегин» и «Сноб» открыли новую дискуссионную платформу «Timeless: вперед в будущее». Во время первой встречи мы поговорили о том, как технический прогресс может изменить общество, может ли искусственный интеллект выйти из-под контроля и как за нами будут следить в скором времени

Новости партнеров

Какие страхи в отношении сверхразума обоснованны? Ответ Дмитрию Волкову