Все новости

Редакционный материал

«Власть не может быть все время доброй».

Интервью с губернатором Якутии Айсеном Николаевым

Чуть меньше чем через год в Якутии должно начаться строительство моста через реку Лена. Необходимый местным жителям инфраструктурный объект предыдущий руководитель региона Егор Борисов обещал возвести к 2016 году, но при нем проект так и не был реализован. Новый глава Республики Саха Айсен Николаев рассказал «Снобу», когда планируют завершить стройку, как  сбалансировать экономику «сырьевого региона» и зачем ему собственный YouTube-канал

5 декабря 2019 10:40

Фото: Пресс-служба


Ɔ. Москва одобрила строительство моста через Лену. Сколько стоит этот проект?

На реализацию проекта планируется потратить около 83 миллиардов рублей (в том числе почти 48 миллиардов рублей из федерального бюджета. — Прим. ред.). Проектно-сметную документацию будут разрабатывать полтора года. По итогам этой работы стоимость моста может быть уточнена. Само строительство должно начаться в 2021-м и завершиться к 2025 году. И к проекту проявляют интерес не только отечественные, но и зарубежные инвесторы.


Ɔ. В этом году Республика Саха получила почти 50 миллиардов рублей госдотаций. Почему у региона не получается жить без финансовой поддержки Москвы?

Это вопрос к бюджетной системе России. Мы, как добывающий регион, все налоги исправно отправляем в федеральный бюджет. Один только НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых. — Прим. ред.) по нефти — 120 миллиардов рублей. Есть и другие налоги, которые тоже идут в общую «кубышку». Нам эти средства, конечно, возвращаются в виде трансфертов, но не в полном объеме. Мы должны жить на средства, которые у нас есть. Конечно, для развития огромной территории Якутии нужна не одна сотня миллиардов рублей в год. Но таковы правила игры.

Фото: Пресс-служба


Ɔ. Золото, алмазы и другие природные ископаемые — основа экономики Якутии. Вы чувствуете, что есть дисбаланс, что нужно развивать и другие отрасли?

Да, Республика Саха, наверное, самый богатый регион мира по количеству и качеству природных ресурсов. Мы понимаем, что сегодня, завтра и даже послезавтра мы будем жить за счет их добычи и переработки. С другой стороны, наша задача — ориентировать людей не только на эти виды деятельности, но и убеждать их работать над проектами, которые тоже приносят высокую добавленную стоимость. Я имею в виду современную креативную экономику, связанную с инновационными производствами. Несырьевой сектор для нас очень важен.

У нас не получится переориентироваться без огромных вложений в инфраструктуру. В первую очередь я говорю о транспорте. Без той же авиации в некоторые районы Якутии добраться вообще невозможно. Нельзя забывать и об энергетике — газо- и электросетях, возведении электростанций в арктической зоне Якутии, где электроэнергетика пока децентрализована. Ну и, конечно, мы активно занимаемся социальной инфраструктурой: школами, детскими садами, больницами и домами культуры.


Ɔ. Какие основные статьи доходов и расходов в бюджете республики?

Это, конечно, добывающий сектор. В общем объеме налоговых поступлений в 2018 году 47% приходится на налог на прибыль организаций, 22% — на НДФЛ, по 14% — на налог на имущество организаций и НДПИ. По отраслям наибольшую долю занимают платежи от экспортно ориентированных предприятий алмазодобычи, нефтедобычи.

Что касается расходов, то это строительство детских садов, школ, больниц и жилья. Все еще высока доля ветхого и аварийного жилого фонда, остаются проблемы сложной инфраструктуры в отсутствие транспортной доступности. В этом году на структуру расходов значительное влияние оказала реализация национальных проектов, особенно «Жилье и городская среда», «Демография», «Безопасные и качественные автомобильные дороги».

Фото: Пресс-служба


Ɔ. Что вы имеете в виду под «несырьевым сектором» применительно к условиям Якутии?

