Сергей Николаевич:
Балетный лофт

+T -

Вся нынешняя зима пролетела под знаком балета. Кажется, я только и делал, что договаривался о съемках, списывался с агентами звезд, созванивался с артистами. Балет закабаляет

Поделиться:
Фото: Евгений Дюхакин
Фото: Евгений Дюхакин
Анжелен Прельжокаж, Сергей Николаевич, Анастасия Шевцова и Валери Мюллер в Шоколадном лофте проекта «Сноб»

Прав был Осип Мандельштам, утверждавший в поэтическом запале, что «всякий балет до известной степени – крепостной». Ты еще думаешь, что отвертишься, а уже идешь в балетный класс на репетиции спектакля, про который и не собирался писать. Ну вот завтра все отменю и останусь дома, думаешь ты, а сам полдня проводишь на фотосъемках. Потому что невозможно не прийти, если знаешь, что будут снимать Диану Вишневу или Ивана Васильева, Ольгу Смирнову или Владимира Варнаву. Почти на целый месяц Шоколадный лофт «Сноба» на «Красном Октябре» превратился в фотостудию Владимира Фридкеса и одновременно в репетиционный зал для самых ярких звезд российского балета. И не только российских. В один из воскресных дней к нам пожаловал легендарный французский хореограф Анжелен Прельжокаж, который снимал в Москве полнометражный художественный фильм «Полина» про юную русскую балерину. Мы даже успели устроить небольшую фотосессию с ним, исполнительницей  главной роли Настей Шевцовой и его женой, режиссером Валери Мюллер. «Сноб» стал первым изданием, получившим право рассказать об этом проекте. Но это еще не все! Поскольку мы давно обсуждали с Николаем Цискаридзе идею репортажа о сегодняшней жизни петербургской Академии русского балета им. А. Я. Вагановой, я подумал, что лучшего повода у нас не предвидится. И вот уже мы с Колей несемся по длинным коридорам академии, а у нас на пути то и дело возникают невесомые силуэты в голубых юбочках. Они делают балетный книксен, лепечут: «Здравствуйте, Николай Максимович», – и растворяются в синих петербургских сумерках. Цискаридзе знает их всех по имени, строго интересуется оценками, в курсе их успехов и травм. Вообще, ни в одной своей роли на сцене Большого он не произвел на меня такого впечатления, как в роли ректора. Он живет этими детьми, он поглощен восстановлением исторического здания, он собственноручно развешивает старинные портреты в фойе и выбирает узоры для ковров в коридорах. Он тут и завхоз, и педагог, и надзиратель, и хранитель музейных легенд. Наверное, только так можно заниматься балетом. Более того, только так стоит жить! Самозабвенно, страстно, сверх всяких человеческих сил и сверх всякой житейской логики.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Как мы перезимовали в Италии?

Как мы перезимовали в Италии?

Всего просмотров: 12275
Все новости