Все новости

Журнальный материал

Камерное исполнение. К столетию ВГИКа

Столетие ВГИКа практически совпало с выходом сотого номера «Сноба». Мы решили отметить это неожиданное пересечение столь же неожиданным предложением, обращенным к выпускникам операторского факультета легендарного института. По нашей просьбе шесть молодых операторов встали по другую сторону камеры и сделали собственные портреты. А потом порассуждали о профессии, учебе и отечественном кино

2 Декабрь 2019 15:16

Никита Кармен

Никита Кармен в портовом городке Дун-Лэаре в Ирландии Фото: Никита Кармен

24 года
Окончил ВГИК в 2018 году

Избранные работы:

  • к/ф «Моя весна» (реж. А. Цой)
  • к/ф «Лучшее... от первого лица» (реж. А. Цой; Гран-при фестиваля «Киношок-2017»),
  • к/ф «Удушье» (реж. Н. Марсакова),
  • д/ф «Анатолий Крупнов. Он был» (реж. Д. Иванкова; Приз зрительских симпатий ММКФ-2019).

Про выбор: Многие считают, что у меня просто не было другого выбора, кроме камеры, потому что и прадед, и оба деда, и отец — все кинооператоры. Да и мама — режиссер-документалист. Но на самом деле выбор был! При том что вырос в киношной семье, я не был ребенком площадки и впервые попал на нее чуть ли не в институте. Смешно об этом вспоминать, но фотографировать я начал, чтобы не ходить на математику: в школе, если снимаешь разные школьные мероприятия, тебя отпускают с уроков. Так вот и увлекся! Пошел на курсы фотографии, потом на подготовительные курсы во ВГИК. Больше всего меня там зацепило сочетание искусства и технологии. Ну и люди вокруг были действительно особенными — и ребята, и преподаватели. Потом, когда я уже поступил во ВГИК, мне повезло попасть в мастерскую Игоря Семеновича Клебанова.

Про удачу: Я считаю огромной своей удачей во ВГИКе встречу с Сашей Цоем, актером и режиссером. Мы с ним начали со студенческих упражнений и дошли сейчас до полнометражной картины, которая к декабрю, я надеюсь, будет полностью закончена. Сначала мы делали маленькие одноминутные фильмы. Потом сняли 17-минутный однокадровый фильм «Лучшее… от первого лица», который стал и его, и моим дипломом. Мы шли вместе от малого к бóльшему, от сегментов историй к большому рассказу. И все наши с Сашей фильмы сейчас можно прочесть как этюды к нынешнему полнометражному фильму с рабочим названием «Когда она приходит». Нам хочется, чтобы в этом фильме сработал эффект послевкусия, пролонгированного действия. Вместе с Сашей и художником-постановщиком фильма Денисом Токаревым, хорошо чувствующим пластику экрана, мы пытались сделать кадры «многослойными»: за движением сюжета и игрой актеров старались не упустить кинодвижение.

Про Дублин: Мне хотелось бы снимать самое разное кино и не только в России. Для начала я решил продолжить кинообразование. В Европе. Так что сейчас я учусь в Дублине. Самое большое отличие от классического вгиковского образования — в основном посыле всех занятий и лекций: оператор должен мыслить как режиссер, должен снимать не просто «красиво», он обязан думать про драматургию изображения. Во ВГИКе мы, конечно, тоже об этом говорили, но не так много.

Про красоту, актрису и аргументы: Для оператора важно искать новый подход к каждой своей работе, не становиться заложником уже найденных решений и, конечно же, найти единомышленников, с которыми интересно и жить, и работать. В 1950-е, в эпоху звезд, именно актриса могла сказать продюсеру: буду работать только с НИМ, потому что ей нравилось, как он ее снимает. Сейчас красота перестала быть непреложным аргументом в выборе оператора. Стилистика, манера, почерк, гибкость, визуализация настроений — вот чего ждет от операторов режиссер.

Антон Миронович

Антон Миронович в Чертанове на фоне граффити, к которому приложил руку Фото: Антон Миронович

26 лет
Окончил ВГИК в 2019 году

Избранные работы:

  • х/ф «Русская смерть. Часть 2» (реж. В. Мирзоев),
  • к/м «Мятежный» (реж. Е. Цыганов),
  • к/м «Девочка и дерево желаний» (реж. А. Лупашко),
  • к/м «Старик и Муха» (реж. П. Сеплярский)

Про счастье: Я счастлив, когда много работаю. Несколько рекламных проектов одновременно плюс сложные творческие съемки равно три часа сна в сутки и — ощущение тотального счастья. Ловлю свой дзен в этом сумасшествии. Наверное, смогу сказать, что моя профессиональная жизнь удалась, если за год у меня будет один выходной. Я готов к этому и морально, и физически.

