Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Ивановская горка. Что рискуют потерять москвичи

С каждым новым сообщением о том, что Москва волею своих реконструкторов и реноваторов лишилась очередного исторического здания, хочется сказать лишь одно: «Мы ее теряем». Какие события происходят прямо сейчас в центре столицы, рассказывает урбанист и участник локального сообщества «Ивановская горка» Люся Малкис
21 августа 2020 12:20
Фото: Ростислав Дзелскалей

Каждому, кто любит старую Москву, следует держать в голове маршрут путешествия по Ивановской горке. Я довольно давно здесь околачиваюсь, еще с юношеской поры: сначала училась в Историко-архивном институте на улице Забелина, а лет десять назад окончательно осела на Китай-городе. Место необычное: стоит здесь оказаться, а уж тем более поселиться, прогуляться вверх-вниз переулками, пусть не вязевыми, а тополиными, — абсолютно влюбляешься в эти кривые углы и неровные стены Ивановской горки.

Впрочем, речь пойдет о том, что на Хохловке что-то там сносят. Какие-то дома, то ли Чайковский в них бывал, то ли Скрябин. Или все-таки Прокофьев? А может, все вместе гостили они у Юргенсонов? Кто это, кстати, Юргенсон? 

Городская усадьба Г. П. Юргенсона, сына Петра Ивановича Юргенсона — крупнейшего музыкального издателя, известного в России и за ее пределами задолго до появления звукозаписывающих компаний и модных рекорд-лейблов, — расположена во владении №9 по Колпачному переулку, построена в 1912 году по проекту архитектора Владимира Глазова. Все в ней притягивает взгляд: ренессансные формы и элементы готики, фасад, украшенный лепными деталями с львиными масками и женскими головками в медальонах. Кстати, Чайковский, крестный отец Григория Петровича Юргенсона, останавливался не здесь, а чуть ниже — в пристройке к нотопечатне, музыкальному издательству Петра Ивановича Юргенсона (Хохловка, 7–9, стр. 6). Собственно, нотопечатня и стала «магнитом места», как бы теперь выразились урбанисты, влекущим талантливых музыкантов эпохи, припудривших имидж Москвы своим искусством и создавших ей образ прогрессивной культурной столицы. 

Тут же, на «Арт-Хохловке», за металлической оградой, как бы повернувшись спиной к нотопечатне и боком к особняку Г. П. Юргенсона, расположился еще один молчаливый свидетель эпохи, наблюдающий жизнь Ивановской горки с 1939 года, — Школа-институт международного рабочего движения. Дом этот, в противоположность усадьбе, сталинский, с высокими потолками, довольно опрятный и вполне элегантный, чуть запущенный, как и положено состарившемуся лидеру пролетариата. Он обращен на детскую площадку и сквозь Даниловскую аллейку вглядывается в городскую усадьбу Д. А. Четверикова (XVIII век). Такой вот архитектурный ансамбль, живописный уголок старой Москвы, где дома, тихо переговариваясь друг с другом, застыли как отпечаток времени. 

Знаменитый маршрут по Ивановской горке струится мимо перечисленных домов и делает остановку у Даниловской аллейки с огромными тополями, один из которых зовется «Великаном». Если на горку смотреть сверху, из окна, можно видеть как зелень тополей «живой» рамой обрамляет старинные особняки. То, что казалось далеким, становится близким, страницы учебников истории и картины документальных фильмов оживают и встают в полный рост, как в огромной киностудии под открытым небом. Здесь, словно на параде, вышагивают давно ушедшие композиторы, поэты, революционеры и белогвардейцы. Даниловской аллейкой хорошо начинать путь к мастерской Исаака Левитана, в которой прошли последние годы жизни художника. По воспоминаниям современников, Левитан и сам очень любил прогуливаться на Ивановской горке в поисках покоя и вдохновения.

В начале весны в этот райский уголок пришла беда. Стало известно, что готовят к вырубке тополя. Погоревав, мы, участники локального сообщества «Ивановская горка», решили действовать не как рассерженные, а как профессиональные горожане. Собрали деньги, наняли дендрологов и провели независимую экспертизу. Благодаря этим усилиям аллейку удалось сохранить, и все, казалось бы, встало на свои места. 

