Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал
Страшные сказки и подиум на заводе.

В Норильске завершился фестиваль «Черное пальто»

С 14 по 18 февраля в Норильске проходил первый городской фестиваль моды и современного искусства «Черное пальто», на который съехались актеры, художники и дизайнеры из разных городов России. В центре внимания оказалась Людмила Петрушевская: ее рассказ вдохновил организаторов на съемку короткометражного фильма и, собственно, создание одноименного фестиваля. «Сноб» рассказывает о наиболее интересных событиях этих пяти дней
18 февраля 2020 17:33
Фото: Евгений Павленко

Одним из самых заметных и в каком-то смысле скандальных событий первого дня фестиваля стало фэшн-шоу российских дизайнеров от агентства Lumpen, специализирующегося на поиске нестандартной красоты и известного далеко за пределами России (взять хотя бы публикацию в американском Vogue). Основатель агентства режиссер Авдотья Александрова с 2014 года ищет интересные типажи по всему миру. Ее модели участвуют в показах Balenciaga, Adidas, Gosha Rubchinskiy, Vetements и других. 

Александрова привезла в Норильск бренды GENESIS 2.0, MARDO, Anton Lisin и Nensi Avetisian. Показ проходил на Медном заводе — некоторые даже шутили, что его теперь можно переименовать в «модный». Импровизированным подиумом стал длинный переход, соединяющий административный корпус с цехами. Не всех работников завода обрадовала эта новость: финальный прогон проходил в пересменку, а во время показа проход полностью перекрыли, что вызвало волну недовольства. «Зато во время прогона мы сделали классные фотографии наших моделей и идущих по подиуму рабочих в полном обмундировании», — рассказала Александрова. Как впоследствии отметил основатель и идеолог проектов Be In Open Алексей Баженов, присутствовавший на показе, такая интеграция моды в другую субкультуру, далекую от нее, и есть вся суть современного искусства. Впрочем, среди рабочих были и те, кто искренне желал организаторам шоу удачи.

Моделями стали молодые люди из Норильска, которых отобрала на кастинге сама Александрова. Заявки подали около 200 человек, в шоу участвовало 35. 

«Я много езжу по России и обычно чувствую общий типаж лиц в каждом городе. Но в Норильске все очень разные. Общего типажа нет, — говорит Александрова. — Девочек здесь с раннего возраста отдают на танцы, поэтому у них хорошая походка, растяжка, они умеют держать себя — это классно для моделинга». Изюминкой шоу стало появление на подиуме молодых людей в платьях — это уже привычно для фэшн-шоу, но очень смело для завода (с другой стороны, Норильск подарил миру художника и модельера Андрея Бартенева, так что почему бы и нет?). После показа Александрова отобрала нескольких норильских моделей для участия в европейских шоу.   

Коллекции на показе были очень разнообразными — от черных спортивных костюмов до камуфляжных ватников, балаклав с мухоморами и платьев из переработанных материалов. Часть коллекций создавалась под влиянием архитектуры Норильска. Несмотря на все сложности, модный показ прошел успешно. Одежду, которую выставили на продажу в бывшем «Доме торговли» (сейчас его перестраивают под «Арктический музей современного искусства»), быстро раскупили. 

«Дом торговли» на время фестиваля превратился еще и в лекторий. Одной из самых интересных стала лекция о российской модной индустрии (вернее, о почти полном ее отсутствии) от основателя проектов Be In Open Алексея Баженова. «Модная индустрия в России на 90% состоит из импортных продуктов, — говорит Баженов. — Раньше фабрика производила продукт, который через распространителей доходил до потребителя. С появлением массового производства в Европе появился профицит товаров. Вещей стало больше, и покупатель перестал понимать, почему он должен купить именно этот товар, а не другой. Тогда и появилась индустрия моды: производители начали сотрудничать с фотографами, дизайнерами, копирайтерами, которые рассказывали истории о продукте. Современный модный продукт — наполовину сообщение, наполовину вещь, то есть он говорит о системе наших ценностей и взглядов. В России не было этих 100 лет профицита — только дефицит товаров. Когда нет профицита, креативный класс не взаимодействует с легкой промышленностью. Сейчас какая-нибудь фабрика в Иваново не создает виртуальный продукт, а просто шьет и продает свой товар на Wildberries. Ей не нужно создавать бренд, потому что там есть только один бренд — Wildberries. То есть у нас есть тысячи фабрик, но у них нет ни одного бренда. С какой-то точки зрения, это неплохо, потому что миллионы россиян готовы это покупать, им нужны просто вещи. Но московским и петербургским ребятам этого уже недостаточно. Таким образом, мода в России существует только в очень маленьких креативных комьюнити». Еще одной проблемой Баженов назвал неграмотность чиновников, которые поддерживают производителей не очень современной одежды. «Чиновники говорят не на языке моды, а на языке легкой промышленности. Они смотрят на производителей, которые платят больше всего налогов — а такие обычно продают свой продукт в ларьках возле метро. Чиновники отправляют их на показы в Париж, рассчитывая, что российского производителя там купят, но, сами понимаете... Российский рынок деформирован, его нужно менять с помощью проектов, стратегических сессий, программ интеграции, которые обеспечили бы взаимопроникновение креативной индустрии и индустрии производства».