Про конкурентное преимущество: Когда я снимал первые коммерческие ролики, то после смены собирал опергруппу и просил каждого прокомментировать, что я плохо объяснил, где нечетко дал установку. Чем яснее и доходчивее ставишь задачу, тем выше КПД твоего цеха и изображение получается ближе к твоей задумке. Собственно, конкурентное преимущество профессионального оператора по сравнению, например, с видеографом заключается в умении управлять большой группой и решать сложнопостановочные задачи.

Про режиссера: Думаю, главное желание оператора в России — встретить вдумчивого режиссера. И хороший сценарий. Практически невозможно найти пример, когда картину хорошо принимают только потому, что она отлично снята, а сценарий и режиссура при этом плохие. Зато обратных примеров достаточно.

Про летчиков: Вообще я не собирался становиться оператором, хотел быть военным летчиком, как отец. Он рано ушел — мне было шесть, — но успел заразить меня небом. Я собирался поступать в летное училище, но у меня плохо со зрением. Стал думать об операции, даже заработал на нее денег, но врачи сказали, что со «сделанным» зрением меня все равно не возьмут. Это было полным крушением моих планов на жизнь, и нужно было срочно с нуля решать, чем же теперь заниматься. Я всегда увлекался фотографией (кстати, первый фотоаппарат дал мне в руки отец) и решил поискать что-то в этом направлении. Поступил на режиссерский факультет в «кулек», Институт культуры, посчитав, что там будет возможность попробовать разные специальности, так в итоге и вышло. Ужасное место, но там я понял, что мне нравится снимать, причем именно постановочные вещи. Решил идти на операторский. Во ВГИК я поступил с третьего раза, параллельно учась в «кульке», так что у меня неоконченное высшее по режиссуре.

Про надежду русского кино: Хочется, чтобы в России развивалось независимое от господдержки кино. Пока с этим сложно. Хотя в целом в случае с нашим кино пациент скорее жив, чем мертв. Конечно, проблем много, и быстро они не уйдут, но я, например, вижу просвет в том, что рекламные продакшены начинают приходить в кинопроизводство. Мы наблюдаем тот же процесс, что и в Европе, где компании, специализировавшиеся только на рекламе, вырастая, начинают делать кино.

Евгений Козлов

Евгений Козлов с сыном Корнеем в загадочном недостроенном здании Центра физического и духовного развития женщин «Эллина» Фото: Евгений Козлов

31 год
Окончил ВГИК в 2012 году

Избранные работы:

  • к/ф «Эден» (реж. Ф. Умаров),
  • к/ф «Марина» (реж. Г. Калинин),
  • к/ф «Обмен» (реж. А. Гог)

Про математику: У меня математический склад ума, я всегда любил решать задачи каким-нибудь нестандартным образом. Математика очень красивая наука, в ней есть своя поэзия, и воспринимать мир через математику крайне увлекательно. Она позволяет видеть в общей картине скрытый ритм, гармоничные соотношения. И когда ты их замечаешь, с этим очень интересно работать. Кроме того, инструменты, с которыми технически работает оператор, — характеристики света, его количество, цветовая температура — это все математика. Например, можно рассчитать последовательность фильтров, чтобы добиться нужной глубины цвета в каком-то пространстве, и т. д.

Про мастера: Как говорил мой мастер во ВГИКе и совершенно потрясающий человек Михаил Леонидович Агранович, оператор обязан быть широко образован, его кругозор не должен ограничиваться кино и техническими знаниями, иначе он останется ремесленником со скудным инструментарием. И у меня с первого курса было четкое ощущение, что эта профессия дает возможность познавать мир, людей да и себя самого. Михаил Леонидович давал нам списки обязательной художественной литературы, мы изучали музыку, искусство, и вообще, он учил нас быть людьми. В то время он достаточно много снимал кино и рекламу и брал нас на съемки. Так что большая часть курса поработала в том или ином качестве у него на площадке. Первый раз он взял меня на плейбек на фильм «Какраки» — надо было ставить режиссерский монитор в правильном месте и не мешать кадру. В итоге я смотрел два фильма: один — кадры на мониторе, другой — реакция на них режиссера, и неизвестно, что было увлекательнее.

