Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

Шерпа рабочей группы G20 Women Сальма Аль-Рашид — о феминизме на Ближнем Востоке и роли женщин в борьбе с пандемией

В конце октября Саудовская Аравия принимала форум W20 — женской рабочей группы при «Большой двадцатке» — как водится в эпоху коронавируса, дистанционно. Представительницы неправительственных организаций, бизнеса, аналитических центров и исследовательских кругов стран — участниц G20 собрались вместе, чтобы обсудить проблему гендерного неравенства, обострившегося на фоне пандемии. «Сноб» поговорил с шерпой рабочей группы форума Сальмой Аль-Рашид о том, почему женщины оказались под ударом кризиса и как это можно исправить
5 ноября 2020 15:41
Фото: Пресс-служба Women 20 при председательстве Саудовской Аравии


Ɔ. С негативными последствиями локдауна столкнулись и мужчины, и женщины, но женщины оказались в более уязвимом положении. Почему? 

Многие сравнивали эту пандемию с мировой войной. Если использовать такую аналогию, то это первая в мире война, где на передовой сражаются не мужчины, а женщины. 70% сотрудников здравоохранения и сферы социального обеспечения — женщины. 740 миллионов женщин заняты в неформальном секторе экономики, который сильнее всего пострадал от ограничений. Еще одна проблема, на которую мы обратили внимание, — это доступ женщин к медицине. Ну и, наверное, самое тревожное — участившиеся случаи домашнего насилия. Мы с самого начала пандемии добивались того, чтобы социальных работников, которые помогают жертвам домашнего насилия, отнесли к категории важнейших профессий — тех, чья деятельность была разрешена, несмотря на ограничения.


Ɔ. Одним из заключений, к которым пришла рабочая группа, стала необходимость введения гендерных квот и в государственном, и в частном секторе. Вы не боитесь обвинений в позитивной дискриминации? 

Тема квот в принципе дискуссионная, мы очень долго обсуждали этот момент. Многие люди говорят, что квоты не нужны, потому что нужно брать людей на работу по их заслугам. Однако мы знаем, что на протяжении долгих лет мужчины занимали должности просто потому, что они мужчины, а не потому, что они все поголовно были этого достойны. Чтобы изменить это, нужно ввести квоты, хотя бы на какой-то период времени. Скорее всего, не навсегда. К сожалению, без них невозможно проконтролировать, в одинаковой ли степени мужчины и женщины представлены в той или иной структуре.  

Но равное представительство не гарантирует, что все будут по-настоящему вовлечены в процесс принятия решений. Поэтому фокус W20 — на инклюзивности. Это единственный способ обеспечить устойчивый экономический рост и гарантировать равенство возможностей. Так что тот факт, что мы хотим обеспечить представленность женщин в общественных институтах, — это не просто жест в их сторону. Инклюзивность выводит процесс принятия решений на качественно новый уровень, позволяя учитывать интересы максимально широкого круга лиц. В долгосрочной перспективе это приносит выгоду и в экономическом, и в политическом, и в социальном плане. Это подтверждают исследования: у компаний, где много женщин в управлении, дела идут лучше, в странах, где в правящих слоях больше женщин, меньше коррупции.


Ɔ. Формальное равенство возможностей можно обеспечить при помощи квот, но как быть с проблемой «стеклянного потолка»?

Эта проблема связана со стереотипами. Чем больше женщин будут занимать руководящие должности, тем слабее будут эти стереотипы. Помимо «стеклянного потолка» существует еще проблема «липкого пола»: обязанностей, которые социум возлагает на женщину вне зависимости от того, чем она занимается. Женщины выполняют в несколько раз больше неоплачиваемой работы по дому и уходу за членами семьи, чем мужчины. Неоплачиваемая работа по уходу мешает многим женщинам расти профессионально.