Вечером участники и гости фестиваля отправились на премьеру фильма «Черное пальто» по одноименному рассказу Людмилы Петрушевской. Мистическую историю о самоубийце, оказавшейся в безвременье и не сразу осознавшей, что с ней произошло, Петрушевская написала для своей тогда восьмилетней дочери Наташи. Повзрослев, Наташа написала музыку к экранизации этой истории. Главные роли исполнили бывшие актеры норильского Заполярного театра драмы Юлия Новикова и Денис Ганин, а также московская актриса Светлана Камынина, известная широкой публике по сериалу «Интерны». Снимали фильм в Москве и Норильске. Заснеженные пустоши Севера, заброшенное кладбище и старая железная дорога органично вписались в канву фильма. «Я покорена видами Норильска. В фильме он выглядит таким хрустальным и как нельзя лучше визуализирует место, где нет времени, где можно потеряться», — сказала Камынина. Директор фестиваля, режиссер и продюсер фильма Ольга Проскурнина рассказала, что мечтала побывать в Норильске с детства, но впервые прилетела только в марте 2017 года. «Я выросла в Мончегорске, за Полярным кругом, и у нас Норильском пугали детей. Я мечтала приехать в это “страшное” место. И вот я гуляю по Норильску, вижу занесенные снегом сталинские дома и понимаю — черт, вот оно, это пространство между жизнью и смертью, абсолютно белое, чистое, без примесей, и по нему будет бродить девушка в черном пальто». 10–11 марта фильм будет показан на фестивале Cinequest в Калифорнии. Создатели фильма надеются, что там на него обратят внимание компании вроде Netflix, Show Time и Hulu, и по страшным сказкам Петрушевской в итоге снимут сериал.

Людмила Петрушевская Фото: Марина Пешкова
 

Наконец, очередь дошла и до самой Людмилы Петрушевской. Она рассказывала о своем голодном детстве и репрессиях, которые коснулись членов ее семьи. «Я очень хотела приехать в Норильск, ведь тут началось самое массовое и продолжительное восстание заключенных, которое привело к закрытию ГУЛАГа. Склоняю голову перед жертвами лагерей, которые остались в вечной мерзлоте». Следующие несколько дней Петрушевская пела песни, переведенные и собственного сочинения, общалась с читателями в городской библиотеке, раздавала автографы и продавала свои картины в пользу частного приюта для инвалидов-сирот.

Светлана Камынина, которая с детства любит книги Петрушевской, зачитала несколько ее рассказов. Финальный, «Через поля», читала сквозь слезы и растрогала многих в зале. «Я люблю произведения Петрушевской 70–80-х годов. Они очень пронзительные, про бессознательное, глубокое, женское… В далеком 90-м я году взяла в библиотеке книгу, открываю, а там автограф самой Людмилы Стефановны. Я пошла на преступление — не сдала ее обратно в библиотеку», — призналась актриса.

Светлана Камынина Фото: Марина Пешкова
 

Пока гости фестиваля слушали сказки, ходили на лекции и пили глинтвейн под живую музыку на вечеринках в «Доме торговли», художники Ксюша Послушай, Анна Фобия и Андрей Тюленев превратили здание бывшей научно-технической библиотеки (а это семь этажей!) в арт-объект под названием «Материализация памяти». Книги о горном и металлургическом производстве, технические словари, журналы на высоких пыльных стеллажах или беспорядочно сваленные в кучу сочетаются с инсталляциями художников в лучах флуоресцентного света. Полумрак, голубое свечение фонарей и музыка погружают зрителя в таинственный мир науки. «Одна из наших работ называется “Веселые картинки”, — говорит Анна Фобия. — Она рассказывает о далеких от науки людях, которые впервые берут в руки научную книгу. То есть обо всех нас. Мы берем книгу в руки и не пониманием содержания, но видим красивые иллюстрации, которые нам нравятся. В этом мы уподобляемся детям, которые, не умея читать, с удовольствием рассматривают картинки». 

 

Завершился фестиваль, организованный при поддержке компании «Норникель» и Фонда президентских грантов, на сцене Заполярного театра — спектаклем Дмитрия Брусникина по пьесе Петрушевской «Он в Аргентине».

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Приглашение провести в Норильске последние, до наступления долгой ночи, выходные приходит внезапно. А что если и правда рвануть в Заполярье?
Как и чем живут люди в Норильске, бывает ли там лето, ходят ли по городу олени, почему зимой нельзя без лопаты выезжать из города и зачем нужны актировки — в рассказе норильчанки
В Норильске официально объявлено о переменах. Город, о котором знают в основном благодаря одному из крупнейших в мире металлургических комбинатов, неожиданно провозгласил, что его цель — «Культурный прорыв»