Про сериалы: Благодаря Михаилу Леонидовичу я попал и на свой первый телефильм. Раньше я относился к сериалам настороженно, этот жанр мне казался менее требовательным к себе по сравнению с кино. Но поскольку попасть на полнометражный кинопроект у меня не было возможности, я за это ухватился. В результате снял три телефильма и два сериала. И хотя это были крупные формы, основное, чему я там научился, — очень быстро снимать и думать. А вот настоящий технический опыт мне дали съемки рекламных роликов и музыкальных клипов. Зато сейчас, когда я работаю над своим первым полным метром, все технические задачи решаю на автомате, и это дает возможность полностью сконцентрироваться на задачах творческих, которые раскрывают сцену и двигают историю.

Про пружину и неизбежность: У нашего кино такой период, когда на него многое давит. Но это как пружина: когда ее сдавливают, она набирает силу и потом выстреливает. Сейчас потребность в самовыражении настолько велика, что неизбежно появятся люди, которые захотят и смогут говорить по-новому. Видимо, сейчас накапливается то, о чем потом будут говорить и что будут анализировать.

Про заграницу: Конечно, мне хотелось бы поработать в разных странах — и в Европе, и в Азии, и в Америке, потому что каждое место может дать что-то новое. Но мне кажется, что самое мощное можно сделать только в своей стране, на своем языке, в своем культурном коде.

Анастасия Трофимова

Анастасия Трофимова у себя дома Фото: Анастасия Трофимова

27 лет
Окончила ВГИК в 2018 году

Избранные работы:

  • к/ф «Мелодия случайных встреч» (реж. Е. Казанкина),
  • к/ф «Роддом» (реж. А. Дежурко),
  • к/ф «2050» (реж. А. Лупашко)
  • клип «Трава у дома»

Про операторку: Сейчас женщин в операторской профессии становится с каждым годом все больше. Если даже судить по ВГИКу, то на нашем курсе из 22 человек было всего четыре девушки, а в следующем году при наборе их было, по-моему, даже больше, чем ребят. То есть женщина-оператор у нас уже не вызывает удивления. Хотя до сих пор приходится отвечать на вопрос из серии «А тебе не тяжело камеру носить?». Нет, не тяжело, я абсолютно комфортно себя чувствую. Да и техника теперь не та, что раньше. И нет, слово «операторка» мне не нравится.

Про институт: Многие критикуют ВГИК, говорят, что какие-то методики устарели и так далее. Отчасти это так. Но базу нам дали достойную. Думаю, мастера и преподаватели привили нам вкус к изображению и к кино в целом. Вообще для меня институт был важен не только в практическом плане, но и в духовном, что ли. Сама атмосфера. Ты понимаешь, что по этим коридорам ходил Эйзенштейн и другие столпы кинематографа. Это воздействует. И конечно, люди, с которыми я сейчас дружу и работаю, все оттуда.

Про контакт: На данном этапе мне интересны разные жанры: и игровое кино, и документальное. Я готова заниматься всем. Но с оговоркой — нужен хороший режиссер. С ним в любое плавание! С другой стороны, каким бы хорошим ни был режиссер, если не можешь найти с ним общий язык, не можешь наладить контакт, кино не получится.

Про сомнения: У меня часто после смены бывают сомнения, кажется, что все можно было сделать намного лучше. Одним словом, полного удовлетворения нет. Но иногда бывают проекты, где сразу все нравится, все получается, как было задумано с режиссером. Была, например, коротенькая зарисовочка на три с половиной минуты — «2050». Комедийная, фантастическая история про будущее. У нас была только одна смена, дикий темп, съемки зимой на натуре, пиротехника, все взрывается. Снимаем в полной агонии. Потом садимся с режиссером в машину: «Похоже, что-то получилось». Это очень классное чувство. Мы снимали в общем-то для души и потом без всякой задней мысли разослали эту работу по фестивалям. И вдруг из разных стран нам стали писать: «Приезжайте, мы вас ждем». Очень было неожиданно. Но и приятно, конечно. 

Про там и здесь: Было бы интересно поработать за границей, посмотреть, как там все устроено. Явно ведь иначе. Взять хотя бы сериалы. Многие зарубежные сериалы реально выглядят как кино. В них есть визуальный стиль повествования, и это делает их уникальными. А у нас сериалы по большей части кажутся одинаковыми. Потому что визуальная составляющая редко кого интересует. Обычно упор делается только на диалоги героев. Это грустно. Потому что в таких условиях тяжело про­явить свой творческий потенциал. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что у иностранных операторов в этом плане больше возможностей для творчества.