Фото: Пресс-служба Women 20 при председательстве Саудовской Аравии


Ɔ. В зависимости от культуры набор требований, которые общество выдвигает к женщине, может меняться. То, за что женщину осудят в одной стране, может быть воспринято абсолютно нормально в другой. Например, в арабских странах общество куда более строго к женщинам, не так ли?

Я бы не сказала. У нас, как и везде, у женщин есть социальные и культурные роли. И наши женщины тоже хотят совмещать эти роли — матери, жены, опекуна для своих близких, и при этом строить карьеру. Я сама мама-одиночка, у меня три ребенка, и проблема, с которой я сталкиваюсь, — это не осуждение, а необходимость доступа к высококачественной системе присмотра и ухода за детьми. Есть такая африканская пословица: «Чтобы вырастить ребенка, нужна деревня». Она означает, что все сообщество людей должно взаимодействовать с детьми, чтобы эти дети могли жить и расти в безопасной и здоровой среде. Мне очень важно понимать, что я могу доверить своего ребенка социальной системе, чтобы продолжать заниматься профессиональной деятельностью.


Ɔ. Тем не менее мусульманское мировоззрение все же влияет на гендерную повестку. Взять хотя бы запрет женщинам на вождение автомобиля, действовавший в Саудовской Аравии до 2018 года. Как феминизм уживается с традиционными ценностями?
 

Я думаю, когда мы говорим про феминизм, очень важно подбирать правильные слова. Некоторые высказывания лучше не воспринимать буквально. Когда ты выступаешь сторонником какой-то идеи, нужно сперва донести ее суть, нежели сразу навешивать ярлыки. Если отсутствие лейбла помогает вам добиться своей цели, почему бы им не пренебречь? Главное — это смысл, а название придет потом.  

На самом деле исламские ценности служат отличным фундаментом для поддержки женщин. Знаете, с кем Мухаммед, согласно Корану, первым поделился божественным откровением? Со своей женой Хадиджей. Хадиджа была предпринимательницей, более того, она была «боссом» Мухаммеда. И она была первой, кто его поддержал в выборе веры. Хадиджа — самая настоящая феминистка: она была старше пророка, она сама сделала ему предложение!


Ɔ. Что бы вы назвали главным достижением феминистического движения с начала XXI века?

В идейном плане я не стала бы выделять что-то одно: все настолько взаимосвязано, что без одной мысли или теории не возникла бы другая. А что касается реальных действий, то тут, мне кажется, главное достижение нас ждет впереди. Если не сейчас — когда? Посмотрите на лидеров стран «Большой двадцатки» — там всего одна женщина. Так что у нас еще полно работы. Но мы знаем, что многие страны движутся в правильном направлении. Например, недавно мы в праздновали назначение женщины на позицию CEO в конгломерат Citigroup, а в Саудовской Аравии — назначение второго посла-женщины и назначение женщины заместителем председателя Консультативного совета. Как видите, в политических и бизнес-элитах становится все больше женщин, и это не может не радовать, потому что вместе с их профессиональным ростом растем все мы. 

Беседовала Ксения Праведная

 

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект „Сноб” — Личное». Присоединяйтесь

 

 

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
С 30 августа по 1 сентября в Иркутске проходил второй Международный книжный фестиваль (ИМКФ), организованный при поддержке фонда «Вольное Дело», основанного Олегом Дерипаской. Одной из самых острых и дискуссионных книг фестиваля стал поэтический сборник феминистки Оксаны Васякиной «Ветер ярости»
«Сноб» поговорил с сыном арестованного экс-губернатора Сергея Фургала Кириллом о феномене народной любви, политической подоплеке ареста и его личном отношении к происходящему
На телеканале ТНТ идет шестой сезон проекта «ТАНЦЫ». Прямую трансляцию презентации нового сезона, которая шла девять часов, посмотрели более 2,5 миллиона человек. «Сноб» поговорил с ведущей одного из самых популярных шоу на российском телевидении, известной гимнасткой Ляйсан Утяшевой об успехе «ТАНЦЕВ», профессиональной стойкости и слабых сторонах сильных женщин