Все новости
Редакционный материал

«Экскурсии — это новые медиа». Разговор с основателем проекта «Москва глазами инженера»

Современный город — это область неизвестного в знакомом, казалось бы, пространстве, где за привычными зданиями скрываются произведения искусства. Надо только уметь их разглядеть. Научиться этому можно на городских экскурсиях, которые давно перестали быть просто форматом для туристов и превратились в современный и интересный вид досуга. О том, как начать говорить на языке архитектуры и заново открыть для себя город, рассказывает историк архитектуры, экскурсовод Айрат Багаутдинов
12 марта 2021 17:20
Фото: Пресс-служба

Есть странное предубеждение против экскурсий как против какого-то старомодного или даже скучного занятия. Как вам кажется, насколько экскурсия — современная форма коммуникации?

Я думаю, представление об экскурсии как о каком-то устаревшем формате связано с опытом столкновения с экскурсоводами предшествующего поколения. Оно действительно очень распространено, и это большая проблема. Я называю это постсоветской экскурсионной травмой. Думаю, она связана с несовпадением форматов, разрывом между старыми методами и новой аудиторией. Но на самом деле экскурсия, конечно, может быть современной. У нашего образовательного проекта, посвященного городской архитектуре, «Москва глазами инженера» — молодая аудитория и такая же команда. Сам тон разговора на наших экскурсиях неформальный, мы все просто общаемся, рассказываем друг другу новое. У нас классное комьюнити из искусствоведов, историков, инженеров, мы ходим на разные встречи, обмениваемся книгами, придумываем разные форматы экскурсий. 

А какие у экскурсий бывают форматы? 

Мы пытаемся найти междисциплинарные формы для интересного разговора об истории градостроительства. Например, совмещаем экскурсии с иммерсивным театром: у нас было два аудиоспектакля-променада на исторические темы — про строительство московского метро и Киевского вокзала. Еще мы экспериментируем с разными видами транспорта: у нас есть экскурсии на электросамокатах, велосипедах, трамваях, автобусах, МЦК, МЦД. Мы стараемся дать людям возможность интересно провести время в интересном месте: например, у нас есть экскурсия в бассейне «Чайка», в которую входит плавание, или экскурсия, включающая в себя дегустацию вина. Еще мы проводим VR-прогулки, на которых можно в виртуальной реальности увидеть разные нереализованные проекты: мы приходим на Красную площадь, надеваем VR-очки и видим здание Наркомтяжпрома в натуральную величину, которое планировали воздвигнуть на месте ГУМа. Кроме того, у нас есть мастер-классы для детей, на которых мы вместе изучаем работы разных инженеров и строим их из больших деревянных конструкций: это и трехметровая Шуховская башня, и катапульты, и баллисты, и разные мосты, по которым даже можно ходить.

Еще есть множество различных приемов взаимодействия с аудиторией, которые по-разному работают с вниманием и расширяют впечатления от экскурсии. Это может быть тактильный опыт, когда мы, например, трогаем старинные камни, встречающиеся на нашем маршруте, или кинестетический — если мы прислушиваемся, как отзывается под нашими ногами мраморный пол или паркет, или когда обращаем внимание на специфические запахи. В общем, на экскурсии можно задействовать все органы чувств, и все это по-своему влияет на впечатление.

Получается, в экскурсии соединяются развлечение и просвещение?

Для меня никогда не стоит задача развлечь людей. Но при этом под просвещением я понимаю не просто передачу информации — ее сегодня может получить каждый, у кого есть доступ в интернет, а скорее предложение задуматься о вещах, о которых ты никогда не думал, увидеть в привычном новое, читать этот самый язык архитектуры. Мне очень нравится, что в английском языке guide значит не только «экскурсовод», но и путеводитель, навигатор в море информации, который помогает тебе в нем ориентироваться. По-моему, в этом и заключается главная задача экскурсовода сегодня.

То есть экскурсовод обладает не только просветительской, но и социальной функцией?

Да, вы знаете, профессия экскурсовода вообще намного сложнее и глубже, чем может показаться на первый взгляд. Это касается не только экспертности, но и того, что экскурсовод — это медиатор, который связывает разные сообщества и налаживает внутригородской диалог между ними. 

Но такое представление было не всегда: отношение к экскурсиям сильно изменилось за последние десять лет. Сначала считалось, что экскурсии — это только для туристов. Но с приходом Капкова на пост министра культуры Москвы произошел всплеск интереса к экскурсии — как у публики, так и у самих гидов, которые захотели транслировать новые смыслы. И тогда оказалось, что экскурсия — это интересный формат городского досуга, а также пиара, брендинга, донесения своих идей. Постепенно стали появляться междисциплинарные формы городских экскурсий, в том числе «Москва глазами инженера», и в середине десятых годов стало понятно, что экскурсии могут быть не только про историю, архитектуру или краеведение, а вообще про что угодно. И сегодня экскурсия — это прежде всего способ высказывания.