Конечно, чтобы там что-то делать, надо хорошо владеть языком. Буду заниматься. Многое ведь происходит по воле случая, и к этому случаю ты должен быть готов.

Марк Зисельсон

Марк Зисельсон в декорации к собственным съемкам Фото: Марк Зисельсон

38 лет
Окончил ВГИК в 2008 году

Избранные работы:

Про откровенные сцены: Когда мы снимали «Верность», была, конечно, опасность заиграться, сделать фильм еще более откровенным, сконцентрироваться на физике. Но картина все-таки не про физику, а про отношения, и в итоге, мне кажется, мы нашли правильный баланс. Кстати, в «Как меня зовут» — первом фильме, который мы снимали с режиссером Нигиной Сайфуллаевой вместе, — тоже были откровенные сцены, но не все в итоге попали в финальный монтаж. И это были как раз эпизоды, где мы немного заигрались, где был секс ради секса, который не двигал сюжет. Надо отдать должное Нигине, она, с одной стороны, всегда хочет снять все так, как в сценарии, а с другой — на монтаже с большой легкостью убирает лишнее. Если какие-то вещи не работают, она не цепляется за них только потому, что они были сняты и группа ради них убивалась на площадке. А в «Верности» она ничего в интимных сценах не резала. То есть мы сняли только то, что было необходимо для истории.

Про подготовку: Меня удивляет, что в российском кинопроизводстве часто пренебрегают подготовительным периодом и в целях псевдоэкономии сокращают этот этап до критического минимума. В результате получается, что многое приходится решать и придумывать на ходу во время съемок. В первую очередь страдает качество, а затраты скорее увеличиваются, а не уменьшаются. Еще одна вечная проблема — гонка за погодой. Благоприятных месяцев в году не так много, и надо начинать подготовку ранней весной, чтобы снимать летом, но очень часто проекты запускаются позже, и в итоге летние истории снимаются в октябре. Вся съемочная группа уже в пуховиках, а актеры в майках ходят среди голых деревьев.

Про новые фильмы: Сам я смотрю кино как зритель и ради удовольствия. Если начинаю обращать внимание на то, как что снято, откуда движется камера, как выставлен свет, значит, наверное, этот фильм не очень хороший — не увлекает меня. Радует, что в последнее время помимо достойных так называемых артхауcных фильмов у нас стали наконец появляться качественные высокобюджетные зрительские картины, которые могут окупиться не за счет государственных дотаций, а потому что это качественное кино, на которое пойдет зритель. Вот вышла «Эбигейл» — сказка, которая сделана невероятно классно. Внутри индустрии все говорят про «Майора Грома», потому что тизер к нему сняли на мировом уровне. Скоро выходят «Серебряные коньки» — уже по трейлеру понятно, что это богатая историческая картина и тоже не про скрепы и крещение Руси, а про любовь и отношения.

Про интернов: Мне еще очень не хватает интернатуры. Но у нас эта история как-то не развита. Во ВГИКе крайне мало практических занятий, и я бы с удовольствием поработал на площадке у других операторов, посмотрел, как они снимают. После учебы я как второй оператор отработал только один полный метр и несколько рекламных проектов, дальше снимал только сам. А чужой опыт всегда интересен и полезен.

Про свое детище: В кино живешь от проекта к проекту, поэтому жизнь очень дробная, а хочется чего-то такого, что продолжалось бы все время и зависело только от тебя. И сейчас мы с моим товарищем собираем коллекцию светильников. В какой-то момент мы поняли, что их очень не хватает в кино. Это хрупкий реквизит, который обычно берут в аренду в магазинах, потому что на реквизиторских складах все раздолбано и убито. И мы делаем такой рентал, где будут только источники света. Они всегда нужны, их всегда используют, и с ними всегда проблема. Это не то чтобы бизнес, потому что много тут не заработаешь, но это маленькое детище, которое можно взращивать долго и оно всегда с тобой.