Наиболее перспективными проектами являются те, которые так или иначе связаны с сырьевыми, такие как переработка углеводородного сырья, ювелирно-гранильная промышленность, деревообработка. Мы работаем над организацией переработки природного газа с годовым объемом производства газомоторного топлива не менее миллиона тонн в год. В следующем году будет запущено производство древесных топливных гранул, и уже подписано соглашение по поставке 160 тысяч тонн готовой продукции в год корейской компании GunJang Energy. Создается комплексная инфраструктура для новых производств. Построена уникальная для наших климатических условий круглогодичная теплица «Саюри», запущено производство строительных материалов, труб, котлов длительного горения. Начато строительство Жатайской судоверфи, большой потенциал имеют логистические услуги. Помимо производственных несырьевых отраслей, в республике активно формируется экономика знаний — в конце прошлого года открыт IT-парк в Якутске, развивается киноиндустрия, образовательные услуги. Это креативный высокотехнологичный бизнес, не зависящий от транспортных расходов.


Ɔ. Якутия может зарабатывать на туризме?

У нас есть много вещей, связанных с событийным туризмом. Например, летний праздник «Ысыах». Это самый крупный национальный праздник в России, на него ежегодно съезжаются до 200 тысяч человек со всех концов мира. Второе — фестиваль «Зима начинается в Якутии». Каждый год первого декабря к нам из Устюга приезжает Дед Мороз и зажигает первую официальную елку в стране, и уже отсюда, из Якутии везет дальше холод и зиму по другим регионам России. Вокруг этого мероприятия у нас проходит фестиваль строганины, различные соревнования и конкурсы. В 2023 году мы должны закончить строительство Арктического центра культуры и эпоса. Если говорить о природе, то это, конечно, Ленские столбы — одно из самых красивых мест на планете, полюс холода — Оймякон и так далее. У нас есть хорошая поговорка: «Если ты хочешь полюбить Якутию, надо приезжать летом. Если ты хочешь ее понять, надо приезжать зимой». Летом у нас от 30 до 40 градусов тепла, все цветет. Рай земной, особенно если нет комаров. Зимой в Якутии минус 50–60 градусов. Это когда приезжим кажется, что каждый твой вздох может быть последним.


Ɔ. Иностранцы к такому экстриму готовы?

К нам приезжают люди со всего мира. Расскажу одну историю. Когда я был мэром Якутска, ко мне приехали французские журналисты снимать сюжет про наши экстремальные морозы. В минус 47 градусов мы поехали по городу, и я показал им последствия обычной коммунальной аварии — на глубине двух метров прорвало  трубу канализации. В Москве такая ситуация даже аварией не считается, а у нас это почти спецоперация, потому что обычный прорыв из-за низкой температуры может перерасти в чрезвычайную ситуацию с непредсказуемыми последствиями. Французы очень удивились, когда увидели, как быстро и слаженно, а главное, в каких условиях работают коммунальщики. «Добили» их обычные школьники, которые в дикий мороз не сидели дома, а играли во дворе в футбол. Телевизионщики мне тогда сказали: «Мы думали, что ты тут один crazy, а вас таких, оказывается, триста тысяч».

Фото: Пресс-служба


Ɔ. Чего удалось добиться за год на посту губернатора?

Самое главное — мы стали хоть и медленно, но менять мышление людей. На мой взгляд, роль руководителя региона именно в этом и заключается. Успех не измерить тоннами добытого золота, километрами построенных дорог и квадратными метрами жилья. Я чувствую, что сегодня в Якутии люди готовы не только требовать что-то у власти, но и работать сами — менять отношение к себе, своей жизни, окружающей их среде. Мы —  единственный регион Дальнего Востока, в котором растет численность жителей. Хотя, конечно, кто-то и от нас уезжает.


Ɔ. В Якутии традиционно сильные оппозиция и СМИ. Вы встречаете сопротивление и критику с их стороны?