В свою очередь, социальная роль гида может проявляться в самых разных сферах: это и градозащитные задачи, и экологические вопросы, и проблемы различных групп меньшинств — маломобильных граждан, представителей ЛГБТ, бездомных. Экскурсии — это новые медиа в том смысле, что это один из способов вести разговор с людьми и привлекать их внимание к важным проблемам в обществе.

А как экскурсовод стал таким медиатором? Из чего складываются его авторитет и экспертность? 

Я считаю, экспертность экскурсовода рождается из его искреннего увлечения: ты настолько горишь своей темой, что для тебя естественно подавать ее ярко и интересно. Но помимо этого экскурсовод должен прививать своей аудитории навыки критического мышления и развивать у нее аналитические способности, а для этого, конечно, он сам должен быть развитым, вдумчивым человеком. 

В нашей Школе гида, созданной для тех, кто хочет научиться водить экскурсии самых разных форматов — от обзорных до авторских, — мы как раз учим людей не доверять тому, что написано в книгах, а всегда перепроверять информацию по нескольким источникам. Понятно, что наш ученик, проектируя свою первую экскурсию, все равно возьмет какую-то известную литературу и на ее основе спланирует свой рассказ. Но для меня очень важно заложить в голову учеников мысль, что к любому источнику надо относиться осторожно, подвергая его сомнению, — тогда, может быть, они сами пойдут в архив, обратятся к первоисточникам или просто выберут более проверенную научную книгу. А уже из этой мысли и рождается само представление о том, что такое быть экспертом в своей области и как оградить себя от любительского подхода.

Получается, идеальный экскурсовод для вас — это ученый?

Да, конечно, во-первых, он должен быть настоящим увлеченным ученым, который следит за всеми последними открытиями в своей сфере, общается со специалистами, ходит на конференции, читает самые новые книги, чтобы понимать, что вообще происходит в области его интересов. Главное — научиться знать больше, чем справочники и интернет, и не просто пересказывать людям то, что прочел, а транслировать свое уникальное мнение. Во-вторых, в наше перенасыщенное информацией время человека очень сложно заинтересовать, поэтому подача материала должна быть не только структурированной и ясной, но и яркой, захватывающей, с использованием приемов ораторского искусства и актерского мастерства. И в-третьих, нужно уметь вовлекать людей в разговор. Я, например, стараюсь проводить свои экскурсии в формате дискуссии, паблик-тока, где все высказывают свое мнение и мы вместе развиваем мысль: один начал, другой подхватил, третий что-то добавил. И тогда люди не только лучше понимают материал, но и учатся рассуждать на новые для себя темы. 

Моя главная задача — сделать так, чтобы люди изменили свой взгляд на город и увидели, что дома, мимо которых они проходят каждый день по дороге на работу, — это не просто какие-то коробки, а произведения искусства, они говорят с нами, но их язык надо научиться понимать. В противном случае гулять по городу — все равно что ходить по картинной галерее с шорами на глазах. Вот эти шоры мы и помогаем убрать.

Как можно научиться понимать архитектуру и увидеть эти произведения искусства?

И тут все очень просто: с одной стороны, есть методы анализа архитектуры, которыми надо овладеть. А с другой — насмотренность, которую надо нарабатывать. Это ваш каталог разных архитектурных деталей, из которого вы достаете необходимые и сравниваете с тем, что у вас перед глазами: сопоставляете то, что видите, с тем, что знаете. 

В «Москве глазами инженера» мы как раз учим этим приемам архитектурного анализа, чтобы человек видел структуру и знал, на что смотреть сначала, на что потом и как из этого делать выводы. А дальше уже нужно нарабатывать насмотренность — и вживую на экскурсиях, и читая книги, и рассматривая фотографии. Для меня самое интересное — наблюдать за тем, как люди, заинтересовавшись архитектурой, выстраивают собственную траекторию погружения в эту сферу и постепенно продвигаются по ней, превращаясь из нашего обычного клиента, впервые заинтересовавшегося архитектурой, в члена нашей команды, который сам может провести экскурсию.

Беседовал Егор Прокопьев

Больше текстов о культуре, политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Певица Манижа выиграла национальный отбор на конкурс «Евровидение» — ее феминистская песня Russian Woman (в ней есть такие слова: «Тебе уж за 30, алло, где же дети? Ты в целом красива, но вот похудеть бы»)победила в народном голосовании «Первого канала». Выбор «народа» понравился не всем — в социальных сетях появились вопросы вроде: «Как исполнительница таджикского происхождения может представлять Россию?», а один из депутатов Госдумы заявил, что песня победительницы — «унижение нации». Автор рубрики «Рисунок недели» Дмитрий Северов решил изобразить борьбу «русского духа с “женским вопросом”»
Лиза Питеркина
Вопрос: «Я мучаюсь. С одной стороны, мой мужчина меня любит, терпит, старается все для меня делать, руки не из попы…
Ольга Нечаева
Навыки филигранной коммуникации — это прям страсть моя. В этом плане в Британии я нашла себе дом и источник вечного…