Даниил Фомичев

Даниил Фомичев в поле недалеко от места, где летом экстренно приземлился Airbus A321-211 Фото: Даниил Фомичев

28 лет
Окончил ВГИК в 2015 году

Избранные работы:

Про ВГИК: Огромный плюс ВГИКа был в том, что ты мог учиться бесплатно и тебе еще давали возможность и средства снимать свои работы. То есть получается, что я снял пять работ за государственный счет. Ну и наши мастера заставили нас проникнуться ощущением, что это огромная профессия, в которой ты очень маленький, но если будешь двигаться вперед, тебе откроется что-то фантастическое, невообразимое. При этом к любой детали, любой мелочи ты должен относиться очень серьезно. У нас был мастер Вадим Иванович Юсов, и каждый человек с курса приходил к нему в кабинет, показывал разработку своего операторского этюда, а он брал линейку, транспортир, циркуль, карандаш и перепроверял тебя, вымерял каждый угол планировки. Так даже в школе не делают! Вообще ВГИК оставил массу впечатлений. Например, у нас был преподаватель по монтажу, который со стороны производил впечатление настоящего безумца. Его лекции были невероятно интересные. Хотя про то, как «клеить» кадры, он не сказал ни слова. Поэтому я бы назвал этот предмет не монтажом, а скорее погружением в таинственную аудиовизуальную вселенную.

Как-то он сказал, что у меня интересное сочетание имени и фамилии: Даниил был очень верующим, а Фома, наоборот, неверующий. И я стал думать, что это гармоничное сосуществование противоречий во мне действительно есть.

Про зыбкость индустрии: Как ни странно, после фильма «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов», который хорошо приняли и заметили, у меня вдруг случился простой. Года полтора мне не удавалось ничего снять. Вообще, проблема профессии в том, что у нас очень зыбкая индустрия, нельзя ничего планировать. В любой момент может что-то произойти, фильм закроют, не смогут найти на него деньги или они закончатся. Постоянно живешь с ощущением, что все может рухнуть. Из-за этой подвешенности нет возможности эффективно расходовать время и энергию.

Про художников и театр: Я стараюсь работать с разными жанрами. Мне всегда нравилось документальное кино, и я снял два фильма, но они, к сожалению, до сих пор не закончены. Несколько раз я работал с современными художниками — с Хаимом Соколом и Натальей Зинцовой. И это совершенно отличное от кино взаимодействие. Ты исследуешь другое пространство, и знакомая логика рушится. Ты ведь привык мыслить категориями и примерами из кино, и чем больше киношного опыта получаешь, тем труднее от него отходить. А тут мы, например, монтировали видео для выставки, и нужно было выбрать несколько проекций, где и какого размера они должны быть. Не хронологический, а как бы пространственный монтаж получается. Я работал и с театром — Liquid Theatre: с Андреем Смирновым, Димой Мелкиным и Кириллом Плешкевичем. Там тоже несколько иная логика восприятия. И не скажу, что мне было просто. Но современный театр с его неочевидной линией, которая сама как-то выстраивается в процессе, мне очень интересен.

Про взаимоотношения: Вообще операторская работа не сверхсложная в техническом плане. Но она взаимоотношенческая. И в институте я часто чувствовал, что мне не хватает жизненного опыта: было бы лучше, если бы я поступил лет на пять позже. Потому что на площадке масса людей со своими интересами и нужно понимать, как общаться с каждым из них, как сделать так, чтобы они старались.

Про зрителя: Да, у нашего кино сейчас много проблем. Но главная, мне кажется, в стереотипах. От них надо уходить. И первый, кто может это поменять, — зритель. У него должно возникнуть желание увидеть что-то новое, и тогда индустрия постепенно подтянется.

Автор идеи и продюсер  ~ Индира Азим-Заде

Записал  ~ Сергей Алещенок

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Жаклин Кеннеди-Онассис и Андрей Вознесенский станут главными героями книги-альбома «Поэт и леди» — совместного проекта «Редакции Елены Шубиной» и Центра А. А. Вознесенского, где впервые будут обнародованы малоизвестные факты и уникальные фотографии из частных архивов, раскрывающие подлинную историю отношений бывшей первой леди США и выдающегося русского поэта
В январе в издательстве «Эксмо» выходит сборник стихов Евгения Горона «Отель». Всем нужны слова, которые можно носить с собой. На случай отключения электричества, земных драм и непредвиденных обломов. Именно такую первую помощь нам оказывают хороший поэт и его стихи
У великого Жан-Поля Готье грядет премьера. В январе 2020-го его знаменитое Freak Show приезжает в Россию. «Сноб» встретился с маэстро накануне московских гастролей