Но не тут-то было. Из статьи «Независимой газеты» от 17 июля стало понятно, что аллейка — это только начало: бюро «Гинзбург и архитекторы» разработало проект редевелопмента нежилых зданий в Колпачном и Хохловском переулках для AB Development.

На встрече с инициативной группой и депутатом Басманного района Е. М. Ремизовой представитель собственника заявил о планах переоборудования под общепит объектов культурного наследия — усадьбы Г. П. Юргенсона (Колпачный, 9) и усадьбы Д. А. Четверикова — Ф. Л. Кнопа (Колпачный, 7) — и присоединения их к будущему кластеру, который планируется развивать на «Арт-Хохловке». Попутно будет ликвидирована детская площадка, примыкающая к Даниловской аллейке, снесены Школа-институт международного рабочего движения и дом-шале (Хохловский пер., 7–9, стр. 6), созданный по заказу П. И. Юргенсона архитектором Виктором Величкиным — автором гостиницы «Савой» и мастером московского модерна. Дом этот, облюбованный творческой богемой и стрит-артистами, является частью объекта культурного наследия и расположен на территории памятника архитектуры. Его снос запланирован в отсутствие государственной историко-культурной экспертизы. Ликвидация дома приведет к изменению существующего здесь на протяжении веков маршрута. В планах застройщика, AB Development, «реконструкция еще нескольких зданий в Колпачном переулке. Градостроительно-земельной комиссией Москвы ранее были одобрены проекты градостроительных планов земельных участков по адресам: Колпачный пер., вл. 5, стр. 1–6, и Колпачный пер., вл. 7, стр. 2, 3 (ЦАО), для реконструкции существующих объектов». Как утверждает девелопер, «пять этажей бизнес-центра, который, по его задумке, появится на месте Института рабочего движения, гармонично дополнят видовые характеристики объекта».

Иллюстрация: AB Development

На зарисовке, сделанной градозащитником архитектором Александром Можаевым, видно, как надстроенное здание искажает историческую панораму памятника XVII века — церкви Троицы в Хохлах, что недопустимо по закону.

Информация о грядущих на Ивановской горке переменах собрана по крупицам из разных источников, в совокупности оценить их сложно. Ясно что огромный, несомасштабный месту бизнес-центр деформирует историко-просветительский профиль территории, превратив «Арт-Хохловку» в довесок к ресторанам — этот креативный заповедник будет вылизан и «стандартизирован», а высокий культурный индекс места исчезнет. 

Ивановская горка сегодня бьет рекорды по популярности и привлекательности. То и дело здесь выстреливают своими революционными форматами новые заведения: это и бар-гараж «Сюр», и лужайка у помойки, где открылся бистро-бар Underdog, — откровения нынешнего лета. Люди толпами идут сюда, чтобы встретиться с неповторимым и невозможным для копирования сочетанием истории и эксперимента — тем, что мы всегда с удивлением и завистью наблюдаем «в европах» и чего никогда не было в Москве. Ценность этого опыта для нашего города — в формировании навыков кооперации между «тусовкой» и местными жителями, депутатами и градозащитниками, властями и бизнесом.

Фото: Ростислав Дзелскалей

Ивановской горке есть чем гордиться. Социальная и культурная энергии сделали район одним из самых интересных в Москве. Именно здесь сложилось мощное профессиональное сообщество, в которое входят краеведы, историки, журналисты, архитекторы, реставраторы и юристы. Сегодняшний профиль района — это огромная проделанная сообща работа.

После долгих волнений восстановлены покой и порядок в парке «Горка», который возник благодаря инициативе и усилиям местных жителей, на месте парковки. Недавно мы провели здесь очередной субботник и посадили розы. Местные сообщества решают вопросы, проваленные официальными органами охраны наследия, как в случае с вандальной реконструкцией ресторана «Охотка» или Центрального рынка, что на Маросейке. Успех, достойный учебника по современному урбанизму, — народная реставрация вывески «Булочная» 1920-х годов, организованная труд-коммуной «Вспомнить все». Возвращение в городской ландшафт Тупого переулка — еще один громкий кейс. Инициативу по сохранению оригинального проекта сквера Мандельштама и созданию экспозиции участка стены Белого города поддержал префект Басманного района Говердовский В. В., ГБУ «Автомобильные дороги» и архитектурное бюро А. Бродского. Проектом Дом Ярошенко и Хитровская площадь много лет занимается архитектор-реставратор Николай Аввакумов при поддержке единомышленников и любителей Хитровки. Именно благодаря им сейчас здесь парк, а не запланированный и одобренный к реализации бизнес-центр.

Каким же видит новый облик и функциональный профиль Ивановской горки AB Development? «Над проектом работает профессиональная команда», — сообщает сайт девелопера. Уважаемый в профессиональном сообществе хранитель подлинности в архитектурных памятниках Алексей Гинзбург — тот самый, кто спасал Дом Наркомфина, не однофамилец, а представитель династии, эксперт и лектор, рассказывающий с высоких трибун о важности сохранения любой мало-мальской детальки и элемента декора, когда речь идет об архитектурном наследии. По иронии судьбы, именно именем Гинзбурга будут прикрывать снос советского наследия 1930-х — здания Института международного рабочего движения — и незаконный снос упомянутого дома-шале архитектора Виктора Величкина.

Второй подрядчик, занимающийся благоустройством, — «Ландшафтное бюро Ильи Мочалова». Очень не хочется верить, что грамотные и гуманные специалисты окажутся убийцами столетней тополиной аллейки и ландшафта, который естественно сложился на Ивановской горке и с каждым днем развивается усилиями горожан. 

Как любой продвинутый представитель профессионального сообщества, я хорошо понимаю, что качественная социально ответственная архитектура может возникнуть только там, где интересы частного девелопера, архитектора и бизнесмена пересекаются с интересами общества и государства; там, где возникает общественный договор.

Очень важно, что решением вопросов городского проектирования занимаются профессиональные люди. Я имею в виду не только команду главного архитектора города. Похоже, что зачистка участков и навязывание собственных представлений о прекрасном перестали быть занятием архитектурных властей — сейчас самое время развивать социальные институты.

Существует ли комплексный проект ревитализации территории, с кем и как он обсуждается, почему к обсуждению не привлекается локальное сообщество? Сейчас больше вопросов, чем ответов. Налицо грубые нарушения законодательства при проведении государственной историко-культурной экспертизы: сносы на территории памятников, «регенерация исторической среды» в охранной зоне путем увеличения объема застройки в 2,5 раза и так далее. Соответствующий иск, оспаривающий согласование Мосгорнаследием акта государственной историко-культурной экспертизы и проектной документации строительства, уже рассматривается в суде, однако мы призываем общественность — и московские власти, и всех неравнодушных — обратить внимание на Ивановскую горку. Давайте вместе добавим в историю Ивановской горки, в эту живую, чудом сохранившуюся историю под открытым небом еще одну страницу успешной кооперации горожан. Иначе она рискует превратиться в очередное место, где можно вкусно поесть, хорошо выпить — и только.

При участии: Константина Гудкова, исследователя авангарда и создателя проекта 1931.center.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
Лето 1935 года стало вехой в истории Москвы. С утверждения Генерального плана реконструкции Москвы Советом народных комиссаров и ЦК ВКП(б) началась радикальная перестройка города и превращение его в коммунистическую столицу. О том, что это значило для Москвы и живем ли мы до сих пор в городе, созданном в сталинскую эпоху, «Сноб» поговорил с искусствоведом и историком архитектуры, автором исследования архитектуры сталинской эпохи «Культура два» Владимиром Паперным
Счастливые истории о «чудесном спасении» дорогих чьему-то сердцу зданий не должны успокаивать. Ежедневная история современной России — это история потерь и сознательного разрушения скромного и незаметного наследия прошлого
В Музее Москвы прошла дискуссия о городской архитектуре «Все уйдут, а я останусь». На одной площадке встретились архитекторы, девелоперы и чиновники, чтобы поговорить о столичном градостроительстве, сносе памятников и о том, не умирает ли профессия архитектора — ведь почти все уже может отрисовать и спроектировать искусственный интеллект. Дискуссию вела главный редактор проекта «Сноб» Ксения Чудинова. Публикуем самые интересные моменты обсуждения