Скандал, терпение и труд

Журнальный материал

69-й Каннский фестиваль вошел в историю причудливой программой и возмутительным для многих призовым раскладом. Причиной скандала стали вовсе не сюрреализм, каннибализм или секс-эскапады, украшавшие многие фильмы: современный мир возбуждают только политические выпады. Один из них – фильм Кена Лоуча «Я, Дэниэл Блейк» – удостоился «Золотой пальмовой ветви»

11 Июнь 2016 12:49

Забрать себе

Pascal Le Segretain/Getty Images

Бедность – не порок  В концептуальности бессменному арт-директору Каннского фестиваля Тьерри Фремо точно не откажешь. В 2016-м она проявилась не только в подборе фильмов, всегда вступающих в перекличку друг с другом. Жюри возглавлял Джордж Миллер, создатель легендарной анархической антиутопии «Безумный Макс», превратившей австралийского пацана по имени Мел Гибсон в суперзвезду. Последним же (внеконкурсным) фильмом официальной программы стал неторопливый экшен «Кровный отец», про живущего в трейлере бородача-татуировщика, отбивающего свою блудную дочурку от головорезов из наркокартеля, – с Гибсоном в заглавной роли. Все ради того, чтобы вердикт фестиваля Джордж и Мел огласили в обнимку. Возник непредсказуемо комический эффект: Гибсон – консерватор, католик, гомофоб и антисемит – выразил надежду, что каннское золото так же поможет его новому обладателю, как «Безумный Макс» когда-то помог ему.

Материал доступен только участникам проекта «Сноб»

Оформить подписку

или

Войти
Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться