Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Шахматы, шпионы и любовь: новый мюзикл в Театре МДМ

Театр МДМ готовится к громкой премьере: 17 октября зрителям представят постановку «Шахматы», созданную драматургом легендарного мюзикла «Иисус Христос — суперзвезда» Тимом Райсом и композиторами, участниками группы ABBA Бенни Андерссоном и Бьорном Ульвеусом, написавших для «Шахмат» 35 музыкальных хитов. «Сноб» побывал на открытой репетиции мюзикла и рассказывает, что ждать от премьеры
16 октября 2020 19:29
Фото: Юрий Богомаз

С одной стороны, «Шахматы» — это настоящая эпическая история о противостоянии двух сверхдержав во времена Холодной войны. Но с другой — эпохальные исторические события, к которым отсылает сюжет мюзикла, оказываются лишь декорациями, на фоне которых разворачивается истинная драматургия спектакля: столкновение любви и ревности, предательства и долга. Это классическое противопоставление исторического индивидуальному, подчеркивающее разницу в масштабах жизни одного человека и целого человечества, находит визуальное воплощение в сценическом оформлении мюзикла (художник-постановщик — Николай Симонов).

Декорации «Шахмат» — это монументальная трехуровневая конструкция, на вершине которой располагается оркестр, а у ее подножия — ничтожно маленькие фигуры артистов, исполняющих музыкальные номера. Вместе с тем этот сложно устроенный механизм выглядит отнюдь не устрашающе-громоздко, а, напротив, выстраивая строгую, устремленную вверх вертикаль художественного пространства сцены, привносит в него ощущение простора и воздуха.

По большому счету, именно воздух, напрямую связанный со звуком как таковым, и является основным художественным инструментом музыкального театра. Неслучайно поэтому музыканты в «Шахматах» покинули привычную оркестровую яму, чтобы, забравшись на шестиметровую высоту, буквально воспарить над сценой. Об этой особой роли воздуха и музыки в спектакле рассказывает режиссер постановки Евгений Писарев: «Легко сказать, главный герой — музыка. Но как это визуализировать? Для меня, помимо реальной истории, которая разыгрывается на сцене, есть еще и другая — история музыки, которую и олицетворяют артисты. Музыкальная составляющая, воздух, который заключает в себе эта великая музыка, — это и есть главная тема спектакля. Мне кажется, это спектакль о настоящей вселенской музыке, которая выше политики и, может быть, даже выше человеческих отношений. Это сложно, это странно, это необычно — но это такой мюзикл. Он вообще выпадает из числа каких-то классических, привычных нам постановок. «Шахматы» — это действительно особое явление в музыкальной культуре».

Фото: Юрий Богомаз

«Визуализированный музыкальный альбом» — так режиссер определяет жанр постановки, подчеркивая широкий диапазон музыкальных направлений, представленных в мюзикле: здесь наряду с роком, звучат симфонические композиции, а поп-номера сменяются хип-хоп куплетами. В этом синкретическом соединении стилей и проявляется музыкальная драматургия спектакля, о которой упоминает режиссер. Так, за ярким танцевальным диско-номером о ночной жизни Бангкока с парой десятков артистов в эклектичных костюмах следует лиричный дуэт главных героев (Анастасия Стоцкая и Александр Суханов), навсегда расстающихся в аэропорту. Благодаря подвижным декорациям сцена из просторного зала ожидания, где нет никого, кроме влюбленных, быстро превращается в кабинет КГБ, в котором дюжина агентов в темных костюмах — словно шахматные пешки — хором подпевают своему начальнику, солирующему королю шпионов (Александр Маракулин).

Парадоксальным образом, какими бы технически сложными ни были декорации спектакля, главными художественными приемами все равно остаются те элементарные частицы, из которых состоит любое театральное действие — ритмичное чередование цветов, звуков и жестов. Так и в «Шахматах» разъезжающие из стороны в сторону огромные экраны только маркируют цветовые переходы от одной сцены к другой: яркие огни восточной столицы, сиреневая дымка закатного пейзажа за высокими окнами аэропорта, тревожный красный свет, заливающий танцующих советских разведчиков, — все это только легко считываемые символы, задающие настроение сцены, тогда как ее смысловое наполнение создает не что иное, как игра артистов — то, как они двигаются и поют, как живут на сцене (художник по свету — Александр Сиваев).

Точно так же уравновешивается и разница в масштабах между колоссальными декорациями исторического контекста и отдельной личностью, потерявшейся в них: Холодная война, мировое противостояние и шпионские игры оказываются лишь преходящим политическим фарсом — незначительным и смешным по сравнению с человеческой драмой, разворачивающейся на сцене.

Автор: Егор Прокопьев

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Российские театры открывают новый сезон — шахматной рассадкой и зрителями в масках. В московском театре «Модерн» под руководством Юрия Грымова проблему социальной дистанции решили просто — посадили в пустые кресла игрушечных мишек. И стартовали с постановки «Нирвана» о Курте Кобейне. Плюш и гранж — чем не выход из карантина. Впрочем, от Грымова простых решений не ждешь. Мы поговорили с режиссером, вокруг имени которого мифов всегда было больше, чем правды, о лихих девяностых в рекламе и в жизни, о том, как из либерала он стал государственником и есть ли место политике на сцене
Сегодня ночью главный в мире стриминговый сервис запустил русскоязычную службу поддержки. Выйти на местный рынок Netflix помогла компания НМГ. «Сноб» разбирается, чего в этом решении больше: бизнеса или политики
Валторнист Григорий Волков создал студию камерной музыки Simple Music Ensemble. Раньше команда кочевала по разным площадкам, а осенью 2020 года у нее появилось собственное пространство на «Хлебозаводе». Григорий рассказал «Снобу», как он искал своего наставника, учился не бояться ошибок на сцене и нашел себя в музыке