С людьми нужно не только разговаривать, им нужно свои решения еще и объяснять. Власть не может быть все время доброй. Мне приходится принимать жесткие и непопулярные решения. Например, в Якутии сейчас идет работа по повышению эффективности социальных учреждений. Некоторые оппозиционеры пытаются представить этот процесс как «обычную оптимизацию», под которой подразумевается банальная ликвидация. Но это не так. Мы ни одну школу и больницу, особенно в дальних районах, закрывать не будем, лишь изменим принцип и порядок их работы. Что я имею в виду: в некоторых частях республики есть школы, где в старших классах учится по 2–3 человека, при этом на учреждения тратятся миллионы рублей в год. Может, стоит снизить ее «классность», объединить с соседней школой, чтобы средства тратились более эффективно? То же самое и с больницами, в которых в год лежит максимум десять пациентов, при этом там работают 40 сотрудников.

Фото: Пресс-служба


Ɔ. То есть, например, ученики старших классов будут ездить в другую школу, которая может находиться за несколько десятков километров от дома?

В Якутии большие расстояния между населенными пунктами и низкая температура зимой, поэтому организация подвоза детей на значительные расстояния, скорее, исключение из правил. Мы стараемся в первую очередь изменить сам принцип организации работы социальных учреждений.

Мы начали использовать новые подходы. Например, с госкорпорацией «ВЭБ.РФ», Фондом развития Дальнего Востока, Высшей школой экономики запустили первый в России проект социального воздействия. Предполагается изменить модель учебного процесса так, чтобы значительная часть образовательного контента преподавалась детям посредством онлайн-технологий при сопровождении на месте специально обученным тьютором. В проект будет вовлечено 5 тысяч учащихся 28 школ. К концу проекта, а это 2022 год, образовательные результаты должны повыситься на 10%, и только по достижении индикатора из бюджета республики выплачивается грант.


Ɔ. Как при такой политике избежать сокращений штата?

В некоторых районах есть избыток штатных сотрудников, а в других — наоборот. Мы этот дисбаланс просто устраним. Если сокращения и начнутся, то коснутся они начальников, управленцев и технического персонала. В некоторых больницах большинство сотрудников — это не врачи, а администрация или охрана. Везде есть директор, несколько его заместителей. Например, в деревне школа на 90 мест, плюс детский сад на 40 мест. Зачем на каждый из них держать управленческий аппарат? Не проще объединить школу и сад в одно образовательное учреждение, где будет один директор? Оставшиеся деньги мы лучше потратим на ремонт, которого не было лет тридцать. Ведь цель школы — качественно учить детей, цель больницы — качественно лечить людей, а не только создавать бюджетные рабочие места.


Ɔ. Вы один из самых цитируемых губернаторов России. У вас активно развиты социальные сети, но вы пошли дальше и завели свой канал на YouTube с очень необычным для чиновника контентом — сами берете интервью. Зачем вам это?

Мне это просто нравится. У человека должно быть какое-то хобби. Я уверен, что в результате моего общения с интересными людьми Якутия станет лучше и интереснее. В первом выпуске я говорил с Никитой Кузнецовым — уличным художником из Нижнего Новгорода. Во втором выпуске я говорю с культурологом Анастасией Четвериковой о лекториях. Хочу выяснить, что это за феномен такой, почему лекции стали людям настолько интересны, что на них теперь нужно записываться заранее, потому что есть риск не попасть. Героями третьего и четвертого выпусков будут трэвел-блогеры и специалисты по якутскому кино. Я не стремлюсь, чтобы у меня были миллионы просмотров. Через этот YouTube-канал я хочу приобщить нашу молодежь к современной культуре, а остальным россиянам рассказать, что в Якутии тоже очень интересно.

Беседовал Никита Павлюк-Павлюченко

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Кризис в правящей партии — явление долговременное, конца не видно. Оттого ее неформальный лидер, страшась перемен и предчувствуя измену, едва ли уйдет на покой в 2024 году
В стране печаль — перед Днем народного единства снова выясняется, что никакого единства народ в большинстве своем не чувствует. Предложения по исправлению ситуации в основном сводятся к национальным тимбилдингам, но, возможно, единство появится, если разрешить его тем, кому сейчас оно запрещено
Главой СПЧ стал телеведущий Валерий Фадеев. Многие правозащитники встретили это назначение с нескрываемым разочарованием. На самом деле роль совета приводится в соответствие с ожиданиями власти, а правозащитная общественность живет в мире необоснованных иллюзий